ЛитМир - Электронная Библиотека
A
A

23–27 ноября

Гастроли реж. Б. Луценко (Минский русский драматический театр им. М. Горького).

Посмотрела всего два его спектакля – «Перед заходом солнца» (по пьесе Г. Гауптмана) с Р. Янковским и «Деметриус» (по незаконченной пьесе Ф. Шиллера), но впечатление удручающее. Гауптман кажется устаревшим, не дающим просто материала для глубокого психологического и способного взволновать спектакля. «Деметриус» – фальшь советского психологического и якобы интеллектуального театра. Ощущение, что Боря совсем не ощущает погоды за окном.

30 ноября

«Лысая певица» (по пьесе Э. Ионеско), реж. А. Огарев, Новый драматический театр (Москва).

Перемудрил. Зачем так сложно говорить о простом? История о том, как жизнь (по сути мещанская, когда и о главном, и об обеде говорят одинаково вдохновенно) постепенно превращается в скучный и бессмысленный ритуал. Если у вас возник по этому поводу протест, то вы не зря выбрались в театр. Если не врубились, продолжайте жить, как можете. У героев, похожих на английских кукол (первая пара) или на египетских мумий (вторая пара), все-таки есть где-то глубоко в желудке желание чем-то раскрасить жизнь, удивиться и «увидеть что-то необыкновенное», но не умеют. То вспомнят абсурдный анекдот, то пожар случится – экстравагантно, а жизнь напоминает реальность телесериала.

Брандмайор: «В чем же здесь у вас дело? На что уходит жизнь? Тратятся нервы». «Ничего масштабного. Все по мелочам» – сказано о пожаре, а Огарев транслирует, как о жизни. Очень интересно – образ, действительно, лысой певицы (Е. Афанасьева): хорошо поет, классику, кажется, даже Касту Диву, лысинка просвечивает через пустую макушку соломенной шляпки, а по мере прекрасного пения она вырастает (наверное, приспособление какое-то). В финале это красиво. Очень красивое оформление Ю. Харикова и А. Нефедовой (костюмы). И актеры находят способ играть в такой драматургии – особенно Н. Унгард.

4 декабря

«Отцы и дети» (по И. Тургеневу), реж. А. Шапиро, Городской театр Таллинна (Эстония).

Играли на Сретенке у Васильева, т. е. на полу, во всем пространстве Манежа. Меня посадили слева, вдоль сцены. Сначала переживала, думая, что буду смотреть в спины артистам. Потом поняла преимущество своего положения. Могу констатировать, что, даже поворачиваясь затылком к основной публике, даже уходя со сцены, актеры ни на секунду не выходили из образа. Самое замечательное в спектакле – не прекращающееся органичное течение жизни, с массой подробностей и мелочей.

После спектакля среди прочих комплиментов сказала Шапиро, что так во МХАТе сегодня играть не умеют. Он засмеялся: «Вы – 125-я, кто мне это говорит». Потом вдруг, разоткровенничавшись, рассказал, что Табаков предлагает ему делать «Вишневый сад». Я удивилась: «Это что – с артисткой М. Зудиной в роли Раневской?!» Тогда он «сделал» удивление: «Зачем?! Ну что вы». А играть-то эту пьесу в театре некому. Он в раздумье. Я его очень отговаривала. Через месяц узнала, что он согласился. А Раневскую будет играть… Рената Литвинова. Катастрофа, а не жизнь. Шапиро не учитывает контекста и того уже полупародийного места, которое в нем занимает Литвинова. Как мужик, «купился» на стильность.

Вставка! 19 января 2004

Снова видела Шапиро на вечере у Б. М. Поюровского. Решила все-таки узнать, правду ли говорят про «Вишневый сад». Сказал, что правда, хотя и не совсем – он согласился неокончательно: поставил условие, чтобы те, кого он выберет, работали только на него. Ну, посмотрим. «А чем же вас так привлекла Литвинова?» Она из другого теста, никогда в театре не работала и, значит, будет существовать по своим законам, – это ожидала. Не ожидала изложенной мне идеи спектакля: Раневская – это бесполезная красота, красота без пользы, от которой, впрочем, глаз не оторвать. Ее-то и должна воплощать Литвинова. Да, кстати. Как аргумент – Шапиро рассказал, что его понял и одобрил Д. Боровский, художник спектакля. И еще раз кстати – на роль Лопахина должен быть приглашен М. Суханов. Не знаю, почему, но мне кажется это так ожидаемо и неинтересно.

* * *

Где-то услышала, что А. Максимов считает себя учеником Г. Горина. Губа не дура.

* * *

«Говорение в карман, в воротник» – про что это я придумала фразу? Не помню.

* * *

«Мир завтра зависит от того, что нам показывают сегодня», – говорит А. Калягин в ТВ по случаю телеконкурса «Российский сюжет». А что же ты показываешь в своем театре? Простодушный цинизм – порождение нашего времени.

* * *

Реклама «Намедни» орет (буквально!) голосом Л. Парфенова: «Выборы – единственный день, когда бумажки в России кидают не мимо урны». Какая гадость! Он стал выглядеть страшно, на мой взгляд, провинциально. Похожая метаморфоза произошла и с В. Молчановым. Очевидно, так происходит со всеми нарциссами. Рано или поздно они кажутся вышедшими из моды. Анонсы Парфенов читает всегда громко и визгливо, срываясь на верхних нотах.

* * *

Интервью М. Равенхилла (английский драматург, актёр и журналист, 1966) в «Открытом проекте». Сказал, что его герои не хотят взрослеть. Это черта потребительского капитализма. И в тридцать они ощущают себя детьми. Я: тогда в пятьдесят они будут выглядеть городскими сумасшедшими, как те старушки, которые красят волосы в синий цвет, а губы – в ярко алый.

Еще сюжет в «Открытом проекте» – про провинциалов в Москве: в театральную тусовку попасть легко, а удержаться в ней трудно. Надо доказывать свое право. И интервью с П. Каплевичем (российский художник и продюссер театра и кино, 1959), выглядит, как куча сена. Энергичен, размахивает руками и с жаром объясняет, что они… вот Чусова (он ее называет «Чусиха») из Воронежа, он из Туапсе, Кирилл (Серебренников) из Ростова-на-Дону, «Андрюшка» Жолдак так и сидит в своем Киеве. И вот мы приехали и даем жару. Вот Ветров (?!!) делает номера (?) для ТЭФИ: «его захотели». «Надо делать шаг». То-то его шаги этого года хороши: «Имаго», который сошел с дистанции и «Резиновый принц», который никто не смотрит (оба, кстати, его любимой «Чусихи»).

Все-таки рано или поздно в этих провинциалах, которые не высказаться хотят, а войти в тусовку и бабок срубить, проявляется такая пошлость. Но Г. Волчек, почему-то, этого не видит – или не хочет видеть. Говорят, готова сделать Каплевича зам. директора. Книжка М. Райкиной о ней, вышедшая к юбилею, толстенная, в основном, обработанные интервью Волчихи. Как-то все-таки противно сопрягать эти два имени. Неужели Г. Б. не чувствует неловкости?

* * *

«Утиная охота» (по пьесе А. Вампилова), реж. А. Марин, МХАТ.

Просто-таки «революционное» решение пьесы. Смысл поставлен с ног на голову. Главный герой выглядит сволочью и пьяницей. Почему ему так симпатизируют друзья – непонятно. Почему его любят три приличные женщины – непонятно тоже.

* * *

«Легкий привкус измены» (по роману В. Исхакова), реж. М. Брусникина, МХАТ.

Новый эротический роман по-сибирски. Чудовищная пошлость и безвкусица.

* * *

«Изверг», автор пьесы и реж. М. Левитин, Театр «Эрмитаж».

Пьеса, на слух, хорошая. Идея, как всегда у головастого Левитина, яркая и остроумная. Историю делают случайности. Однажды Пушкин залез под юбку Идалии Полетике, а потом, видимо, проявил к ней равнодушие, т. е. ему не понравилось то, что под юбкой. После чего он обрел заклятого врага, который интриговал против него всю жизнь, срежиссировал его дуэль и смерть. Правда, жизнь (или Левитин) замечательно наградили за это Полетику. Уже, будучи древней старухой и идя по одесскому Привозу, она слышит, как ее называют любовницей (или женой?) Пушкина. Все равно имена связали. Но и эту тему можно играть: самолюбие, желание войти в историю, ненависть, но пополам с любовью.

19
{"b":"582786","o":1}