ЛитМир - Электронная Библиотека

Ниспадающий от главного хребта к горной речке складками уступ горы.

Старая сторожевая башня.

Шумливая река, несущая холодные пенные воды по дну ущелья.

И уступчатые, расходящиеся постепенно, с длинными зазубринами и сколами, светло серые склоны скал, испещренные какими то темными, почти черными пятнами, трещинами и точечками...

Это место навсегда останется в ее памяти.

ВМЕСТО ЭПИЛОГА

22 октября.

База Кемп Бастион

Козак провел несколько суток в какой то пакистанской деревушке, расположенной невдалеке от границы. Мадам Борель, к счастью, убралась с глаз долой в тот же день, когда он передал ей сумку, которая для чего то понадобилась одному их общему знакомому.

Иван был предоставлен сам себе. К нему, правда, приставили четверых "гардов", двое из которых местные, а двое - европейцы. Но они вели себя аккуратно, глаза не мозолили, четко исполняли свое охранительное дело, и не более того.

Утром двадцатого числа он пересек границу - в гриме и по паспорту Эндрю Маховски. Вечером тех же суток Ивана Козака, сотрудника AGSM, старшего группы Team 2 здешнего филиала компании, плененного - как выяснилось - отрядом какого то местного полевого командира во время недельной давности акции в окрестностях Лашкаргаха, выкупили из полона. В инсценировке участвовали уже знакомые Ивану личности: водитель Сэконда, еще двое сотрудников Майкла, а также Алекс и Фрэнк.

Козака доставили в Кемп Бастион.

Грэй и Джонс поздравили своего считавшегося сначала убитым, а затем плененным сотрудника с освобождением. После чего Ивана отправили в госпиталь - чтобы его там хорошенько осмотрели врачи.

В уже знакомом Ивану медблоке он провел около полутора суток. Там ему медик сделал небольшую операцию под местным наркозом: удалил вживленный им же микрочип. Остальное время Иван проспал, делая лишь короткие перерывы для приема пищи и гигиенических нужд.

В час пополудни старший медик еще раз осмотрел прооперированное предплечье. Убедившись, что все в порядке, сам наложил повязку, закрепив ее дополнительно нарукавной бандажной сеткой.

- Ну вот, - сказал он, улыбнувшись Козаку, как старому знакомому, - по нашей части все в полном порядке. Можете одеваться, Айвен... Кстати, вас ожидает один джентльмен, ваш коллега.

Этим "джентльменом" оказался телохранитель Джонса. Когда Иван выбрался из палаты, Фрэнк отлепился лопатками от стены и жестом велел следовать за ним.

Они вместе - и молча - прошествовали уже знакомым Ивану маршрутом в соседний "корпус". Когда оказались у лестницы, Фрэнк негромко сказал:

- Поднимайся, Айвен. С тобой хотят поговорить...

Дверь, ведущая в то подчердачное помещение больничного ангара, в котором уже довелось побывать однажды Ивану, оказалась открытой.

Войдя внутрь, Иван несколько секунд стоял неподвижно. Заметив устроившегося возле небольшого окна мужчину, он направился к нему.

- А! - сказал Сэконд. - Вот и наш герой.

- Вы, как всегда, шутите, босс...

- Присаживайтесь, дружище. - Майкл похлопал рукой возле себя. - Надо переброситься словцом.

Иван уселся рядышком с мужчиной, одетым в такую же униформу, как и он сам. Единственно, на его нагрудном кармане нет бейджа, который положено носить всем здешним сотрудникам.

- Я весь внимание, сэр.

- Шаблонность, предсказуемость в нашем ремесле - смерти подобны. - Сэконд внимательно посмотрел на сотрудника. - Вы согласны со мной, Айвен?

- Интересное начало разговора... Вы намекаете на то, что я постоянно торчал во время прохода на том долбаном перекрестке ? Где меня потом и прихватили ?

- Приведу другой пример. Взять хотя бы Колина Кэмпбелла... Он был слишком предсказуемым человеком, не так ли?

- Вы сказали "был" или мне послышалось?

- Колин погиб... Вам разве не сказали?

Иван удивленно вскинул брови.

- Нет, не сказали... Меня ведь сразу повезли в госпиталь... Когда погиб? И как?

- Неделю назад. Он вышел из машины возле кургана, поднялся, чтобы исполнить некий ритуал... Об этом его дурацком обычае знал самый последний ишак в этой провинции. Ну и вот: сработала установленная кем то "растяжка"...

"Кэмпбелл, значит, погиб на следующий день после того, как "умер" Козак, - подумал Иван. - Вот только Козак спустя несколько дней воскрес, а шотландец умер по настоящему..."

- У меня были с ним не очень теплые отношения... - задумчиво сказал Иван. - Но, конечно, жалко, что он этим кончил. - Он посмотрел на британца. - Могу я спросить... про Ханса?

- А что про него спрашивать? - равнодушно произнес Сэконд. - Как нам недавно стало известно, он некогда проиграл в банальный покер крупную для него сумму денег. Кое кто его вербанул на этом. Когда вы приехали в этот филиал, ему приказали прилепиться к вам плотно и сливать всю инфу о ваших контактах и ваших передвижениях. А за пару суток до событий, когда материализовался наш общий знакомый, ему поступил конкретный приказ - доставить вас живым или мертвым. Остальное, полагаю, понятно.

- Хм... То то он мне казался каким то мутным , этот датчанин.

- Как видите, я свое слово сдержал, Айвен. Вас выкупили , вас вернули в исходную точку. А могли бы тихо чпокнуть и закопать.

- Безмерно признателен, сэр, - против желания Козака в его словах все же просквозили иронические нотки. - Вы всегда держите слово...

- Майкл.

- Правильно ли я понимаю, Майкл, что Айвен Козак вам еще для чего то понадобился?

- Об этом чуть позже. - Сэконд вдруг усмехнулся. - Наша фирма заплатила бородачам за вашу голову шесть миллионов "зеленью".

- Вот как? Сумма не маленькая... Но один наш общий знакомый пытался продать мою голову за гораздо более серьезную цифру.

- Да, я слышал. Ричи хотел получить за вас сто "лимонов". Но вы тогда выкрутились.

- Не без вашей помощи, Майкл.

"Ловко устроились, господа, - подумал про себя Иван. - Небось, решили попилить полученные за меня деньги... Майкл наверняка скинет деньжат из "выкупных" Грэю и Джонсу. И исполнителям вроде Алекса и Фрэнка что то перепадет. Вот же публика. На ходу подметки рвут".

- Вам из этих "выкупных" полагается пятьсот тысяч, - сказал Сэконд. - В эту сумму, кстати, входит и бонус за выполнение недавнего задания.

- А остальные...

- Пришлось "бородачам" отсыпать денег. Они же не клоуны и не педерасты... деловые люди, короче. - Он посмотрел на Козака. - Идейных борцов не осталось, Айвен... Мы живем в меркантильную эпоху, в коммерческом мире, где никто не хочет за бесплатно даже пустяковый теракт организовать.

- Как страшно жить, - пробормотал на русском Иван.

Сэконд, словно только и ждал этого сигнала, вдруг тоже перешел на язык Пушкина и Толстого.

- Вы побывали во многих переделках, Иван... - сказал он. - Но даже вы не до конца представляете себе, что может быть настолько страшно, как... - Он пожевал губами, подыскивая слова. - Мне было очень, очень страшно в эти несколько дней. Этот страх душил меня, он вошел в меня, в мою плоть и в костный мозг... начиная с того дня, как неподалеку от базы упал вертолет с нашими сотрудниками.

- История удивительная... - Сэконд задумчиво покачал головой. - Свое начало она берет в событиях советско афганской войны. Если коротко, случилось следующее. В восемьдесят четвертом году неподалеку от того ущелья, где вы недавно побывали, разбился советский фронтовой бомбардировщик.

- На территории Пакистана?

- Нет, на афганской территории, но всего в паре километров от границы.

- Уже интересно...

- Еще интереснее то, что разведслужбы США и Пакистана задумали в то время одну акцию. Призванную, как полагали ее разработчики, очернить Советский Союз, выставить его в глазах мировой общественности эдаким монстром. - Помолчав немного, Сэконд продолжил: - Авиация Советов в то время проводила мощные авианалеты. В ходе бомбардировок, производимых дальней авиацией... к примеру, в том же восемьдесят четвертом году в районе Панджшерского ущелья, использовались мощные девятитонные бомбы. Представьте себе, Айвен, налет ста бомбардировщиков на горный укрепрайон!..

65
{"b":"582752","o":1}