ЛитМир - Электронная Библиотека
ЛитМир: бестселлеры месяца
Сеть Алисы
Уорхол
The Power of Now. Сила настоящего
Магия утра для высоких продаж
Планируем меню, или Как перестать жить на кухне
Евгения Гранде. Тридцатилетняя женщина
Сад небесной мудрости: притчи для гармоничной жизни
Теория игр в комиксах
В постели с миллиардером
Содержание  
A
A

- И получается у него? - задала собеседница непонятный вопрос, который заставил посмотреть на нее вопросительно, с долей удивления.

- Втаптывать в грязь у него получается идеально... - и я, и Мелисса замолчали, не зная, что должны сказать и сделать. Вздрогнула, когда услышала:

- Поднимайся, - не хотела его видеть, слышать. Исчезни, но я послушно поднялась, как монумент распрямила гордо плечи и спину.

- Мелисса, ты чудо, - Хаски наклонился через мое плечо и поцеловал сестру в щеку. Он способен на подобные проявления эмоций? Неожиданно. - Сочтемся!

Рука была пленена и ее повели в направлении просторного хола, где спускался экскалатор.

Всю дорогу Хаски посматривал незаметно на преображение своей любовницы. Больше не было страшных гримов, уродской одежды, татуировка и белые волосы скрывали настоящий облик Вильмонт. В красивом платье с квадратным вырезом и на огромной шпильке.

В машине Дмитрий устал от молчания и озвучил:

- Как день? -ниразу за двадцать минут не посмотрела в его сторону.

Я мастер игнорирования людей. Никогда не предполагала, что смогу не смотреть на человека в течение целого дня. Хотела, но ни за что не посмотрю.

Дмитрий сегодня особенно великолепен, как назло, приковывал ничтожный взгляд к себе.

- Нормально, - запоздало ответила и максимально отвернулась к окну, чтобы даже боковым зрением не зацепить мордашку Аристократа. Нельзя было рождаться с прекрасной моськой... и с черствой душой, насквозь отравленной гнилью.

К семи вечера прибыли на пристань. Дима нервничал? Забыл телефон в машине. Хаски ничего не забывал и никогда, поэтому этот факт говорил о раздрае чувств.

Хммм. Странно. Точно. Там будут его родители и весь высший свет... Весь свет!? Стоп. Я забыла о такой важной вещи - Гнетовцы. Там вполне могли оказаться верховьи наших рядов.

Слишком расслабилась, Вильмонт! Будь на чеку.

Прекрасная синева и заходящее ярко-красное солнце на небосклоне. Солнце в Арзонте садилось рано, так необычно. Теплый день - но очень короткий. У нас у Гнетовцев холодный день - но долгий.

На чеку, Аня.

Глаза в пол, побольше белых волос на лицо. Хаски держал за руку сбоку и направлял через людей. Иногда я пыталась спрятаться за его широкой спиной, хоть для чего-то полезен мужчина.

- Здравствуй, Дмитрий, - глаза б мои ослепли. Отец Трески. Давно не видела его на телевидение, постарел, морщинки под глазами испещряли сильно. Шестьдесят насколько помню, а это не возраст заката.

Стояла сзади Дмитрия, пока мужчины крепко пожимали руки.

- Какая необычная девушка, - Хаски отступил в бок, давая меня рассмотреть. А Трески пришлось подойти и ласково взять ладонь, чуть-чуть прикоснувшись губами к ней. Хотелось выдернуть, но я устояла. Мы не знакомы напрямую, не должен узнать, пришлось улыбнуться натянуто.

- Добрый вечер, - согласно кивнуть, возвращая дань уважения на галантный жест. Отпустите уже мою руку.

Дмитрий оказался полезным, взял мою ладонь в свои знакомые пальцы, крепко сжав.

- Чувствуйте себя, как дома, - кивнул Дмитрий, и мы продолжили путешествие по палубе сквозь толпу. Где-то останавливались, а я старалась прятать глаза внизу под ногами. Не должны узнать Аристократы.

Зачем Хаски постоянно держал за руку, боялся выброшусь под плывущий корабль. Пусть расслабится. Как бы ужасно не было - я никогда не опускала рук.

Отплытие узнала - в девять. Хаски останавливался каждый раз, а я с испугом выглядывала из-за крупной спины и думала, вот-вот кто-нибудь узнает и пальцем ткнет.

Неосознанно прижималась к руке Хаски телом, ища поддержки у своего же мучителя. Возможно, почуяв опасения, мужчина приобнял за плечи в знак поддержки.

- Не бойся, - наклонился к плечу, поддел носом левое ухо и затем уткнулся в волосы. - Со мной тебя никто не тронет.

Я боялась не твоих Аристократов и террариума полного змей. К ним привыкла. Боялась, что маскарад раскроется. От приближения к уху и щеке теплого дыхания почуяла желание вырваться, что и проделала. Не сильно, но настойчиво вывернулась из объятий.

Хаски вознамерился что-то сказать, судя по вмиг поджатым губам не очень ласковое, но разгорающуюся ссору прервало появление Польски.

Мы находились возле перил с боковой части корабля, малолюдно, тихо, то что необходимо. Отсюда открывался шикарный вид на закат солнца, только бы не мужские объятия, которые портили хорошее настроение.

Польски со своей новой пассией. Которая она по счету? Сто миллионная? Аристократы одним словом. Видела неделю назад эту представительницу с искусственной грудью. Для Александра прогресс в отношениях, больше семи дней с одной и той же девушкой спать. Виталик не любил приводить девушек и знакомить с нами. Нами!? Я себя причислила к ним?

Польски обожал себя, Нарцисс идиотский. Начал бесить еще хлеще Хаски, в последнее время мы поравнялись в ненависти друг с другом, также как и с Трески. Почему друзья Дмитрия меня ненавидели?

- Здарово, Диман, - Саша намеренно опустил обращение ко мне, посчитав за пустое место. Мужчины здоровались, а я лопатками оперлась о перила и постаралась расслабиться. А если вечера и два дня провести здесь или в каюте, удастся избежать возможного разоблачения?

- Привет, Аня, - Виталик улыбнулся, я ответно ему. Единственный человек, которому дарила улыбку. - Тебя не узнать, истинная Аристократка!

Хотел сделать комплимент, я приготовилась что-то ответить, но Польски перебил:

- Ага. Конечно. Как обезьяна похожа на человека, - заржал Санек, его смех поддержала пассия. Я и этому удоду улыбнулась, что должно было навести на подозрения, в завершении показала конфигурацию из одного пальца. Четко прямо в лицо. Замолк.

- Она меня достала, Диман. Как только закончишь с ней, я ей пальцы вырву, клянусь, - убрала палец и спрятала руки на груди.

- Ананина, прекрати, - скомандовал Хаски тоном, которым обычно намекал, что ночью будет полное подчинение, многократное и на коленях. Я посмотрела мужчине в кадык, где подрагивала жила и промолчала. Заметила, что Виталик подошел к перилам и достал пачку сигарет.

- Можно? - поинтересовалась, на что Аристократ согласно наклонил пачку, предлагая взять. Я зажала губами светлую сигарету. Дорадо хотел дать прикурить, но не успел. Сигарета выскочила при помощи энергии ветра из моего рта. Захотелось гаркнуть громко. Чтоб тебя!

- Не кури на корабле, хотя бы три дня или боишься сдохнешь от недостатка никотина?

- Я кажется соглашалась спать с тобой, - первый раз за день так и быть посмотрела в глаза тирана, чтобы передать ненависть сквозь прищур. - А не исполнять приказы, Хаски!

Каждое мое слово всегда наполнено богатым смыслом, просто так с ним не говорила. Дмитрий замолчал после отповеди, а я отошла от перил и направилась куда-нибудь подальше отсюда, чтобы восстановить сухость в глазах и спокойствие на сердце.

- В туалет пошла, - сказала напоследок, чтобы не смел идти за мной. Где уборная не знала, но искать не собиралась. Хорошо Хаски не предложил услуги по сопровождению до объявленного места.

В груди что-то терзалось, мучилось и не знала чьи руки это делали. Мои или Хаски?

Прошла через палубу, полную людей. Наблюдали, встречая по пути, пялились на татуировку, переговаривались, а я смотрела вниз под ноги, там не так грязно, как на их лицах и руках.

Для них - я грязь. Шла, не разбирала направления. Вправо - начался точно такой же закуток длинный с расположенными каютами, где было малолюдно. Одну компанию молодых людей заметила и постаралась, не мешая им, замереть скромно у перил.

Отсюда видно тень от корабля на воде и отблески рыжих всполохов заката, отбрасываемых на океан и на небо.

Вскоре компания молодежи покинула пристанище, и я осталась одна в уединении. Стала свидетельницей, как на улицы забрался мрак. Как загорелись огни на пристани и как заработали винты на воде, готовясь к отплытию. Уходить не хотелось, понимала, что Хаски ищет, но не могла уйти. Вернуться в террариум и ждать пока меня будут кусать и жалить. Я буду вздрагивать от укусов, пытаться ответить чем-то, но покорно придется их принять. Потому что так пожелал великий наследник, желая наказать за отказы. Он всегда добивался намеченной цели. Всегда, и я не соперник.

82
{"b":"582822","o":1}
ЛитМир: бестселлеры месяца
Мой продуктивный год: Как я проверил самые известные методики личной эффективности на себе
Как рассказать ребенку об опасностях
Большая энциклопедия коучинга
Навеки не твоя
Курс Наука логики для менеджеров с элементами ТРИЗ
Сущность
Почти человек
Наполеонов обоз. Книга 3. Ангельский рожок
Василий Теркин. Стихотворения