ЛитМир - Электронная Библиотека
Содержание  
A
A

— Убитой. — Утверждение, а не вопрос. Здоровой рукой садовник рассеянно гладит остатки пальцев на другой.

Интересно, думает Камиль, что он знает об убийстве Мэри Диксон? Деревенские знают все.

— Где ты нашел ее?

— У пруда.

— Покажи мне это место.

Не говоря ни слова, Халил выходит из сарая и ведет судью через тенистый сад. В воздухе жужжат пчелы. Они проходят мимо павильона, перелезают через разрушенную стену и оказываются во влажном сумраке леса. Пруд лежит за ширмой из рододендронов.

— Вон там. — Садовник указывает на покрытые мхом валуны.

Халил с осторожностью перелезает через скользкие камни и кивает в сторону расселины:

— Одежда лежала внутри.

Камиль скользит по мху в кусты и опускается на колени. Колючие ветки клонятся под его весом. Отдышавшись, он выпрямляется.

Паша осторожно ступает по земле, очищая поверхность от листьев. Однако прошло слишком много времени, и не заметно никаких признаков борьбы. Под верхним слоем высохших листьев находится мокрый слой прошлогоднего мусора. Он садится на корточки рядом с валуном и заглядывает в расселину. В глубине скалы что-то светится. Судья осторожно залезает туда рукой, но в результате только пачкается и царапает пальцы. Снимает куртку и закатывает рукава рубашки. На этот раз просовывает в щель всю руку. Пальцы нащупывают какую-то ткань. Он цепляет ее кончиками пальцев и осторожно извлекает наружу. Женская блузка. Тщательно исследует место находки и обнаруживает на уровне плеча небольшое отверстие в стволе дерева и в нем женские туфли на шнурках. Их положил туда кто-то неплохо знающий окрестности, размышляет он. Если одежда принадлежит Мэри Диксон, то существует прямая связь между ее смертью и усадьбой Шамейри. Еще одной зацепкой является кулон Мэри. Он из шкатулки Ханны, а ее убили здесь. Мэри и Ханна связаны печатью султана и китайским стихотворением.

Берег пруда как-то неестественно тих. Только вдалеке слышится журчание впадающего в водоем ручья. Камиль представляет себе тело Ханны Симмонс, плавающее по серой поверхности пруда. С неприязнью смотрит на скользкий мох и влажные листья.

Он оцарапал лицо и руки, испачкал грязью брюки. Но в его руках ценная находка — блузка и туфли.

Мишель тщательно счищает с обуви грязь и ставит туфли на полку в кабинете Камиля рядом с аккуратно сложенной блузкой и предметами, найденными в морской бане-хамам. Камиль задерживается перед этими вещами и с благоговением смотрит на них. С грустью думает о том, что люди постоянно что-то ищут и по большей части не находят самое необходимое в жизни. Чтобы развеять охватившую вдруг тоску, поворачивается к Мишелю и предлагает:

— Пойдем в кофейню. Думаю, мы заслужили отдых.

— У меня есть предложение получше, — возражает Мишель. — Позволь пригласить тебя в одно необычное заведение. Там готовят отличную печень по-албански. И дочь хозяина чертовски хороша собой, — добавляет он со смехом.

Глава двадцать третья

СОВРЕМЕННЫЕ ВЕЯНИЯ

Спустя несколько дней после того, как мы с папой поссорились из-за брачного предложения, он пригласил на ужин своих друзей-политиков. Тетя Хусну и я должны были выйти к гостям в европейских платьях, развлекать их какое-то время, а потом удалиться. Мне уже доводилось подслушивать их разговоры о политике. В назначенные вечера я тихонько пробиралась по темному коридору в соседнюю комнату, откуда могла слышать, о чем они беседуют. Служанки не заметны даже при свете, так что Виолетта находила повод появляться в залах и предупреждала меня, если кто-то приближался к моему убежищу. Такое, правда, случалось крайне редко, ибо мужчины не решались бродить по чужому дому, опасаясь оказаться в помещении для женщин. Встречи с нами на запрещенной территории грозили им большими неприятностями.

Мужчины приводили с собой жен, которые чувствовали себя очень неловко в тугих и непривычных корсетах. Они то и дело поправляли расшитые жемчугом вуали, обрамляющие открытые лица. Дамы одевались по последней парижской моде, но никогда не поднимали глаз. То ли из скромности, то ли от неловкости. Завидев нас с тетей Хусну, они тотчас бросались к нам и приветствовали с таким энтузиазмом, будто мы спасли их во время кораблекрушения.

Амин-эфенди почтительно здоровался со всеми женщинами, однако с меня не спускал глаз. Я стыдилась и отводила взгляд, надеясь, что никто этого не видит. Не могла себе представить его в роли мужа. Да и что такое муж? На ум приходили кузен Хамза или папа, чей сердитый голос раздавался за дверью. О мужчинах я знала совсем немного.

Двумя группами — мужчины и женщины — мы шли в гостиную, где дамы продолжали держаться вместе, а остальные беседовали по двое или по трое, занимая, таким образом, гораздо больше места.

Я слышала, как скрипнула дверь. Голоса смолкли, а потом зазвучали громче, чем обычно. Обернулась и увидела на пороге Хамзу. Сначала я не узнала его. Прошло уже семь лет с того дня, как он подарил мне морское стекло и уехал, оставив меня в Шамейри совсем одну. Говорили, он ездил в Европу. Черты его лица заострились, будто над ними хорошо поработали ножом. Волосы теперь не вились, но были зачесаны назад. На лбу появились суровые складки, придающие всему облику некую пугающую серьезность. В целом Хамза выглядел более подтянутым и энергичным, как горячая лошадь, каждое движение которой говорит о скрытой мощи.

Он окинул меня долгим взглядом, затем повернулся к отцу. Хамза хотел поцеловать руку папы — так положено по традиции почитать старших, — однако отец не позволил ему сделать это, предпочтя обычное рукопожатие. Думаю, папа считал Хамзу равным себе. Хотя существует множество причин, по которым люди не терпят подобострастия.

Папа тотчас повел Хамзу на мужскую половину дома. Он здоровался со всеми гостями, хотя те и не проявляли особенного энтузиазма. Потом Хамза прошел за диваны и простер руки, приветствуя меня. Мы расцеловались. В конце концов, мы ведь родственники. Но мое сердце забилось чаще. В комнате царила мертвая тишина.

— Как поживаешь, Янан-ханум?

Мне льстило его внимание, и я сделала реверанс, как учили. Тут между нами встала тетя Хусну и велела Хамзе идти к мужчинам. Вновь послышался гул голосов, и все пришло в движение. Но меня уже ничего не интересовало, кроме кузена, от которого я не отводила глаз.

Папа придерживался современных взглядов, но одновременно оставался преданным монархистом. Они вместе с друзьями яростно критиковали младотурков, которые, по их мнению, подрывали основы империи, пытаясь внедрить парламент.

— Империя находится под угрозой, мы все должны объединиться вокруг трона. Иначе враги примут наши разногласия за слабость и воспользуются этим в своих коварных целях.

Мужчины собрались у стеклянных дверей, выходящих в сад. Наступили сумерки. Я отчетливо слышала весь разговор, несмотря на звонкие женские голоса, раздававшиеся прямо возле меня. Хамза сидел у самого сада, его лицо скрывала темнота.

— Одно дело — быть современным, — излагал свои взгляды отец, — и совсем другое — предавать султана. — Некоторые гости при этих словах посмотрели в сторону Хамзы. — Отдельные журналисты занимаются распространением злобной пропаганды. Досужие разговоры о свободе и демократии лишь способствуют развитию сепаратистских движений в провинциях и играют на руку европейцам. Журналы следует закрыть, а радикалов арестовать.

Раздался одобрительный шепот. Кое-кто заерзал в креслах.

Солидный седобородый человек повернулся лицом к отцу. На его широкой груди красовались золотые галуны и орденская лента. Он говорил медленно, взвешивая каждую фразу, иногда надолго замолкая. Тем не менее никто не посмел прервать его.

— Согласен. Вполне возможно стать цивилизованной страной без рабского подражания Европе. Нам не нужен парламент. У нас есть хорошо отлаженный государственный механизм, который не подводил в течение пятисот лет. Наши опытные чиновники гораздо лучше знают свое дело, чем группа горячих молодых людей, не умеющих управлять государством. Кто убежден в том, что они будут выражать интересы нации, а не станут пользоваться властью с целью угождения определенным политическим кругам, тем самым подрывая единство великой империи? Разве мы не обладаем просвещенной формой правления, которая позволяет процветать всем жителям державы, будь они мусульмане или представители национальных меньшинств? — Он широко развел руками. — Посмотрите вокруг. Главный банкир султана — армянин, а его советник по внешней политике — грек. Домашний врач — еврей. А нам, бедным мусульманам, остается только служба в армии да канцелярская работа.

32
{"b":"582785","o":1}