ЛитМир - Электронная Библиотека

Авенир Егоров

Нажимая клавиши

Сборник

© Егоров А., текст, 2016

© «Геликон Плюс», макет, 2016

* * *

А для меня кусок свинца

Сбит под Цхинвалом

– Полсотни-семь, я три-двенадцать. По мне работает БУК. От первой я увернулся. Но я все еще на прицеле! Три-двенадцать, прием…

– Три-двенадцать, я полсотни-семь. Уходи за сопку. Я сейчас зайду от солнца и спикирую на БУК со своими «гостинцами». Полсотни-семь, прием…

– Полсотни-семь, я три-двенадцать. Грамотно хохлы работают, по-советски… Опять отключились, и я их не вижу на локаторе. Если снова включатся, то на выходе из пике ты, Егор, перед ними окажешься с голым задом… Три-двенадцать, прием…

– Полсотни-семь, я три-двенадцать. Пикирую следом за тобой и прикрываю тебя огнем! Три-двенадцать, прием…

– Полсотни-семь. Снова вижу БУК на локаторе! Ну ща-а они от меня получат… Три-двенадцать, прием…

– Ёп-перный… Три-двенадцать… Я полсотни-семь! Меня подбили, пытаюсь катапультироваться. Полсотни-семь, прием…

– Полсотни-семь, я три-двенадцать. Держись, Егор… Вижу твой парашют. Три-двенадцать.

– Ноль-восемь, Башня, я три-двенадцать. Полсотни-семь подбит. Катапультировался в районе сопки два-три-девять. Возможно, ранен. Высылайте «вертушки» с морпехами. Три-двенадцать, прием…

– Три-двенадцать, я Башня, ноль-восемь. Выслали пару «вертушек» на сопку два-три-девять. Поддержи их огнем. Башня, ноль-восемь, прием…

За сбитого двух несбитых дают!

Егор Сабуров, молодой, подающий хорошие надежды выпускник Тамбовского летного училища, с детства мечтал о небе, о полетах и даже о космосе. И вот его мечта наконец наполовину сбывается. Он теперь профессиональный военный летчик в одном из южных военных округов России.

Однако в не самую удачную пятницу в своей жизни, а именно 08.08.08, во время боевого вылета на штурмовике Су-25СМ в разгар Юго-Осетинского конфликта капитан Сабуров был обстрелян из комплекса БУК-М1 и подбит вблизи города Цхинвал. При этом Егор сильно травмировался при катапультировании из горящего самолета и практически не мог даже толком замаскироваться после приземления посреди небольшой дубовой рощи на склоне одного из отрогов гор.

Поисково-спасательная команда из двух вертолетов с морпехами долго не могли найти в «зеленке» раненого капитана Сабурова. А ведь за сбитым летчиком помимо российских спасателей охотились еще и грузинский спецназ под руководством американского инструктора и дружественные грузинскому режиму бандеровцы из УНА-УНСО с западной Украины. Бандеровские «активисты» вместе со штатными украинскими экипажами были приданы к двум батареям ПВО комплексов БУК-М1. Это был подарок от кума Ющенко куму Саакашвили как раз к началу китайской Олимпиады.

Несмотря на сильное пересечение интересов иностранных разведок при поиске сбитого летчика, раненому Егору удалось уберечься от плена. Удалось ему избежать и заранее заготовленного в западных медиа международного признания «военным преступником». Немало повезло Егору и при катапультировании из подбитого самолета и приземлении на косогоре, и он отделался «всего лишь» переломом позвоночника и параличом нижних конечностей.

Егор долго лечился, переходя из рук в руки от светил российской медицины к мануальным терапевтам, народным костоправам и обратно. Немало помотало его по разным госпиталям и санаториям. Если его физические страдания от постепенно вылечивавшейся травмы позвоночника со временем отходили на второй план, то моральное состояние Егора вызывало у лечащих врачей все больше и больше тревог и опасений. Поняв, что теперь инвалидная коляска стала его постоянной спутницей на всю жизнь, Егор даже пытался расстаться с этакой бесцельной жизнью сбитого летчика, несправедливо и навсегда отлученного от ставшей ему родной стихии неба. И он непременно бы осуществил свое намерение, если бы сестра милосердия вовремя не подоспела и ловким приемом не перехватила у него уже взведенный пистолет.

Потом начались долгие и тягостные беседы с психоаналитиками, которые очень старались вернуть молодому человеку вкус к жизни, хотя и прекрасно понимали, что мало чем могут реально помочь Егору, ибо птице с подрезанными крыльями ничто не может восполнить восторг от встречного ветра и безграничной свободы полета. Не помогали ни книги, ни любимые шахматы, ни телевизор, ни окружавшие Егора сексапильные медсестры, ни иные, вполне привлекательные женщины, приходившие навещать соседей по палате и предлагавшие Егору выпить за компанию. Не помогали даже типовые уловки психологов, в частности неоднократные попытки подсунуть Егору ноутбук, случайно раскрытый на одном из великого множества компьютерных игровых авиационных симуляторов. После полутора часов игры на таком несовершенном авиасимуляторе Егору вообще хотелось взвыть от острого ощущения бездонной глубины потери всякой надежды летать по-настоящему. И он снова впадал в глубокую депрессию.

Однажды, машинально глядя в телевизор, Егор вдруг обратил внимание на один из новостных сюжетов программы «Вести». Речь шла о создании в российской армии нового вида подразделений – научных рот, которые предназначались для военной службы выпускников технических вузов. Военнослужащие научных рот должны были, служа в армии, продолжать продвигать вперед российскую военную науку. Особенно Егора заинтересовали подразделения, дистанционно обслуживающие беспилотные летательные аппараты.

«Вот бы попасть в операторы подобных беспилотников, – подумал Егор, – ведь тогда я бы смог если не летать сам, то непосредственно управлять реальным полетом в реальной небесной стихии. А главное, делать это, не вставая с инвалидного кресла, которое бы при этом нисколько не мешало!»

Когда Егор переговорил на эту тему со своими лечащими врачами и особенно с психотерапевтами, то последние наконец увидели, что у Егора вновь появился вкус к жизни. Они не ожидали увидеть таких разительных перемен в настроениях Егора.

Вскоре Егору поступило предложение поработать в одном из таких Научных центров при специализированной военной Академии. Там как раз было сформировано несколько научных подразделений разной специализации. Егор с воодушевлением откликнулся, однако медкомиссия, которую пришлось пройти Егору, не одобрила желания Егора стать оператором беспилотного летательного аппарата по некоторым важным медицинским показателям. Для процесса реабилитации позвоночника Егора служба оператором была не совсем подходящей – слишком сидячей и малоподвижной. Да и штат операторов был в тот момент уже заполнен. Поэтому по результатам тестирования медкомиссия порекомендовала Егору поступить на службу в другое специализированное киберподразделение Центра, к которому медкомиссия нашла у Егора даже больше способностей и нераскрытых талантов.

Егор поначалу было расстроился от такого исхода и опять впал в апатию. Даже потянулся однажды к бутылке! Но благодаря природному бойцовскому характеру сумел снова взять себя в руки. Мол, чего же горевать раньше времени.

– За сбитого двух несбитых дают! Мы еще поглядим, что это за кибервояки такие особенные и кто из нас на что будет способен…

Напутствие начальника Центра

– Поднимите-ка руки, сынки и доченьки, кто уверен, что вам повезло попасть сюда? – спросил с трибуны собравшихся новобранцев начальник Центра контр-адмирал Чалов. – Вижу, немного вас таких, но все-таки есть… – Но если вы думаете, что ваш топ-менеджер папаша, замолвив словечко, где надо, или ваша «бронебойная» мамаша, дав взятку в военкомате, помогли вам «отмазаться» от настоящей суровой армейской службы, чтобы попасть сюда, в научную роту, как на курорт, то вы ошибаетесь! Здесь вам не курорт!

Ошибаются и те из вас, из слабой половины человечества, что здесь вам будут давать поблажки и, рассыпаясь в комплиментах, будут уступать дорогу. Нет, на войне пуля не разбирает ни полов, ни званий, ни ученых степеней. И поэтому у нас в научных ротах, как и на поле боя, все равны.

1
{"b":"582695","o":1}