ЛитМир - Электронная Библиотека

Снова выстрелили "Единороги", едва не повалив нас на колени. Пусть мы уже и были готовы к их чудовищному залпу, если вообще можно быть готовым к чему-то подобному.

- ГВАРДИЯ, ВПЕРЕД! - снова раздался голос Блюхера. - ВСКРОЕМ ТРАНШЕИ!

- Драгуны, за мной! - поддержал его я. - Бегом!

Не знаю, кто меня слышал, но бойцы моего полка и не только устремились вперед, оставляя за спиной строевую пехоту. Ломая строй, забыв про четкие построения, первыми бежали тевтоны. Я попытался разглядеть фигуру Блюхера, но быстро бросил это бессмысленное занятие.

А затем на головы нам начали падать вражеские снаряды. Альбионцы вопреки правилам ведения войны открыли по нам огонь. Ведь, наверное, только тяжелая артиллерия могла остановить крейсерские танки, и тут уж на такие мелочи, как несколько пехотных и драгунских полков никто не разменивался. Фугасы рвались вокруг нас. Теперь стоять было нельзя. Теперь только движение может спасти нас.

Я буквально ухватил замешкавшуюся Елену за воротник шинели и потащил за собой к вражеским траншеям. Жизнь была только там, здесь нас ждала почти верная смерть. Мы бежали. Елена спотыкалась, но благодаря тому, что я крепко держал ее, держалась на ногах. Я не мог даже сдернуть с плеча карабин, потому что сжимал в кулаке воротник Елениной шинели. Пришлось правой вытащить из кобуры трофейный револьвер. Я ни разу не стрелял из него с того памятного дня на Баварии, хотя и ухаживал за ним, собирал и разбирал, чистил и смазывал. Вот теперь довелось пустить в дело.

Тем временем тевтоны уже пошли на штурм траншей. Драгуны старались не отставать от них. Вот один припал на колено, сорвал с пояса гранату и швырнул ее в позиции пулеметчиков. Взрыв! И вот уже он и два его товарища взбегают на небольшой земляной бруствер, защищающий пулеметное гнездо. Вскидывают карабины, чтобы добить врага штыками, но добивать, видимо, уже никого не надо.

Я буквально на себе втащил Елену на бруствер. В лицо мне уставилась лучевая винтовка альбионца, сидящего на банкете. Но рука его дрогнула, и смертоносный луч лишь прожег мне фуражку. Шлемом я, конечно же, как всегда пренебрег. А вот я не промазал. Выстрел из револьвера разнес металлическую маску, закрывающую лицо альбионца, и он рухнул ничком

Я толкнул Елену на ту сторону, крикнув напоследок:

- Всегда ногами вперед!

И сам последовал за нею. Отпихнув мертвого солдата, я скатился с бруствера и банкета, попал ногой на лесенку, но спускаться по ней не стал. Слишком долго. Прыгнул так, как учил Елену, ногами вперед. Всем весом смял неудачливого альбионца, оказавшегося прямо подо мной, добил его парой выстрелов в упор.

Теперь можно прятать револьвер и браться за карабин. Я покрутил головой, ища Елену. Она была тут же, тоже с карабином в руках.

- Отлично, юноша! - крикнул я ей. - Прикрывайте мне спину! И не отставайте!

Командовать тут было некем. Все смешалось дикой катавасии траншейного боя. Видя офицерские погоны у меня на плечах, вокруг меня начали собираться люди. Подбежала команда огнеметчиков с нашивками 8-го драгунского полка.

- Очистить бункер! - скомандовал я им, даже не задумываясь над тем, что отдаю приказы не своим солдатам. Не до того было. - Остальные, за мной!

Альбионцев было удивительно мало в траншеях. Как только их выбили с банкета, они тут же начали отступать ко второй линии траншей, не особенно сильно сопротивляясь. Мы устремились за ними. Буквально на плечах отходящего врага ворвались через проходы во вторую линию. Установленные для прикрытия их пулеметы не успели открыть по нам огонь, боясь задеть своих.

Смертоносные лучи шипели в холодном воздухе. Дважды цепляли меня, но оставляли лишь глубокие полосы на броне. Мы перебили расчеты станковых пулеметов и ворвались в траншеи. Закипела рукопашная. В ход шли примкнутые штыки, приклады, ножи, кулаки и даже зубы. Драгуны и альбионцы катались в зимней грязи, убивая друг друга без пощады и жалости. Мы пробежали мимо десятков таких вот схваток, когда помогая своим, когда - нет. Время сейчас было слишком дорого. Пока враг не опомнился, надо было прорваться как можно глубже в многокилометровую линию обороны врага. Возможно, даже пушки взять удастся. Но это уже почти из области фантастики.

Бой во второй линии траншей был намного тяжелее. Альбионцы перегруппировались и заняли оборону около проходов в третью линию. С тыла их поддерживали грамотно расставленные станковые пулеметы. Длинные очереди скосили бегущих первыми драгун.

Теперь уже нам пришлось туго. Мы отошли, чтобы не попадать под пулеметный огонь. Завязалась перестрелка.

Где-то неподалеку грянул взрыв снаряда главного калибра "Бобра". Он разнес угол траншей, стволы пары пулеметов, прикрывающих проход в третью линию, уставились в небо.

Это был наш шанс!

- В атаку! - крикнул я, выстрелив из карабина. - За мной!

Мы бросились на альбионцев. Ледяной воздух прорезали лучи. В их смертоносной паутине мы прорвались к ним. Оставшиеся пулеметы уже не могли остановить нас. Мы сцепились с альбионцами врукопашную. Стреляли редко, снова в дело пошли штыки и приклады.

Я старался прикрывать Елену, не давая врагу прорваться к ней. Рядом со мной возник вахмистр Быковский. Как обычно, в тяжелой броне и с пулеметом вместо лучевого карабина в руках. Он ловко управлялся с этим громоздким оружием в рукопашной, проламывая им вражеские черепа, а иногда давая короткие очереди в упор, скашивающие двух-трех альбионцев.

- Вахмистр! - крикнул я ему. - Берите пару людей и подавите пулеметы!

- Есть! - ответил тот и тут же начал командовать. - Ты и ты, - тычок пулеметом в сторону драгун из нашего и восьмого полка, - приготовить гранаты и за мной!

Протолкавшись в первые ряды, он вскинул пулемет и открыл огонь по альбионцам. При этом уверенно шагал вперед, поливая врага длинными очередями. Прикрывающие пулеметные гнезда альбионцы падали один за другим. Один из драгун, следовавших за Быковским, решительно прыгнул вперед, швырнул гранату, но та упала слишком близко, не повредив врагу. Отважный драгун тут же рухнул срезанный очередью. Второй оказался умнее. Укрывшись за могучей спиной вахмистра, он сумел подобраться почти вплотную к пулеметчикам и кинул в них гранату. Та упала точно наверх прикрывающего их бруствера и скатилась вниз. Грянул взрыв - и ствол пулемета уставился в небо, будто грозя ему.

Увидев это, альбионцы начали отступать. Мы быстро теснили их. Похоже, боевой дух врага оказался сломлен. Теперь они уже практически бежали, лишь изредка оборачиваясь и стреляя в нашу сторону. Мы отвечали.

На их плечах мы ворвались в следующую линию траншей. И там нас встретили старые знакомцы. Берсерки с Нордгарда. Без противогазовых масок они выглядели не такими страшными, не смотря на боевую раскраску, покрывающую их лица и выражение злого веселья, написанное на них. Все же, безличные маски куда страшнее.

Мы столкнулись с первым нордвигом. Тот вскинул длинный меч, собираясь разрубить меня. Я уклонился, вскинул карабин, но Елена опередила меня. Сожгла лучом лицо берсерку.

- Отлично, юноша! - хлопнул я ее по плечу. - Вы далеко пойдете!

Мы надавили на берсерков, не давай им пользоваться их длинным оружием в тесноте траншей.

Вахмистр Быковский сцепился со столь же здоровым, как и он сам, берсерком, вооруженным громадной секирой. Первым ударом тот перерубил пулемет вахмистра - во все стороны полетели обломки металла. Отбросив ставшее бесполезным оружие, Быковский схватил врага за предплечья, не давая опустить секиру ему на голову. Они поборолись несколько секунд, а потом вахмистр приложил берсерка спиной о стену траншеи, вырвал оружие и без замаха ударил его широким лезвием в живот. Оно легко проломило броню и глубоко вошло в тело нордвига. Тот переломился пополам и кашлянул кровью. Быковский же устремился дальше, орудуя уже кулаками, что его уже не смущало.

Берсерки отбивались от нас, но теснота сильно мешала им. Все их длинные мечи и тяжелые топоры теперь были мало эффективны. В отличие от наших штыков, примкнутых в карабинам. Нордвиги вовсю палили из огнестрельного оружия, наполняя траншеи грохотом крупнокалиберных пистолетов и быстрым стаккато пистолетов-пулеметов. Мы отвечали им смертоносными лучами.

36
{"b":"582819","o":1}