ЛитМир - Электронная Библиотека

17 июня

Прочла «На Верхней Масловке» Д. Рубиной. Фильм К. Худякова, конечно, хуже. Некоторые внутренние монологи и мотивировки из книжки в фильме потерялись, и все стало психологически более плоским.

Миронов все-таки первым номером играет. А Фрейндлих, что самое неприятное, собой любуется, даже кокетничает своим мастерством. А. Бабенко играет совсем не то, что в книжке. (Но дело не только в ней, но и в сценарии, максимально обрезавшем эту сюжетную линию.) Там «жена гения» куда интереснее и самостоятельнее, может перечить даже самой старухе, а в фильме она почти мещаночка, слишком практичная, слишком женщина, не личность.

Но что интересно: я бы и по книжке не сказала точно – есть ли талант у обоих, у старухи и мальчика Пети. Вопрос – талантливы ли главные герои, старая скульпторша и молодой 40-летний режиссер-критик, в книге остается открытым, а в кино еще больше запутан. «А это для вас важно?!» – спросил меня Кама по поводу «Черного монаха». Для него – нет, для меня – да. Вернее, на этот вопрос надо ответить, если уж не тогда, когда читаешь, то уж когда кино снимаешь точно. Тогда вопрос о том, пропала ли жизнь, упущен ли шанс, становится драматичнее. Худяков, по-моему, на вопрос не ответил.

Замечательный финал у повести (тоже, кажется, в кино опущенный) с цитатой из Карамзина: «Пора гасить свет, но для чего сердце не теряет желаний с потерей надежды?» Однако старуха все-таки прожила 95 лет, ей легко это цитировать, а мне вот соглашаться пока больно.

В повести и еще кое-что есть для оценки наших внутрицеховых поколенческих проблем. Старухина оценка поколения Пети: «У вас не таланта, а сюжета нет. Нет у вас сюжета собственной жизни, вы вяло живете, понемножечку, по глоточку. Все вы испуганы прошлым, хотя и не попали под его гусеницы… Вот вы, рождения каких-нибудь пятидесятых, трагедий не знали, а как задавлены, как ущербны! И жизнь ваша тесна, как малогабаритная квартира…<…> Свободы нет, голубчик, нет пространств… Пепельницу опишете так, что Бунин от зависти в гробу перевернется, а страсти нет. А искусство – это страсть. Это любовь. Это вечное небо… А вы за пепельницей неба не видите».

Это в театре и мое поколение, и то, что следует за нами.

* * *

Современные интеллектуалы – тоненький слой, как бензин на луже.

18 июня

«Васса» М. Горького, реж. Б. Щедрин, МХАТ Т. Дорониной.

И она, конечно, в главной роли. Глыба, кусок мраморного антика. У меня было ощущение, что я вернулась в театр моего детства. МХАТ моего детства. Когда она на сцене, интересно все, когда уходит, сразу хочется спать. Оправдывает героиню абсолютно, чем разваливает всю пьесу, потому что обвинения Рашели про класс звучат глупо. Дорониной, конечно, надо было играть «Первый вариант», васильевский, он ей по сути ближе. Но поздно, там был у Вассы роман, а это уже играть неудобно. Она играет «просто человеческую женщину», как говорит о Вассе дочь.

Ей под стать только двое партнеров – Ю. Горобец и А. Самойлов. Смачно, вкусно, с проживанием.

У нее роль выстроена, как музыка, каждая реплика звучит, как афоризм. Фразы рубит, вколачивает, но у нее и это органично. Историю свою рассказывает (про замужество в 16 лет, про то, как муж бил, как пролитые сливки с сапога его слизывала, как 9 детей родила и 6 похоронила) тяжело и мощно. Сразу понятно, какой же силы личность этой женщины, какой путь она прошла – от сливок до пароходства. Монолог «люди плохие» – замечательный. «И вот полтора десятка лет я везу на себе этот воз» – говорит от себя, конечно. Эта Васса быстро отходит, цепкая, живучая, живет по обстоятельствам.

В роли много юмора и быстрых переходов – от воительницы к матери, от строгости к доброте и растерянности перед детьми, которых надо обеспечить, спасти, а они такие нестойкие. С горничной новой говорит, как с дурочкой, тихо вколачивает в нее фразы – что должна сделать, как сказать. Рашель при встрече с Людой хлопает ее по попе. Доронина (это, может, и не заметил никто, кроме меня в первом ряду) одергивает дочери юбку – а то замуж не выйдет.

Декорация В. Г. Серебровского будто Дом Горького на Никитской, с эркером и мозаикой, а в росписи стен узнается то К. Сомов, то еще кто-то.

Опять под финал вспомнила про Толю Васильева. Вокруг таких монструозных людей всегда почему-то крутятся либо убогие, либо подлые. Другие, видимо, не выдерживают, уходят. «Закон судеб-с», как говорила другая героиня Дорониной.

19 июня

«Антигона» Ю. Любимова

Странное дело. На премьере мне было скучно, а сейчас безумно интересно. Может, дело в том, что тогда Креонта играл Ф. Антипов? Он что-то везде не тянет, вернее, тянет лямку, но не включается в действие. А теперь играет Тима Бадайбели. Вышло по-брехтовски, наследство поэтических спектаклей (все хорошо говорят). И как продолжение «Доброго человека». История выбора. И вернул хору его место и роль.

20 июня

«1900» Олега Меньшикова. Его Товарищество.

Зал битком, но не так, как бывал на Някрошюсе.

Л. Варпаховский (театральный режиссер, сценарист, 1908–1976) (из письма): «Обычно, когда актер распускает себя и поливает сцену слезами, публика остается равнодушной и только удивляется, что слезы настоящие и как их много… Гораздо большее впечатление на публику производит, когда актер сдерживает слезы, подступающие к горлу, и занят ситуацией роли… Вот тогда слезы льются в зрительном зале. Это гораздо большего стоит». «Разжалостливание себя».

* * *

ТВ-Культура. «Линия жизни» А. Бородина.

Мне очень понравилось. Алеша был такой естественный, спокойный, не суетливый. Говорил с достоинством, но демократично, открыто, как человек, который совсем не красуется, не хочет кому-то понравиться. Странное дело. Он никогда не считался сверходаренным, гениальным, шел по жизни ровно, правда, всегда вверх, но от его спектаклей никогда не «заходились». Его легенда – это Кировский ТЮЗ, пик его московской популярности, наверное, щекочихинская «Ловушка». В советские времена он мне казался старомодным, не слишком смелым и формалистичным. А вот сейчас он как никогда объективно нужен. Нужен его нормально ориентированный молодежный театр, важно, что он «школу» помнит, делает театр добротный, человеческий. Важно, что говорит: нужно ставить ту пьесу, которая ударяет. Все-таки! В отличие от того уродства, что поддерживает О. П. Т.

Рассказал, как Т. Стоппард (британский драматург, режиссёр, киносценарист и критик), впервые к ним приехавший и посмотревший спектакли в РАМТе, признался: «Я счастлив, что оказался не умнее спектакля».

Когда его спросили, куда детей в театр водить, сказал примерно то же, что и я лет 7 назад: в Малый, в Большой, туда, где учат человеческому, сначала надо понять канон (хороший), потом можно разглядывать изыски. Сказал, что лучший детский спектакль, на который он водил своих детей, это «Щелкунчик» Ю. Григоровича с Е. Максимовой и В. Васильевым.

Одно его признанье мне очень понятно, странно, что оно от мужчины. Когда родилась дочка, главное чувство, которое он испытал, не радость, а тревога, тревога вообще и по любому поводу. Это и я с обоими детьми чувствовала.

21 июня

«Офис» Ингрид Лаузунд, реж. Р. Козак, хореограф А. Сигалова, Театр Пушкина

Этот спектакль внесли в список для голосования «гвоздя сезона». Многие, в частности, Маринка Тимашева, советовали посмотреть и очень высоко оценили. М. Давыдова назвала его чуть ли не лучшим в сезоне (?!). Я проверила. Немецкая пьеска очень ловкая, внятная, по законам написанная (а наши говорят, что Козак из г…. конфетку сделал). Цепь сценок, скетчей, вполне абсурдистских, про жизнь офиса, в котором пять человек (две девочки и три мальчика) борются за место под солнцем. Вся заслуга в том, что хороша работа Сигаловой. Он решен пластически. Но Рома то, что должен был сделать, совсем не сделал. Причем, для этого требовалось ремесло и только. Если бы спектакль шел не 2 часа, а 1.15, да если бы режиссер простроил его изнутри, т. е. играли бы плотнее и с внутренним развитием, цены бы ему не было. Тогда бы это могло стать хитом. Пять разных человек, но не роботов же, здесь лишь намеки на индивидуальность, а если бы была судьба в паре-тройке подробностей. Вот как у Камы в «Зукко». Даже если это фарс, даже если нет видимого конфликта, он должен быть внутри, т. к. действие должно же куда-то двигаться!!! Это невыносимо видеть, как они игнорируют профессию, а называется это «сегодня надо ставить по-новому».

20
{"b":"582787","o":1}