ЛитМир - Электронная Библиотека

Действия руководства родного министерства, бывало, не нравились фон Плауену, иногда очень сильно, но он был вынужден продвигать их в жизнь здесь, на Терре. Но консул всегда понимал их, как бы ни не нравились фон Плауену инструкции с Рейнланда, он всегда понимал резоны, которым следовало его руководство. И вот теперь пришел тот день, когда он перестал их понимать. Вообще. Чем дальше развивались события, тем меньше фон Плауен понимал ситуацию.

Спустя несколько дней после получения проклятой инструкции из консульства пропали все гвардейцы Тевтонского полка. Роскошная казарма, выделенная им, опустела, как и квартира поручика Штефана Каппеля. Каждый раз входя в Зал Семи Плауен вспоминал об этом, потому что гвардейцы других государств по-прежнему торчали неподвижными шпалерами у входов в него, а около дверей, украшенных Двуглавым орлом и Двойной звездой, никого не было. Как и у дверей Конфедерации. И это было очень неприятно.

Консул отлично понимал, что сегодня переговоры пойдут по заранее известному сценарию. Однако надо было отыграть и этот акт затянувшегося спектакля абсурда.

Консулы Совета собрались точно в назначенное время. Плауен прибыл едва ли не последним. Следом за ним в зал вошел Флориан 23/4, шагающий широко и энергично. Маний Сульпиций тут же объявил о начале нового заседания.

- На повестке дня, - произнес он, - в который уже раз стоит вопрос о конвенции против демонов. И со всей ответственностью я хочу вам заявить, консулы, что он стоит остро, как никогда. Время уходит на пустые разговоры, а демоны в отличие от нас не проводят его за разговорами и спорами. Они готовятся к войне.

- Осмелюсь предположить, - взял слово фон Плауен, - что и наши государства, не смотря на споры здесь, в Зале Семи, также готовятся к ней.

- Готовятся, - с незабываемым сарказмом, на который способны только альбионские дипломаты, высказался Дженнингс. - Да ваша родина уже ведет войну с моей. Конфликт на Пангее слишком затянулся и кайзер Доппельштерна, как будто, не понимает новой угрозы, исходящей от демонов. Как иначе объяснить упорное нежелание ратифицировать конвенцию против них.

- Только вашими необоснованными нападками, - перешел в контрнаступление Плауен, - со стороны Альбиона и Соединенных планет. Восстановление статуса спорной планеты для Баварии, - процитировал он одно из требования Стаффорда. - Когда это Бавария, со дня открытия заселенная колонистами Доппельштерна была спорной планетой? И не надо мне напоминать инцидент, - фон Плауен пожалел, что не умеет выражать сарказм так ярко, как консул Альбиона, - который есть ни что иное, как наглое вторжение Соединенных планет на территорию моей родины под видом защиты от бандитов Конфедерации.

- Все это, - заявил Маний Сульпиций, - мы слышали не один раз.

- Именно, - якобы вошел в раж фон Плауен. - Меня обвиняют в затягивании времени, в нежелании подписать конвенцию против демонов. Но разве это так? - Он обвел взглядом остальных консулов. - Я всего лишь отражаю нападки наших соседей, не даю им под видом борьбы с демонами оторвать кусок пожирнее от моей родины. Разве это не мое законное право? Разве я должен сидеть, сложа руки, пока другие пытаются делить мою родину, словно лоскутное одеяло? Нет, господа консулы, этому не бывать. Я решительно отвергаю все требования относительно статуса Баварии и Пангеи.

- Мне казалось, - сделал вид, будто задумывается, Дженнингс, - что все вопросы относительно Баварии были окончательно закрыты еще третьего дня. И нам удалось убедить уважаемого консула Стаффорда в том, что Свободное государство является провинцией Доппельштернрейха, и ее статус никак не может быть затронут на наших нынешних переговорах. Не так ли?

- Но остается еще вопрос Пангеи, верно? - глянул на него фон Плауен.

- Не рано обсуждать его, - покачал головой Уэсиба. - для начала стоит отбить грядущую атаку демонов, а уж после приступить к нему.

- Подобные вопросы, - возразил Плауен, - надо решать до начала военных действий против общего врага. Ведь после их окончания союзники вполне могут повернуть оружие друг против друга. Именно из-за того, что данный вопрос не был вовремя урегулирован.

- Его можно продолжить обсуждать в ходе военных действий против демонов, - предложил Маний Сульпиций, - и принять дополнительным протоколом к конвенции.

- Вам ли не знать, коллеги, - вымучено улыбнулся фон Плауен, - что баталии на дипломатическом фронте могут идти гораздо дольше и быть куда жарче, чем те, где льется кровь и свистят пули.

Все консулы, даже Флориан 23/4, треть лица которого занимал стальной имплантат, с горящим синим светом глазом, улыбнулись.

Театр абсурда продолжался.

Первое практическое занятие для первой когорты Тевтонского ордена стало серьезным испытанием. Конечно, они всему ордену не один раз приходилось схватываться с разнообразными тварями, против которых воюют на Земле, но все те особи были захвачены в плен во время рейдов, и конечно не шли ни в какое сравнение с обитающими в подконтрольных демонам областях и тоннелях подземки. Настоящая схватка грозила тевтонам серьезными потерями, не смотря ни на какие тренировки и опыт войны на Пангее. Тем более, что тактика демонов Земли отличалась от той, что придерживались их проклятые сородичи на Пангее.

И вот пришла пора первой когорте во главе с самим магистром спуститься в тоннели бывшей Всемирной сети метрополитена, ставшей вотчиной демона по имени Метрополит и его приспешников, зомбирующих людей. Правда, возглавляли рейд два опытных бойца с демонами, закованных с доспехи без опознавательных знаков какого-либо ордена. Они ограничивались короткими репликами сугубо по делу, даже представляться не стали.

Махнув рукой, более рослый рыцарь с крестообразной прорезью для глаз в стальном шлеме, повел за собой сотню тевтонов. Рядом с ним шагали Авраам Алекс и второй безымянный боец, вооруженный парой мощных пистолетов и двумя мечами, закрепленными в ножнах за спиной. Однако стоило подойти к воротам в мощной стене, отгораживающей землю людей от проклятых владений демонов, как первый боец сделал останавливающий жест и сам отправился разговаривать со стражей.

- С кем имею честь? - решил воспользоваться паузой Авраам Тевтон.

- Убийцы демонов, - ответил рыцарь. - У нашего ордена нет имени и четкой структуры, потому и фамилий мы не носим. Мое имя Потифар, а нашего предводителя зовут Аристарх. При обращении к нам постарайтесь добавлять брат, так привычней всем нам, охотникам на демонов. Наша задача сопровождать рыцарей, впервые отправляющихся в рейды, как в подземку, так и в земли демонов. Все вы хорошие бойцы, но вам не хватает опыта в реальной войне с демонами, а потому наше присутствие обязательно.

- Ты слишком многословен, - заметил глухим голосом брат Аристарх, вернувшийся от ворот.

Он махнул рукой - и рыцари вслед за ним отправились к громадным створкам. Скрытые в стене механизмы привели их в движение. Завертелись шестерни диаметром с человеческую ногу - и створки начали открываться. Бойцы на стене в черной броне и такого же цвета плащах с белой башенкой, занимающие позиции наверху стены и огневых точках, топорщащихся стволами крупнокалиберных пулеметов и легких орудий, тут же привели все оружие в боевую готовность.

Все рыцари первой когорты подобрались, готовясь впервые вступить на проклятую землю, зараженную демонами. Все они были вооружены укороченными безгильзовыми винтовками, куда меньшего калибра и убойной силы, что были у воинов орденов Калатравы и Сантьяго, но такими куда удобней воевать в подземельях. Да и скорострельность у них куда выше. Кроме того, каждому рыцарю полагалось и холодное оружие. Обычные воины носили на поясе длинные мечи, которыми владели, конечно, не очень хорошо, но для борьбы с зомбированными людьми этого умения вполне достаточно. Доспехи мало отличались от тех, что носила тяжелая пехота, что в Доппельштерне, что в Альбионе или том же Эмирате, многие рыцари оставили себе старые, лишь нанеся на них знаки различия ордена. Никто не возражал против этого.

13
{"b":"582820","o":1}