ЛитМир - Электронная Библиотека

ГЛАВА 13

Торговля в новом отделе пошла туго. Весь май его ежедневная прибыль плавала чуть выше уровня рентабельности. «Ничего, точка новая, нужно два-три месяца, чтобы раскрутиться, надо потерпеть», – успокаивал я себя. Через два отдела от нас на площади в сорок метров располагалась еще одна точка бытовой химии. Я напрасно опасался, что она принадлежит одной из крупных фирм – хозяином отдела был мелкий торговец. «Этого мы должны задавить, через пару месяцев сам сбежит», – подбадривал себя я. Мне казалось, что самый трудный этап наших мытарств в бизнесе кончился и что дальше будет проще – открывай отделы в торговых центрах и отдельные магазины и все, дело сделано. На волне таких мыслей я предложил отцу открыть еще один отдел.

– Можно открыть, надо только поискать хорошее место, не открывать где попало, – ответил он. – И чтоб не такая дорогая аренда была, как у этого.

– Да она и у этого не такая уж дорогая. Везде средняя цена полторы тысячи за метр, а тут тысяча всего, – возразил я, задумался, вздохнул. – Хотя, и это дорого, еле тянем пока. Ладно, поищем еще торговые площади.

– Только нормально надо искать, а то сейчас начнешь…, я тебя знаю! – сказал отец.

– Чего начну!? – уставился я на него.

– Начнешь хватать все подряд, без разбору, первый попавшийся отдел!

– Я чего-то не пойму! – удивленно посмотрел я на отца. – А кто тебе мешает искать нормальный и не первый попавшийся отдел!? Ищи тоже!

Отец замер, переменился в лице, уставился на меня жестким изучающим взглядом.

– И буду тоже искать! – повысил он тон.

– И ищи! – добавил я, не собираясь отступать.

– И найду! – еще повысил голос отец.

– Ну, и ищи! – рассмеялся я, поняв, что крыть отцу нечем, кроме беспомощного упрямства. – Найдешь, хорошо! Я тебе только спасибо скажу! Нам же лучше.

Отец обдал меня долгим недобрым взглядом, отвернулся, тихо произнес что-то матерное и закурил.

В конце мая мы заехали в «Родной край». Мною двигало желание своими глазами убедиться в том, что «Люксхим» отгрузил свой товар напрямую. Я убедился. Ходил один, отец, закурив, остался в машине. Я же нашел на витринах торгового зала весь ассортимент «Люксхима» и с повторно всколыхнувшимся ощущением предательства вышел на улицу.

Я нажал на звонок. За дверью раздалось топанье и сопение, замок провернулся, и дверь рывком распахнулась.

– Рамзес!!! – заорал Вовка на весь подъезд. – Заходи!!!

Поймав мою руку в рукопожатии, Вовка втащил меня внутрь и захлопнул дверь.

– Давай, разувайся, блять!! Посмотришь мою холостяцкую берлогу! – рявкнул он, уходя вглубь жилища. Вглубь – сильно сказано. Квартира была крохотной: кухня – четыре квадратных метра, комната – пятнадцать, тесная совмещенная уборная размером с кухню и мизерная прихожая. Всего не более тридцати метров.

– Вот моя комната! – Вовка вошел в нее, растопырив руки в стороны. – Тут я сплю!

Справа от входа треть комнаты занимала двуспальная кровать. Напротив нее на стеклянном столике стоял телевизор, полку под ним занимал музыкальный центр, на полу по бокам столика стояли колонки. За кроватью через распахнутую от жары дверь виделся балкон. Слева от входа к стене прислонился шкаф с перекошенными дверями, рядом с ним стоял такой же старый диван в грубой красной ткани с дырами в нескольких местах. Увидев диван, я скривился.

– Да, на нем ты будешь спать, если, блять, вдруг решишь после «Чистого неба» у меня остаться! – заметив мой взгляд, защерился Вовка. – Диван, блять – говно! Пружины, пиздец, торчат под тканью и в жопу впиваются сразу!

– Спасибо, Вова! – изобразил я во взгляде укоризну. – Ты настоящий друг!

– Хы-хы-хы! – закряхтел тот, одетый лишь в джинсы, смачно почесал нависающий над поясным ремнем волосатый живот и повернулся ко мне такой же волосатой спиной. – Пошли, блять, жрать на кухню и собираться будем в «Небеса»!

Я поплелся за Вовкой в кухню.

– Да это хозяйский диван! Он был тут уже вместе со шкафом! – отмахнулся Вовка и открыл холодильник. – Мое здесь только: кровать, телек и музыкальный центр! И пылесос еще! Чай с колбасой будешь!?

Я кивнул, уселся на стул подле столика сразу у входа в кухню. «Тесно-то как», – подумал я, оглядевшись, пока Вовка громыхал в холодильнике. Cтолик с двумя стульями, холодильник, кухонный гарнитур, угловая раковина, стиральная машина и газовая плита – места было так мало, что два взрослых человека с трудом могли тут находиться.

– Ну чо, какие там у вас дела!? – сказал Вовка, поставил чайник и принялся за колбасу. – Как бизнес?

– Да нормально все, – зевнул я.

– Ну, отдел открыли-то!? – развернулся Вовка ко мне, замер.

– Да, открыли, – кивнул я, почесав ногу у щиколотки. – С начала мая уже работает.

– Ооо!! Буржуи!! – зарычал Вовка, неистово кромсая колбасу и хлеб. – Растете!

– Растем потихоньку. Я вот думаю, еще точку открыть, – сказал я, выпрямившись на хлипком стуле. – Товар на складе есть, деньги позволяют зарыть в оборот еще тыщ сто.

– О! Опасные вы ребята! – Вовка затолкал в рот кусок колбасы, жевнул его пару раз и засмеялся с набитым ртом. – Вы так всех остальных по миру пустите!

– Да хватит тебе! – отмахнулся я. – Розница – для себя. Чем больше своя розница, тем устойчивее фирма.

– Ну, эт да! – прочавкал Вовка, вытер пальцы об пузо и выключил чайник.

Через минуту мы уже уплетали бутерброды из черного хлеба и вареной колбасы.

– Чо там, батя как? – произнес Вовка.

– Да нормально, чего ему сделается, – вяло сказал я, жуя. – Достает иногда своими нравоучениями. Это не так сделал, то не так поставил. Все жизни меня учит.

– Ну, эт да, – смачно отхлебнул Вовка чай из большой кружки. – Отец у тебя такой, строгий, серьезный.

– Да какой он строгий и серьезный!? – отмахнулся я. – Мораль любит читать, вот и все. Иногда такой нудный становится, ужас. Трудный он, тяжело с ним работать.

– Ну… – Вовка пожал плечами, силясь поскорей прожевать. – Трудный, не трудный, а все равно отец же. Бизнес семейный, это уже хорошо. Он перестанет делами заниматься, все тебе достанется. Тоже нормально!

– Да чему там доставаться!? – отвел я кружку ото рта. – Можно подумать, он сам все создал, а мне все достанется!? Я тоже в этом с самого начала принимал участие!

– Не, ну эт да! – Вовка поскреб в затылке. – Но он все равно старше, опытнее, он же у вас там голова и руководитель, так сказать!

– Блин! Да с чего ты решил-то, что он главный!? – вытаращился я на Вовку. – Ты ж не знаешь, что внутри происходит. Ты вот в курсе, что из всех поставщиков, с какими мы работали за все время, отец не нашел ни одного!? В курсе!?

Вовка пожал плечами.

– Вот! Не в курсе! – я отставил кружку в сторону и положил начатый бутерброд обратно на тарелку. – Всех производителей и поставщиков я нашел! Всех до единого! Он их даже не искал! Я постоянно ковырялся во всех справочниках и газетах и приносил ему информацию! А он, да, он звонил уже туда и вел переговоры! Я не отрицаю – переговоры тоже надо уметь вести! Но я бы и сам их провел, если бы не возраст! Никто не будет вести переговоры с пацаном двадцатипятилетним! Вот и все! А когда начали пивом заниматься, мне вообще было двадцать два-двадцать три! Ну, ты бы вот стал вести переговоры с таким пацаном, если б тебе было, к примеру, сорок!?

– Ну, нет, не стал бы, – смутился Вовка.

– Вот, я о чем и говорю! – подытожил я и хлебнул чаю.

– Ну, Анатолий Васильич, все равно, производит впечатление делового серьезного мужчины, – добавил Вовка.

– Производит, производит, – задумался я. – Да я не против, что он производит такое впечатление, лишь бы оно соответствовало действительности!

– Ну, ладно, Рамзес, батя у тебя нормальный мужчина, – Вовка покончил с чаем и встал из-за стола. – Я ваших раскладов не знаю просто.

– Да ладно, проедем тему, – отмахнулся я и взял второй бутерброд.

1
{"b":"582450","o":1}