ЛитМир - Электронная Библиотека

Обменялись приветствиями, после чего погрузились в предоставленный товарищами из Поднебесной транспорт. В качестве такового россиянам предоставили микроавтобус "Volkswagen Multivan". Кроме прибывших из Москвы журналистов, в этом же вэне устроились двое уже знакомых им смуглых мужчин в цивильном. Один "гард" сел рядом с водителем, другой занял место в корме микроавтобуса. Анна уселась посередине справа, у окна; Котов с другой стороны: при такой диспозиции у каждого из них максимальный обзор.

В начале десятого от "караван сарая", от местной гостиницы, окруженной довольно высоким забором, отъехала небольшая колонна легкового транспорта. В ее составе два микроавтобуса "Фольксваген" - во втором ехали китайские журналисты, - а также три джипа с охраной.

Вскоре они подкатили к выставленному на выезде из города блокпосту. Возле него помимо нескольких машин с полицейской символикой Анна заметила два тентованных грузовика (явно армейские) и две армейские же бронемашины UR 416... Котов собирался было заснять эту картинку и даже вскинул камеру, но в салоне прозвучал мужской голос: "Камеру не включать!"

Миновали "блок" без задержки; водителям пришлось тщательно выписывать "змейку", проезжая между расставленными на дороге в определенном порядке бетонными блоками.

- Можно вести съемку! - сказал на английском сотрудник ISI, расположившийся в корме. - Единственное требование, - уточнил он, - не снимать нас с коллегой на камеру.

Перемахнули речушку Зхоб по старому свайному мосту, рядом с которым на другой берег переброшен новый добротный мост из железобетонных конструкций. Котов включил одну из двух взятых в поездку цифровых камер - Canon XF305. Снял вначале этот новый мост (строительная техника на месте, но самих строителей не видно). Затем, переместившись в корму, отснял тот старый "бридж", по которому они только что проехали.

Анна извлекла из кармана куртки цифровой диктофон. Включив его, наговорила несколько фраз. Зафиксировала время убытия из "караван сарая", назвала состав колонны, маршрут следования... Кое что из того, что увидела на выезде, на "блоке", отложила в памяти - это не для записи, которую могут прослушать.

Не стала она также доверять диктофону свои впечатления об увиденном на реке Зхоб. Надо сказать, интересные и вкусные для "журналистов" фишки начали попадаться им на глаза сразу, как только они выехали из Зхоба.

Например, этот вот практически уже завершенный новый мост, предназначенный, судя по многим признакам, для проезда большегрузной техники . Вот зачем, спрашивается, грузовикам, или, скажем, самосвалам, или же, чего тоже нельзя исключать, армейской бронетехнике переправляться через реку Зхоб? За ней, за этой рекой, за ее основным руслом, на северо восток тянутся, становясь все выше, хребты так называемых Восточных Соломоновых гор. Там, в той изрезанной ущельями местности, располагаются редкие кишлаки; дороги там тоже редкость, в основном горные тропы...

Так зачем же строить мост, рассчитанный на проезд тяжелой техники? Загадка.

Вторая "фишка" заключается в том, что даже старую грунтовую дорогу, по которой они сейчас движутся, подновили: насыпали щебня и гравия, засыпали колдобины и ямы, разровняли мощными тяжелыми грейдерами.

Зачем?

Впрочем, Анна уже знала частично ответ на этот вопрос. Знала она и то, от Антонова, что некая китайская компания, специализирующаяся на строительстве гидрообъектов, по договоренности с властями Пакистана намерена приступить к возведению плотины на притоке реки Зхоб, а в дальнейшем и к сооружению Зхобской гидроэлектростанции.

Об этом было объявлено в минувшую пятницу во время брифинга в Министерстве экономики Исламской Республики Пакистан.

Сегодня планируется заложить первый камень в строительство этого нового объекта.

Небольшая колонна миновала еще один блокпост, теперь уже на въезде в ущелье.

День казался не вот чтобы облачным, временами даже светило солнце. Но стоило им только въехать в ущелье - дорога идет вдоль русла притока реки Зхоб, - как они тут же угодили в довольно густой туман...

Вскоре водитель замедлил скорость. В этом месте речной поток, а вместе с ним и эта горная дорога, огибает почти вертикально уходящую к невидимому сейчас небу скалу. Когда они миновали этот поворот, когда открылся - сквозь несколько рассеявшуюся туманную дымку - новый вид, Анна испытала очередное потрясение.

Это было сродни состоянию дежавю...

Она увидела величественную, захватывающую дух картину. Невдалеке, впереди, там, куда они направляются, уже виден ниспадающий от главного хребта к горной речке складками уступ горы. На довольно ровной осыпи, почти у самого берега, видна старая башня. Кто и зачем ее здесь возвел, можно лишь догадываться. Возможно, она появилась здесь еще до того, как в этих краях распространилась вера в Аллаха. Сложенная кем то из крупных неотесанных камней, она смахивает одновременно на старинную сторожевую вышку и на минарет...

Отчетливо слышно, как шумит, бурлит, пенится вода, как это бывает на перекатах; в узком каменистом ложе ущелья ворочается неспокойная горная река. Тонкой черточкой вырисовывается, а скорее даже угадывается, переброшенный через речную теснину канатный мост. По обе стороны ущелья высятся уступчатые, расходящиеся постепенно, с длинными зазубринами и сколами, светло серые склоны скал, испещренные какими то темными, почти черными пятнами, трещинами и точечками...

Она видела уже все это, видела в своем недавнем сне.

Именно в этом месте, в этой части ущелья многие годы назад велись ожесточенные стычки: бойцы группы "Каскад" и двух присланных на выручку отрядов спецназа, "кандагарского" и "лашкаргахского", на протяжении трех суток удерживали эту позицию, сражаясь с превосходящими силами противника.

ГЛАВА 34

Двое канадских журналистов, при которых находится переводчица, а также мальчишка лет двенадцати, приехали к месту закладки будущей ГЭС за два часа до начала официальной церемонии. Джейн одета в местном стиле: на ней длинное мусульманское одеяние, она в никабе. Но хотя это одеяние и скрывает ее фигуру, а лицо ее почти полностью - кроме глаз - закрыто, было решено, что она останется в машине. Дабы не привлекать к себе внимание тех, кто будет присутствовать на данном мероприятии.

В дороге их "круизер" сопровождал микроавтобус с тремя смуглыми мужчинами в штатском. Иван предположил, что они имеют отношение к пакистанским спецслужбам. Да иначе и быть не могло: Козак, переодетый в некоего Маховски, собственными глазами видел выставленные на дороге, ведущей к ущелью, как и в самом этом ущелье, блокпосты, видел и многочисленную для этой глухой провинции свору мужчин в штатском и в форме...

Джейн устроилась на заднем сиденье джипа. На коленях у нее раскрытый ноут, к которому переходником подсоединен еще некий прибор. Сигнал от вживленного Козаку чипа подается на этот "гаджет"; глядя на экран, эта особа сможет следить за перемещениями Эндрю Маховски.

- Эндрю, на выход! - скомандовал водитель, еще одно, помимо Джейн, доверенное лицо Майкла Сэконда. - Захватите с собой аппаратуру!..

Увешанный камерами "канадец" выбрался из джипа. Некоторое время он осматривался, затем принялся щелкать "Никоном", снимая местные виды.

При этом Маховски смещался от выровненной, очищенной от валунов и нанесенного речным потоком хлама площадки в сторону возвышающейся на берегу, сложенной из грубых камней башни. По плану он должен еще примерно с четверть часа крутиться здесь, делать снимки местных видов, изображать из себя фотографа... На дороге, а также на другом берегу речки выставлены посты. Местность охраняют как военные пакистанской армии, так и люди в цивильном. Возле двух пещер, ближних к площадке, тоже выставлены постовые (эти в штатском). Заметно, что вопросам безопасности организаторы мероприятия уделяют особое внимание.

60
{"b":"582752","o":1}