ЛитМир - Электронная Библиотека
Содержание  
A
A

Слуги и охранники толпятся у окон и дверей. Перешептываются. Многие из них никогда не видели вблизи черных евнухов. Они обычно скачут верхом на лошадях вслед за экипажами придворных дам.

Сибил подходит к карете, расписанной цветами. Это не обычный громоздкий экипаж, в котором размещаются сразу четыре-пять женщин из гарема. Нет, за дочерью посла прислали изящную небольшую карету, предназначенную для быстрой езды. Евнух помогает ей подняться по ступенькам. Рука кажется очень черной на фоне белого рукава. Когда она усаживается на бархатных подушках, евнух задергивает окно серебристой шторкой. Теперь Сибил может смотреть в окно, однако никто на улице не увидит ее. Сам он садится на белого жеребца, в седло, расшитое золотом и усеянное изумрудами и рубинами. Берет в руку длинную изогнутую саблю. Только теперь Сибил замечает, что у них нет кортежа. Впрочем, возможно, одного вооруженного евнуха достаточно для неофициальной поездки за город.

Карета спускается с холма и поворачивает на север по тракту, идущему вдоль берега. Набирает скорость. Они проезжают мимо входа во дворец Долмабахче. Потом по извилистой дороге углубляются в лесистую местность. Мчатся мимо деревушек, стоящих у островков и бухточек. По мере того как солнце совершает свой путь по небосклону, в закрытом экипаже становится все более душно. Они въезжают на проселочную дорогу. Начинается тряска. Сибил бросает вперед и назад. Она уже забыла, насколько неприятно путешествие к летним виллам. Прошло уже много лет с тех пор, как она в последний раз сопровождала мать в летнюю резиденцию британского посольства. Хотя тогда они плыли на лодке. Сибил хочется отдернуть занавеску, которая не пропускает внутрь свежий воздух. Бархатные подушки прилипают к мокрой от пота спине.

Сибил начинает казаться, что она напрасно приняла приглашение. Она пробудет там совсем недолго, так как к вечеру надо обязательно вернуться назад. Даже если бы Камиль не был приглашен на ужин, ей все равно не хотелось оставлять отца в одиночестве. Он начинает волноваться, если в ритуальных мероприятиях что-то не так. «Возможно, Камиль прав, — размышляет она, — и я слишком безудержна». И тотчас бранит себя за отсутствие силы духа. Мейтлин, заключает она, в подобном случае никогда не стала бы мучить себя сомнениями.

Спустя долгие три часа карета сворачивает с дороги. Сибил выглядывает в окошко и видит сказочный домик с высокой крышей, кружевной резьбой, богато украшенными башенками, балконами и патио. Евнух открывает дверцу. Сибил отказывается от помощи и сама неловко спускается на землю. Ноги отекли от долгого неподвижного сидения. Евнух проходит до конца дорожки и поджидает там дочь посла. Но Сибил не сразу идет за ним. Стоит с закрытыми глазами, вдыхая запах сосен, моря и нагретой солнцем листвы. Ей приходит в голову, что она чувствует себя счастливой лишь за пределами резиденции. Сибил хотела бы жить в таком доме, пусть он будет поменьше, только обязательно с видом на море. Она хочет жить там с Камилем. Он ведь говорил, что его дом стоит у Босфора.

Взбодренная такими мыслями, она оглядывается по сторонам, ища глазами служанку. У нее с собой подарок: восковые цветы в стеклянном футляре, которые выглядят как живые. Последний крик моды в Англии. Возле виллы никого нет. Сибил показывает на большую коробку, стоящую на сиденье кареты. Евнух берет ее, и девушка следует за ним в дом.

Глава сорок третья

КОНЕЦ МЕЧТАМ

Камиль гладит неподвижную руку отца. Ран не видно, пробитая голова укрыта подушкой. Сломанные ноги и руки скрывает ватное одеяло. Оно то поднимается, то опускается в такт дыханию старика. У него опухшее лицо, глаза закрыты.

— Такое впечатление, что он спит, — говорит Фарида хриплым от плача голосом, — и может проснуться в любой момент.

— Ты сказала, служанка видела, как он перелезает через перила балкона? — Камиль потрясен, но понимает, что это лишь временное состояние. Тем самым он откладывает полное осознание постигшей его трагедии.

— Она сказала, что он улыбался и протягивал кому-то руки. Возможно, ему показалось, будто он идет навстречу маме.

— Да, вполне может быть.

— Они скоро будут вместе. Он стремился к ней всей душой. — Фарида склоняет голову на грудь отца и замирает. — Папа?

Одеяло неподвижно. Черты лица паши заострила смерть, только на губах остается некое подобие улыбки — едва заметный след человеческой жизни.

Фарида начинает причитать.

Камиль хранит молчание, в его груди растет и крепнет буря. Он обнимает сестру и держит ее в своих объятиях.

— Что мы наделали?! — кричит она. Вопрос пронзает Камиля, и его бросает в дрожь.

— Не надо, дорогая сестричка. На нас нет никакой вины. Мы лишь хотели помочь ему.

— Мы убили его, — стонет она. — Мы хотели, чтобы он вернулся в семью и вел нормальный образ жизни. Мы эгоисты. Надо было оставить его в мире грез.

— Да, — с грустью соглашается Камиль. — Люди имеют право жить в своих мечтах.

Через час Камиль мчится верхом по крутому склону лесистого холма вверх по направлению к Роберт-колледжу. Вековые дубы и платаны заслоняют небо и бросают на землю зеленую пелену, создавая иллюзию морского дна. На площадке для парадов он подзывает к себе юношу и спрашивает, где живут преподаватели. Пришпоривает лошадь и вскоре уже стучится в дверь викторианского, обшитого досками домика, стоящего у края леса.

Берни открывает ему, и Камиль не сразу узнает приятеля в непривычных очках.

— О, привет, — говорит американец, снимая окуляры. Волосы растрепаны, на нем старая рубашка, а штаны провисают на коленях. — Ты пришел не в самое подходящее время, но все равно входи.

Камиль проходит мимо него. В гостиной, почти лишенной мебели, он останавливается и говорит:

— Что тебе известно о Мишеле Севи? Ты его знаешь, не так ли?

— С какой стати он тебя так интересует? — Затем, приглядевшись к Камилю в свете лампы, Берни садится на софу и спрашивает: — Что случилось?

— Хамза казнен. — Об отце судья не упоминает. Память о нем еще слишком жива в его сердце.

— Что?! Но ведь его даже не судили.

— Знаю. Казнь произошла без моего ведома. Ответственность за все несет Мишель Севи.

— Какая-то чертовщина. — Берни смотрит на Камиля, который стоит в центре комнаты, уперев руки в бока. Делает глубокий вдох. — Камиль, дружище, садись, пожалуйста, и позволь мне угостить тебя чем-нибудь.

— Я не хочу… — Камиля все еще трясет от ярости и горя.

Берни встает и машет рукой:

— Сядь. Я расскажу тебе все, что ты хочешь знать. Но сначала успокойся.

Когда Берни возвращается с двумя бокалами виски, Камиль выглядит более спокойным. Усилием воли он взял себя в руки. Судья берет скотч, однако не прикасается к нему. Тяжело опускает бокал на стол, жидкость проливается на бумаги. Берни бросается к ним и начинает промокать их носовым платком.

— Моя новая книга. — Он застенчиво улыбается. Потом, заметив на себе пристальный взгляд Камиля, выдвигает стул и садится. — Мишель — полицейский врач?

— Да. Ты же знаешь, — резко бросает Камиль. Встает и подходит к Берни. — Ты расскажешь мне, кто он на самом деле, или я заставлю тебя это сделать.

— Ну, дружище. Полегче. Не надо прибегать к грубой силе. Хамзе мы все равно уже ничем не поможем.

— Ты и его знал?

— Да. Послушай, ты не доложишь о моих словах начальству?

— Нет. — Камиль все еще стоит и рукой ритмично перебирает четки. Он тяжело дышит.

— Иисус, Мария и Иосиф! Что ж такое случилось, черт возьми? — Берни вынимает из портсигара сигарету.

Камиль нетерпеливо качает головой.

Берни вздыхает:

— Да, сигарета тебе не поможет. Выпей-ка виски.

— Рассказывай.

— Хорошо. Только во имя нашей дружбы — мы все еще друзья, не так ли? — прошу тебя, пусть это останется между нами.

— Сначала я хочу выслушать. — Камиль уклоняется от ответа на вопрос по поводу дружеских отношений. В данный момент это несущественно.

59
{"b":"582785","o":1}
ЛитМир: бестселлеры месяца
Код публичности 2020. Развитие личного бренда в эпоху Digital
Ария для богов
Стратегия голубого океана. Как найти или создать рынок, свободный от других игроков (расширенное издание)
Мое преступление (сборник)
10 аргументов удалить все свои аккаунты в социальных сетях
Ангелы-хранители
Radiohead. Present Tense. История группы в хрониках культовых медиа
Королевство Бездуш. Академия
Метро. Трилогия под одной обложкой