A
A
1
2
3
...
15
16
17
...
54

Но больше всего Олег поразил стрельцов, когда выступил как горячий сторонник многоженства. Он разработал целую теорию, согласно которой Украина может стать великой державой только в том случае, если будет иметь население более 100 млн. человек. Чтобы достичь этого рубежа, надо запретить аборты, разрешить многоженство. Кашперский даже сумел провести научно-практическую конференцию по этому вопросу, на которой был избран председателем Лиги сексуальных реформ СНГ.

* * *

Проблема поддержания дисциплины в лагере напрочь отсутствовала. Здесь царило абсолютное повиновение командиру. Приказы инструкторов обязаны были выполняться любой ценой. И никаких «но» не допускалось в принципе. Порой это приводило к серьезным казусам.

Однажды, находясь в городе, инструктору Беде понадобилось немного бензина. Он попросил двух стрельцов сходить к его машине и слить в банку буквально несколько капель горючего. После долгого отсутствия стрельцы наконец-то появились с заполненной до краев банкой.

– Зачем так много? – удивился Беда.

– Да уж сколько вылилось, – с загадочной усмешкой ответили хлопцы.

Как потом оказалось, унсовцы, не сумев найти машины инструктора, пропороли ножом бак первой попавшейся «Волги» и наполнили банку. Покалеченная машина принадлежала начальнику местного санатория, который устроил грандиозный скандал. Впрочем, проштрафившиеся стрельцы не были наказаны – ведь они выполняли приказ. Любой ценой!

Несмотря на строжайший запрет Списа совершать набеги на огороды местных жителей, последние предпочли в это лето перенести свои плантации в другое место. Утверждали, что голодные унсовцы пожрали всех собак в округе.

Своеобразно складывались отношения и с местными властями. После появления в западногерманском «Шпигеле» сенсационного репортажа Мартины Хельмерих об унсовском тренировочном лагере, обильно снабженном леденящими душу европейского обывателя подробностями, туда зачастила милиция и городское начальство. Однако они не обнаружили у стрельцов никакого оружия, кроме лопат для отрывки окопов, деревянных макетов мин и школьных плакатов автомата в разрезе.

Немного поразмышляв над ситуацией, местные власти пришли к соломонову решению: не мешать УНСО проводить свои сборы, поскольку денег у бюджета они не просят, зато хоть на несколько недель избавляют город от всякой шантрапы. С тех пор унсовцев беспокоили только пожарники, проверявшие соблюдение правил противопожарной безопасности, да сердобольные старушки из благотворительных организаций, несколько раз привозившие гуманитарку.

* * *

Кормили в лагере только раз в сутки. Мяса вообще не давали, хлеба – не всегда. В основном готовили кашу и вермишель. Приготовлением пищей занимались стрельцы, которые получили травмы в ходе занятий. Чтобы хоть как-то поддержать жизненные силы, хлопцы собирали грибы, ягоды, копали съедобные корешки, варили хвою. Если удавалось найти полянку со щавелем, то за ней тщательно приглядывали. Райским деликатесом считались жаренные лягушки с гарниром из болотной ряски.

Таким образом унсовцы проходили школу выживания. На занятиях они изучали природный мир Украины, учились отличать съедобные растения от несъедобных. И тут же на практике применяли свои знания.

Огромные физические нагрузки в сочетании с плохим питанием были не по силам людям слабым, а тем более случайным. Поэтому в лагере никого не держали силой. В любой момент стрелец мог собрать свои вещи и уехать домой. И то, что люди добровольно делали свой выбор, положительно сказывалось на моральном климате. Смех, песни, задушевные разговоры у костра – все это было основным фоном, на котором проходили изматывающие тренировки.

Но при этом в ходе лагерных сборов широко практиковались физические наказания в виде ударов увесистой палкой – «буками». Такую палку всегда держали в руках инструктора и при недостаточной старательности стрельцов «буки» щедро прохаживались по их спинам. Обид при этом не было. Наоборот, мужественно перенеся боль, стрелец говорил:

– Спасибо, пан инструктор, за науку.

И в этом не было ни грана лицемерия. Не случайно, прощаясь после окончания сборов, стрельцы распилили «буки» на кусочки, как самый ценный сувенир на добрую память о лагере.

Много позже, в перерывах между жестокими боями в Абхазии и Чечне, стрельцы будут вспоминать эти сборы с благодарностью, смехом, но никогда с обидой.

КАВКАЗСКИЕ ПЛЕМЯННИКИ

ГЛАВА 1

– У второй стойки начинается регистрация пассажиров на рейс номер 7224 Киев – Тбилиси.

Группа молодых парней, компактно расположившаяся в дальнем углу зала ожидания Бориспольского аэропорта, тут же поднялась. Забросив за плечи свои спортивные сумки, они решительно направились в сторону объявленной стойки, где уже началось настоящее вавилонское столпотворение.

Экспансивные грузины продирались вперед, буквально шагая по головам своих земляков. Их отчаянная жестикуляция и фантастических размеров баулы рождали живые картины эвакуации времен войны.

Подошедшие парни явно не походили на лиц кавказской национальности ни внешностью, ни манерой поведения. На ходу они быстро перестроились в какое-то подобие клина и, словно немецкие рыцари во время Ледового побоища, протаранили груду тел и чемоданов. Действовали молодые люди настолько слаженно и умело, что было сразу понятно – они имеют большой опыт участия в массовых мероприятиях с применением силы.

Истошные вопли возмущения, уже не вмещаясь в стенах просторного зала, рвались наружу сквозь раскрытые рамы. Привыкшие к подобному проявлению восточного темперамента милиционеры со снисходительной улыбкой наблюдали со стороны. Что же до наглых парней, то им, похоже, все это доставляло огромное наслаждение. Они были в своей стихии.

Еще минут десять после регистрации хлопцы весело обсуждали забавное происшествие. Постепенно легкое возбуждение улеглось.

– Пан сотник, а нардепы придут нас провожать? – спросил высокий парень стоявшего немного в стороне мужчину. Он был средних лет, невысокий, сухощавого сложения, с черными усами.

Тот, кого назвали сотником, остро взглянул из – под нахмуренных бровей. Его жесткий, но отнюдь не злобный взгляд вызывал чувство уважения и желание выполнять его приказы. Мужчина неторопясь подошел ближе и спокойным, но твердым голосом сказал:

– Никаго здесь не будет. Нет тут и сотника. Пора запомнить, что вы – рабочие бригады по ремонту чаеуборочных комбайнов, а я – ваш бригадир. И точка!

– Так точно, пан сотник!

БОБРОВИЧ ВАЛЕРИЙ ОЛЕГОВИЧ (псевдо «Устим»)

Родился 23 декабря 1951 года в г. Киеве. Закончил училище Министерства Морского флота им. лейтенанта Шмидта в г. Херсоне. В 1978 г. закончил Одесское высшее инженерное морское училище (заочно). По окончанию училища присвоено воинское звание «лейтенант «. Направлен в Военно – Морской Флот. С 1970 по 1971 г. принимал участие в боевых действиях во Вьетнаме в качестве инструктора зенитной батареи. Контужен. Награжден медалью «За боевые заслуги». Из ВМФ уволен за пропаганду националистических идей… С 1971 по 1984 г г. работал электромехаником на пароходах Черноморского торгового флота. Уволен за тоже. До 1991 г. работал прорабом пуско-наладочного участка. Стоял у истоков основания УНСО. В составе отряда УНСО воевал в Приднестровье и Абхазии. Имеет одно тяжелое и два легких ранения. Награжден орденом Грузинской республики «Вахтанга Горгасала» 3-й степени. Почетный гражданин Грузии.

Сотник зорким взглядом давно уже заметил, что из подъехавшей черной «Волги «вышли Анатолий Лупинос и знакомый ему народный депутат Украины, возглавляющий одну из комиссий Верховного Совета. Все трое проследовали на второй этаж и теперь, стараясь не привлекать внимания, из – за спин пассажиров внимательно наблюдали за действиями «бригады ремонтников». Эта предосторожность Устиму была вполне понятной. После того, как их отряд вернулся из ПМР, члены УНСО постоянно ощущали на себе пристальное внимание украинских спецслужб. Сразу после начала вооруженного конфликта в Абхазии, УНСО оказалось под настоящим «колпаком «сотрудников Киевского областного управления СБУ. Ведь дикторы «Новостей «Российского телевидения уже неоднократно сообщали о том, что полк украинских националистов принимает активное участие в боях против российских войск, дислоцированных в Абхазии. Несколько раз оперы переворачивали вверх дном штаб организации в Музейном переулке, ища оружие и боеприпасы. Чтобы не дразнить эсбэушников, пришлось даже снять со стен учебные плакаты по разборке АКМ.

16
{"b":"5813","o":1}