ЛитМир - Электронная Библиотека
ЛитМир: бестселлеры месяца
Незримые нити
Сон страсти
Аколит
Лето с Гомером
Щель
Зелёный кот и чудеса под Новый год
Полевая практика, или Кикимора на природе
Три метра над небом. Я тебя хочу
Тринадцатый странник

Если Танатос или Оруженосцы убьют Зарека, он станет бесплотной Тенью, обреченной вечно скитаться по земле. Мучаясь от постоянного голода. Испытывая страдания и боль.

Эш вздрогнул от воспоминаний.

Не в силах выносить мысли об этом, он направился к двери.

— Куда ты собрался? — спросила Артемида.

— Найти Фемиду и остановить то, что ты начала.

Богиня внезапно появилась прямо перед ним, загораживая дверь.

— Ты никуда не пойдешь.

— Тогда отзови своего пса.

— Нет.

— Отлично. — Эш взглянул на свою руку, которую от плеча до запястья покрывала татуировка в виде драконицы. — Сими, — скомандовал он. — Прими человеческую форму.

Дракон взлетел с его руки и принял облик молодой демоницы, ростом не больше метра. Она легко приземлилась справа от него.

В этом воплощении ее крылья были темно-синими с прожилками черного, хотя обычно она предпочитала бордовый. Более темный цвет крыльев в сочетании с цветом глаз рассказал ему, насколько несчастна была Сими, пребывая на Олимпе.

Белые глаза демоницы обрамляло алое кольцо, а длинные желтоватые волосы парили в воздухе вокруг ее лица. У нее были маленькие рожки, скорее красивые, нежели страшные, и длинные заостренные ушки. Струящееся красное платье облегало гибкое, мускулистое тело, которое могло принять любой размер до двух с половиной метров в человеческом облике или до двадцати-четырех метров в облике дракона.

— Нет! — вскрикнула Артемида, пытаясь с помощью своих сил сдержать демона Шаронте, однако это не остановило Сими, призвать или контролировать которую могли лишь Ашерон и его мать.

— Чего ты хочешь, акри? — спросила Сими.

— Убей Танатоса.

Сими сверкнула клыками, с довольным видом потирая руки, и бросила злобную ухмылку в сторону Артемиды.

— Здорово! У меня все-таки получится разозлить рыжую богиню!

Артемида в отчаянии взглянула на Ашерона.

— Отправь это обратно на свою руку.

— Забудь об этом, Артемида. Ты не единственная, кто может командовать своим собственным убийцей. Лично я считаю, что было бы интересно поглядеть, сколько протянет твой Танатос против моей Сими.

Артемида побледнела.

— Недолго, акри, — ответила Сими, используя атланский термин для выражения «господин и повелитель». Ее тихий, но, в то же время, сильный голос звучал удивительно певуче. — Танатос — барбекю. — Она улыбнулась Артемиде. — А я люблю барбекю. Просто скажи, как его приготовить, акри: по обычному рецепту или позажаристее. Лично я за второй вариант. Они громче хрустят, когда хорошо прожарены. Главное, не забыть панировочные сухари.

Артемида громко сглотнула.

— Ты не можешь отправить это существо за Танатосом. Оно совершенно неуправляемо, если тебя нет рядом.

— Она делает только то, что я ей говорю.

— С тобой или без тебя, оно — угроза для окружающих. Упаси нас Зевс, если это создание когда-нибудь окажется в мире людей само по себе.

Эш фыркнул.

— Она представляет меньшую опасность, чем ты, и постоянно ходит одна.

— Не могу поверить, что ты так беспечно отпускаешь его. О чем ты только думаешь?

Пока они спорили, Сими летала по комнате, составляя список в маленьком блокноте в кожаной обложке:

— Так, посмотрим, мне нужен мой острый соус-барбекю. Определенно, несколько прихваток, потому что он будет горячим от пламени. А еще пару яблонь, чтобы наделать щепок. Тогда мясо будет пахнуть яблоками. Получится аппетитнее, а то этот даймонский привкус мне совсем не нравится. Фу!

— Что оно делает? — спросила Артемида, поняв, что Сими разговаривает сама с собой.

— Составляет список того, что понадобится ей для убийства Танатоса.

— Такое чувство, что оно собирается его съесть.

— Возможно.

Глаза Артемиды сузились.

— Это существо не может его съесть. Я запрещаю.

Эш издал злобный смешок.

— Она может сделать все, что ей захочется. Я учил ее не тратить ничего впустую.

Сими остановилась и оторвалась от своих записей, чтобы фыркнуть на Артемиду:

— Сими очень полезна для окружающей среды. Ест все, кроме копыт. Их я не люблю, от них зубы болят. — Она взглянула на Эша. — У Танатоса же нет копыт, правда?

— Нет, Сими.

Сими довольно взвизгнула:

— О-о, сегодня будет хороший обед! Барбекю из Даймона. Я уже могу идти, акри? Можно? Можно? Ну, пожалуйста! — Сими пританцовывала вокруг него, словно маленький довольный ребенок на вечеринке по случаю дня рождения.

Эш пристально взглянул на Артемиду.

— Все зависит только от тебя, Арти. Одно твое слово, и он либо продолжит жить, либо умрет.

— Нет, акри! — захныкала потрясенная Сими после короткой паузы. В ее голосе звучала боль. — Не спрашивай ее об этом. Она никогда не разрешает мне веселиться. Она противная богиня!

Эш знал, насколько Артемида ненавидела, когда он выигрывал спор. Ее глаза засверкали от едва сдерживаемой ярости.

— Что ты от меня хочешь?

— Ты говоришь, что Зарек не должен остаться в живых, что он опасен для окружающих. Все, чего я прошу, это позволить Фемиде решить это. Если ее судья признает его опасным, я сам пошлю Сими, чтобы она убила его.

Сими обнажила клыки, когда они с Артемидой обменялись ядовитыми усмешками.

Наконец, Артемида вновь взглянула на него.

— Хорошо, но я не доверяю твоему демону. Я отзову Танатоса, но как только Зарек будет признан виновным, я пошлю своего убийцу прикончить его.

— Сими, — сказал Эш своей атлантской спутнице. — Вернись ко мне.

На ее лице застыло отвращение от одной только мысли об этом.

— Вернись ко мне, Сими, — передразнила она, меняя форму. — Не надо поджаривать богиню. Не надо поджаривать Танатоса. — Сими фыркнула, словно лошадь. — Я не йо-йо, акри. Я — Сими. Ненавижу, когда ты сначала разрешаешь мне кого-нибудь убить, я радуюсь, а потом ты говоришь «нет». Мне это не нравится. Это скучно. Ты больше не даешь мне веселиться.

— Сими, — с нажимом произнес он.

Демоница надулась, подлетела к нему слева и вернулась на его тело, снова становясь стилизованной татуировкой в виде птицы на бицепсе.

Эш потер небольшой ожог, который всегда появлялся, если Сими покидала его кожу или возвращалась на нее.

Артемида со злостью уставилась на новую форму демоницы. Затем она обошла вокруг него и прижалась к спине, скользнув рукой по рисунку.

— Однажды я найду способ избавить тебя от чудовища, устроившегося на твоей руке.

— Конечно, — сказал Ашерон, заставляя себя выдержать прикосновение Артемиды, когда ее дыхание коснулось кожи. Она прекрасно знала, что он никогда не мог этого выносить.

Ашерон бросил на богиню взгляд через плечо.

— А я однажды найду способ избавиться от чудовища, устроившегося на моей спине.

Астрид сидела в одиночестве посреди атриума, погрузившись в свою любимую книгу — «Маленького принца» Антуана де Сент-Экзюпери. Сколько бы раз она ее не перечитывала, всегда находилось что-то новое.

А сегодня ей просто необходимо было найти нечто хорошее. Что-то, способное напомнить о том, что в мире еще осталась красота. Невинность. Радость. Счастье.

Больше всего, девушка хотела найти надежду.

Легкий бриз с реки доносил до нее аромат лилий. Он словно огибал мраморные дорические колонны, достигая плетеного кресла, в котором сидела Астрид. Три ее сестры недолго побыли с ней, но она попросила их уйти.

Даже они не могли успокоить ее.

Уставшая и лишенная иллюзий, Астрид искала утешения в своей книге. Она видела в ней доброту, которой не было в людях, окружающих ее.

Неужели не осталось больше порядочности? Сострадания? Неужели людям, наконец, удалось уничтожить их?

Ее сестры, как бы она их ни любила, были так же безжалостны, как и все остальные. Они были абсолютно равнодушны к мольбам и страданиям тех, кто не был им близок. Ничто их больше не трогало.

Астрид не могла припомнить, когда в последний раз плакала. Последний раз, когда смеялась.

Она была опустошена.

Эта пустота стала проклятием таких, как Астрид. Ее сестра Атти давным-давно предупреждала, что, если она станет судьей, этот день придет.

2
{"b":"581670","o":1}
ЛитМир: бестселлеры месяца
Ренегат
Кровавая Роза
Сердце дракона
В паутине снов
Баудолино
Как убежать от любви
Мама для наследника
Последний альбом
Творожные облака. Нежные пироги и сырники, чудесные начинки, волшебные блюда с творогом и не только