ЛитМир - Электронная Библиотека
A
A

"Ну и дела, - подумал Вайорель. - Еще вчера девицы уверяли, что не о чем другом так не мечтают, как дать представление в столице гномов. Интересный у них подход к делу. Впрочем, вполне возможно, что я просто чего-то не понимаю в продвижении простонародного искусства".

Принц требовательно посмотрел на Аглаю. Та смутилась, но решительно покачала головой. Эберхард принял отказ и повелительным жестом удержал директора театра от уговоров.

- Ну, нет - так нет. Однако знайте, что в Вупперпале всегда будут вам рады. Могу я что-нибудь сделать для вас?

Неожиданно оробевшая Полина выпалила скороговоркой:

- Благодарим вас, ваше высочество! Мы предполагаем некоторое время спустя отправиться в халифат. Я слышала (на самом деле, конечно, Полина прочитала об этом в путеводителе), что у вас с Каракуматом давние торговые отношения. Можно нам рекомендательное письмо?

Эберхард не глядя протянул руку, в которую понятливый секретарь тут же вложил свиток и самопишущее перо. Черкнув несколько строк и заверив послание личной печатью, принц протянул его слегка разочарованной Полине. Все это время девушка заглядывала ему через плечо, благо рост позволял, но не поняла ни слова - принц оказался полиглотом и писал на хамзи.

- Это покажете при дворе, и перед вами откроются многие двери. А теперь я должен с вами проститься. Зарубежные гости, возможно, уже заскучали. Родерик проводит вас после спектакля.

Принц отвесил легкий поклон и покинул ложу. За ним в дверь незамедлительно выскользнули невозмутимый секретарь и недовольно пыхтящий директор. От ангажемента в его театре раньше никто не отказывался!

Полина со значением взглянула на подругу. Свиток в ее руке как бы говорил: "Еще один принц у нас в кармане". Вайорель, уставший удивляться, молча плюхнулся в кресло и сделал вид, что внимательно следит за сценой. Потом не выдержал, повернулся к девицам и поинтересовался:

- Вы со мной в империю? Или сразу в халифат?

Полина, скосив глаза на Родерика, который с инстинктом профессионального придворного сплетника прислушивался к разговору, неопределенно протянула:

- Давай обсудим это позже.

Не то что бы девушка ожидала от знатного гнома подвоха, просто не любила излишнего внимания к своим делам.

Родерик, разобиженный такой скрытностью, в отместку сразу же заподозрил Полину в шпионаже. Вайорель мысленно махнул рукой на выкрутасы спутниц и продолжил обдумывать новый сенсационный балет с главным героем-гномом. Аглая, проводив Эберхарда мечтательным взглядом, уговаривала себя, что остаться на подпевках в гномьем королевстве все же не является мечтой всей ее жизни и вообще, впереди ЕГЭ. Полина мысленно облобызовывала двух следующих принцев. Вампир-костюмер, все это время не спускавший с ложи глаз, окончательно уверился в том, что королевская опера переманила-таки столичную знаменитость. Окончание концерта вся эта компания встретила в некоторой задумчивости.

Длинный день вымотал всех. Держался бодрячком только выносливый Вайорель, девицы уже деликатно позевывали в кулачек, да и Родерик утратил значительную часть своей бойкости. На подъезде к "Уютному дворику" девушки уже почти спали.

Полина еще помнила, как придворный проводил их до дверей номера и пожелал легкой дороги и как Вайорель предупредил, что выезжать придется рано, чтобы попасть в столицу засветло. Как они добрались до кроватей и высвободились из красивых, но неудобных нарядов, память девушки уже не сохранила. Через пару минут все трое путешественников спали. Никакая ширма в номер, конечно, не понадобилась

* * *

Покидая гостиницу на следующий день после раннего завтрака, друзья обнаружили, что оказались не единственными такими жаворонками. На выезде арендованный Вайорелем экипаж едва не столкнулся с лакированной бричкой, в которую был запряжен огромный, диковатого вида лось. Возница, дорого одетый крупнотелый подросток, явно куда-то торопился, подгоняя животное и нервно поглядывая на дорогу. Лось глухо мычал, поворачивал рогатую башку и попытался остановиться, но был безжалостно направлен прочь со двора. Полине показалось, что выделывать кунштюки гигантское парнокопытное принялось, только заметив их выезд.

- Готов поспорить, парень сбежал из дома, - проводив повозку наметанным взглядом путешественника, заметил Вайорель, - подвиги совершать или на ближайшую войну.

Балерун угадал ровно наполовину. Юнец действительно бежал из дома, но не в поисках приключений, а не найдя другого способа избежать зачисления в военную академию. В заплечном мешке, находящемся под сидением, лежала страстно любимая им мандолина. Юноша мечтал стать менестрелем, что было совершенно исключено по причине высокого общественного положения его семьи.

Почти сразу после побега дорожка юного дарования пересеклась с подлыми конокрадами. Погоревав почти полдня над осиротевшей бричкой, он, в свою очередь, свел оказавшегося удивительно понятливым лося с какого-то хутора, где вольное животное приспособили для вспашки безразмерных огородов.

Вайорель не угадал будущего коллегу по цеху изящных искусств просто потому, что, увы, руки парня напоминали средних размеров лопаты и представить в них было гораздо легче саблю, нежели музыкальный инструмент.

Аглая тоже внимательно посмотрела вслед бричке. В отличие от спутников, она уже видела эту парочку, когда сидела с Полиной в гостиничном садике, и поведение ездового животного и его юного хозяина показалось ей странноватым. Что-то было в них такое-этакое, настораживающее.

Впрочем, девушка быстро выбросила посторонние мысли из головы. Были на свете проблемы и посущественнее.

Наконец экипаж выехал со двора и покатил в сторону имперской столицы. Улицы были пустынны: Вупперпаль отсыпался после грандиозных торжеств.

- С новым счастьем! - пробормотала себе под нос Полина - уж больно городской пейзаж напоминал утро 1 января в родных краях. - С новым принцем!

* На основе частушки из пародийного проекта "Верка Смердючка".

Глава четвертая. Поцелуй четвертый.

Подруга моя,

Какая ласковая,

Все монеты из карманов

Повытаскивала.

Как ударят вас копытом,

Вы невольно вскрикните.

Раз ударят, два ударят,

А потом привыкните.

Из репертуара народного дуэта "Поля и Глая".

После целого дня тряски в конном экипаже не выспавшиеся накануне девицы оказались неспособны воспринимать красоты имперской столицы. Величественные здания, парки и бульвары проплывали по краешку утомленного сознания, чтобы, возможно, присниться ночью.

К жилищу Вайореля добрались почти в сумерках. Балерун оказался владельцем уютного двухэтажного особнячка, прячущегося за фигурной кованой оградой. Широкий двор был украшен клумбами разнообразных форм и размеров. Какой-то местный аналог душистого табака издавал резкий цветочный аромат, от которого у Аглаи закружилась голова.

Встречать хозяина вышла целая толпа слуг. Уставший не меньше подружек, Вайорель отрывистым голосом начал раздавать команды:

- Приготовить гостевое крыло. Двух горничных туда. Ванна. Ужин. Постель. Экипаж в городские конюшни. Не платить - расчеты сделаны при найме. До обеда я никого не принимаю.

* * *

- Вайорель, а зачем тебе отдельное гостевое крыло? - спросила Аглая немного позже, когда отмытые до хруста путешественники сидели в гостиной этого самого крыла за поздним ужином.

35
{"b":"582829","o":1}