ЛитМир - Электронная Библиотека
Содержание  
A
A

— Что там написано? Не могу разобрать такой причудливый почерк.

— Приглашение на обед.

— От Асмы-султан?

— Нет, от Зухры-ханум. — Они молча смотрят друг на друга. — Вот ее печать, — добавляет Камиль.

— Что, черт побери? — Берни заглядывает в записку поверх плеча судьи. — Куда ее приглашают?

— Здесь не сказано. Только дата, время и то, что слуга Зухры-ханум приедет за ней.

— Но евнух привез приглашение с собой. Оно не было послано заранее.

— Раньше, наверное, они прислали другую записку. Эта же, без сомнений, должна ввести в заблуждение любого заинтересованного человека.

— Дева Мария! Если бы Сибил не оставила на столе письмо, нам пришлось бы искать вслепую. Надо спешить, друг.

Берни бежит в комнату, расположенную рядом с прихожей. Берет на полке ключ, открывает ящик стола и достает два пистолета. Проверяет, заряжены ли они. Затем протягивает один Камилю. Тот показывает на свою обувь:

— Я вооружен.

— Ты имеешь в виду охранительные заговоры, которые написаны на твоих ботинках? — фыркает Берни. — Они не защитят тебя от пуль.

Камиль достает из ботинка тонкое, как иголка, лезвие.

— Аллах помогает тем, кто не забывает о себе. — Он распахивает куртку и показывает кобуру на поясе. — Мне нужна бумага.

Берни показывает на письменный стол.

Камиль берет чистый лист бумаги и пишет несколько строк на османском с наклоном справа налево. Заканчивает письмо витиеватым росчерком, затем копается в ящике стола и достает оттуда цилиндрический футляр с воском для печатей. Вынимает из кармана небольшую медную печать, ставит под письмом эмблему своего учреждения и еще раз на конверте.

Кучер Сами ждет их в фаэтоне у дверей. Камиль отводит его в сторону и передает конверт.

— Бери в конюшне самую быструю лошадь и скачи в Среднюю деревню. Знаешь, где она находится?

— Да, эфенди. Я хорошо знаю этот район.

— Передай письмо в руки деревенскому главе. Он должен взять с собой сыновей и отправиться к начальнику жандармерии. Только пусть ни в коем случае не обращается в полицию. Возможно, жизни Сибил-ханум грозит опасность. Ты понял?

— Да, эфенди. Ему не надо обращаться в полицию.

— Поедешь с ним вместе. Глава покажет жандармам письмо. Там сказано, чтобы им немедленно выдали оружие и назначили сопровождение до летней виллы Асмы-султан. Если будет угодно Аллаху, их присутствие нам уже не понадобится.

Камиль прыгает в фаэтон. Берни уже сидит там и нетерпеливо теребит поводья.

— Если поднять по тревоге гвардейцев, нам придется обо всем доложить послу! — кричит Камиль. — Я больше не верю в лояльность полиции. Так будет лучше всего.

Лошади цокают копытами по дорожке, ведущей к воротам.

Глава сорок шестая

СТО КОСИЧЕК

Я хотела должным образом и в хорошей обстановке отпраздновать получение Мэри наследства и начало ее новой жизни. Виолетта настояла на том, чтобы поехать вместе с нами. Она приготовила какое-то особое угощение. Мы прибыли к морской хамам и отпустили кучера, велев ему приехать за нами через три часа. К тому времени край неба побагровел. Однако внутри стен бани небо над нами было безоблачное и голубое. Виолетта постелила скатерть, установила жаровню и вынула медные кастрюльки с долмой, печеньем, сыром, фруктами и различными закусками. Мы устроили настоящий пир. Я сняла ферадж, демонстрируя новое шелковое платье абрикосового цвета под полосатой блузкой цвета имбиря. Мою грудь прикрывала полупрозрачная газовая ткань. Волосы были заплетены сотней косичек, украшенных бриллиантами и жемчугом.

Мэри сняла туфли и болтала над водоемом стройными белыми ножками. В воде она становилась скользкой, как угорь. Подобно большинству женщин, плавать она не умела, однако в морской хамам было неглубоко. Помню, она пугалась, когда я ныряла под воду. Я заплывала под помост и неожиданно выныривала, поднимая вихрь брызг, прямо за ее спиной. Мэри визжала от страха. Стены бани надежно защищали нас от ветра. Залив здесь вел себя довольно смирно и нежно набегал на прибрежный песок. Вода была кристально чистая.

Интересно, приходил ли кто-нибудь сюда после того, как мы покинули хамам в прошлом году? Зимняя сырость подпортила некоторые доски помоста. Я заметила новые пятна на матрасах, которые Мэри позаимствовала для нашего первого визита сюда. Да кто угодно мог проникнуть в баню. Например, мальчишки, чувствующие себя здесь хозяевами в отсутствие взрослых. Как только мы постелили стеганое одеяло, вернулись ощущения прошлого.

— Зачем ты взяла с собой служанку? — шепотом спросила меня подруга, глядя на Виолетту, сидящую у жаровни.

— Она приготовит обед. Разве плохо, когда тебя обслуживают? — Я вызывающе посмотрела на Мэри, а она не могла понять, шучу я или нет.

— Да вообще-то неплохо.

— Виолетта настаивала на поездке с нами, и я не могла ей отказать. У нее такая неустроенная жизнь. Но теперь мой дядя нашел ей мужа — так что прощай одиночество.

Мэри ждала продолжения рассказа, однако его не последовало.

Я знала, что подруга не любит раздеваться в присутствии посторонних и не пойдет купаться. В любом случае вода была слишком холодной.

— Давай просто поболтаем. — Я поднесла одеяло к самому краю водоема и легла, запрокинув вверх голову. Мэри подошла и села возле меня. — Ложись, Мэри. Смотри, какие на небе звезды.

Она легла, опираясь на локти, и прикрыла юбкой свои ноги. На ней была простая белая блузка. Копна волос светилась в темноте, словно золотой слиток.

Чувствуя под собой нежный шелк одеяла, мы всматривались в ночной квадрат неба над нашими головами, ограниченный стенами хамам.

— Звездное небо похоже на твои волосы, украшенные бриллиантами, Янан.

Я взяла ее за руку.

Глава сорок седьмая

ВИЛЛА В КАРАБИИ

Полная луна заливает светом Босфор и рельефно выделяет деревья, мимо которых мчится фаэтон.

— Если что-то случится с Сибил, — говорит Камиль, — вина падет на Зухру-ханум, так как приглашение написано от ее имени. Умно придумано. Интересно, почему именно Зухра? Она совершенно безобидный человек.

— Кто-то ее все-таки не любит.

Спустя некоторое время судья продолжает:

— Сибил полагает, что Перихан сердится на Зухру-ханум, считая ее своей соперницей. Перихан хотела выйти замуж за принца Зийю, но тот выбрал Зухру-ханум. Теперь Перихан несчастлива в браке.

Берни подстегивает лошадей.

— Вот и мотив для мести. А что тебе известно об Асме-султан?

— Довольно грозная, но безобидная дама, судя по словам Сибил.

Лицо Берни искажает гримаса.

— Никакие ароматы Аравии не отобьют запаха у этой маленькой ручки.

— Прошу прощения?

— Шекспир, «Макбет».

— На вилле может оказаться Перихан-ханум, а не ее мать, — предупреждает Камиль.

— Что ж, посмотрим, кто нам противостоит. Почтенная матрона или ее дочь. А вдруг там собрался целый гарем? — Он нервно смеется и поворачивает обветренное лицо к другу: — Думаешь, мы справимся?

Камиль абсолютно серьезен.

— Не знаю, кто там находится. Возможно, туда прибыл сам великий визирь. — И заключает решительно: — Но я готов к схватке.

Берни ухмыляется:

— Охотно верю. — Он поглаживает кобуру. — Рад, что мы едем вместе, приятель.

К тому времени как Камиль и Берни подъезжают к повороту, ведущему к деревне, луна приобретает форму небольшого пятнистого белого диска.

— Мне кажется, вилла Асмы-султан находится немного севернее. — Камиль носовым платком вытирает пыль с лица. Фаэтон замедляет ход на перекрестке.

— Вперед! — понукает коней Берни.

Дорога вновь резко поднимается вверх, и лошади с трудом тянут экипаж. Высокие сосны и кипарисы загораживают вид на Босфор, но вскоре начинается просека, и они вновь видят молочные воды пролива. Фаэтон набирает скорость. Через некоторое время они опять мчатся вниз. Камиль различает в отдалении силуэт огромного дома.

65
{"b":"582785","o":1}