ЛитМир - Электронная Библиотека

С сегодняшнего дня и вплоть до выполнения "просьбы" мистера Сэконда ему, Козаку, предстоит жить в шкуре Эндрю Маховски - старого педераста, любителя травки и горячительных напитков, человека с тройным дном.

Водитель свернул в один из переулков отходящего ко сну города.

Проехали мимо то ли каланчи, то ли невысокого минарета, после чего еще раз свернули...

Строения в этом квартале обнесены стенами из обожженного кирпича; ворота хозяева держат на запоре. Наконец "круизер" остановился возле одного из таких строений, смахивающих внешне на небольшие укрепленные форты. Кто то открыл изнутри створки ворот; джип проехал внутрь участка.

- Выходите, Эндрю! - скомандовал водитель. - И не забудьте взять из багажника сумку с вещами и баул с оборудованием.

Козак, прихватив с собой обе сумки, направился в дом. Мягко ступая по застеленному ковром полу, прошел через освещенный настенным светильником вестибюль. В гостиной, тоже устланной коврами, с низким столиком и двумя кожаными диванами, царит сумрак. Из за чуть приоткрытой двери на пол гостиной ложится косым клином золотистый свет. В воздухе витает легкий, приятный обонянию аромат восточных благовоний. Слышен звук водных струй; кто то принимает за этой дверью душ...

Иван оставил сумки на полу. Пройдя в глубь этой довольно просторной гостиной, осмотрелся. Окна не только зашторены, но и закрыты ставнями. Еще одна дверь ведет в спальню - на кровати разбросаны предметы женского туалета.

Он выложил на стол борсетку, туда же положил сигареты и зажигалку. Снял куртку, бросив ее сверху на сумки. Затем через голову, подобно свитеру, стащил вшитую в полотняную жилетку накладку с силиконовым горбом. Уселся на диван, откинувшись спиной на мягкие подушки; ноющие от усталости ноги возложил на стол.

Некоторое время сидел так, думая о своем. Потом взял со стола початую пачку "Мальборо", извлек сигарету, закурил.

Звук водных струй стих. По полу прошлепали босые женские ступни. В открытых дверях, освещенная струящимся из настенных светильников ванной комнаты золотистым светом, возникла женская фигура - в чем мать родила.

- А! - сказала Джейн. - А вот и Эндрю приехал!..

- Привет, - буркнул Козак. - Давненько не виделись.

Мадам Борель, нисколько не стесняясь своей наготы, держа в руке банное полотенце, прошествовала в спальню мимо устроившегося на диване в расслабленной позе мужчины.

- Как добрались, Эндрю? - долетел из спальни ее голос.

- Нормально.

- Без приключений?

Козак призадумался; следует ли считать то, что он в данный момент числится мертвецом, "приключением"? Пока он размышлял над этим, Джейн успела надеть крохотные трусики и вернуться в гостиную.

- Прекрасно выглядите, - сказала она, оглядев внимательно сидящего на восточном диване мужчину. - Вылитый Эндрю.

- Так и будете голой ходить? - поинтересовался Козак. - Могли бы и накинуть что нибудь на себя... ради приличия.

- Не думала, что педе... гомосексуалиста, каковым вы являетесь, дружок, уже много лет, смущает женская нагота. - Джейн взяла из вазы с фруктами персик. - Во вторых, милейший, я после душа всегда хожу голой... Ну, вот такая у меня привычка.

- Умгу, - процедил Козак. - Мы это уже проходили.

Хотя он знал, кто перед ним, хотя у него давно уже сформировалось мнение об этой особе, все же нельзя не отдать должное ее женским чарам. Иван ощутил, как напряглась плоть; три месяца вдали от женушки, среди одних мужиков - это ли не серьезное испытание...

Джейн откусила от сочного плода; ее лицо вдруг перекосила гримаса, как будто она отведала не мякоти персика, а съела что то кислое или пересоленное. В следующую секунду дама отбросила прочь надкушенный плод и плюхнулась на диван рядом с только что приехавшим мужчиной.

- Вы редкостная сволочь, - прошипела она. - У меня с вами вечные неприятности!..

- Это вы мне говорите? - ледяным тоном поинтересовался Козак. - Или ваша реплика адресована старому педерасту, под которого...

- Заткнитесь! - Джейн вцепилась острыми коготками в его руку. - Вам, вам говорю... кому же еще!

- Я не искал с вами встречи.

- Это ж надо быть таким идиотом?! - Джейн по прежнему не отпускала его руку, но теперь уже окончательно перешла на шепот. - Когда выяснилось, что этот долбаный вертолет упал именно на вас...

- Я просто мимо проезжал.

- И что фамилия дебила, который сунулся на минное поле спасать других... что это именно вы...

- Полегче, - сказал Козак. - Не вонзайте в меня свои коготки!

Он наконец вырвал ладонь из ее когтистых конечностей.

- Можно подумать, что я сам в восторге от случившегося, - пробормотал он.

- Ладно... - уже почти спокойным голосом произнесла женщина. - Ладно, - сказала она, прильнув к плечу "канадца". - Давайте о деле...

- Ну? Я слушаю. - Иван чуть отодвинулся, стараясь сохранять хоть какую то дистанцию от этой фурии. - Мне было сказано, что именно вы введете меня в курс дела.

- Мероприятие намечено на завтра, на одиннадцать утра, - сказала Джейн. - У нас три аккредитации - ваша, на известные имя и фамилию, моя, полученная через контакт в Исламабаде, и на того, кто вас привез... Кстати, он по документам тоже канадец.

- А где пацан? - спросил Козак. - Без него ничего не выгорит.

- Тут он, - прошептала женщина. - Неподалеку отсюда...

Она положила ладонь на мужское бедро.

- Признайся, скучаешь по своей женушке?

Иван снял ее ладонь, да и сам вновь отодвинулся в сторону.

- Дурачок, - прошептала она. - Я же вижу, я же чувствую, что ты хочешь ...

Джейн, улыбаясь странной улыбкой, коснулась поочередно указательным пальчиком своих - идеальной конической формы - грудей; зовуще поглядывая на соседа, потеребила небольшие заостренные соски... Грудь у нее, надо признать, хороша - как у двадцатилетней девушки. А ведь ей не двадцать, и не двадцать пять; ей тридцать два, если его сведения об этой женщине верны.

- У вас оч чень дорогой пластический хирург, мадам Борель, - сказал Козак. - Вы не зря платите ему высокие гонорары за его услуги.

- Вот же сволочь! - прошипела давняя знакомая, перейдя на русский. - Как был хамом, так хамом и помрешь!..

- Вот теперь, мадам Борель, вы похожи на саму себя... Кстати. Помереть я, как вы мне желаете, не могу, поскольку уже числюсь покойником. А дважды помирать как то не комильфо.

Козак вытащил из пачки сигарету. Коль есть еще в запасе немного времени, надо пораскинуть мозгами, как ему дальше жить. Вопрос, кстати, сродни гамлетовскому "быть или не быть"... Продолжать ли ему и дальше играть навязанную Сэкондом, а, возможно, косвенно и их общим недругом американцем Доккинзом партию? Или попытаться сбежать отсюда, пока его уже по настоящему не обслужили , не превратили в мертвеца?..

Он вновь откинулся спиной на подушки, ощущая неудобство и от носимой им чужой личины, и от присутствия нагой женщины, и еще больше от того, что сам он пока не может найти должного решения.

Дама наконец поднялась с дивана. Взвилась, если быть точнее... Некоторое время Джейн, подбирая слова, - понимает, что ничего лишнего она сказать здесь и сейчас не может - сжимала и разжимала кулачки... Затем, что то прошипев, подобно той змее, которую отловил в своем отсеке Козак, - наконец произнесла уже человеческим голосом:

- Спать будете на этом диване! Грим не трогать, на ночь можете снять только накладки!.. Подъем в семь утра! Спокойной ночи.

Произнеся эту тираду, мадам Борель ушла в спальню, хрястнув напоследок дверью.

ГЛАВА 33

Провинция Белуджистан, Пакистан.

Зхоб - ущелье Черных пещер

Китайские коллеги приехали в местный "караван сарай" - так прозвали между собой россияне ту маленькую гостиницу, где их поселили, - ровно в девять утра. К моменту их появления у Козаковой и Котова уже были собраны вещи; сами они были одеты в удобную для их занятий одежду.

59
{"b":"582752","o":1}