ЛитМир - Электронная Библиотека
A
A

Мужик засунул беглеца обратно в мешок и наконец освободил дорогу. Офицер еще раз оглядел бричку и разрешил притомившимся путешественникам двигаться дальше.

* * *

Снова получив свободу передвижения, юные путники только что не запрыгали от счастья. Для начала, отъехав от заставы совсем немного, все дружно сбегали в кустики. Потом стали прикидывать, где устроить пикник. Основательный Мирик извлек из кармана свернутую в рулончик карту и, внимательно изучив ее, сообщил попутчицам, что скоро будет развилка, причем оба ответвления дороги идут примерно в одном направлении. Но если свернуть налево, путь пройдет по берегу реки Вертлявки. Можно будет и искупаться, и с комфортом расположиться на обед. А если свернуть направо, то дорога там получше, да и путь окажется короче, но ведь они никуда не торопятся, верно?

Искупаться пропотевшему и запыленному народному дуэту хотелось даже больше, чем пообедать, и Мирик свернул к реке. Вертвлявка показалась Аглае поуже Волги, но сильно пошире пресловутой реки Орь, на берегах которой Полина, ничтоже сумняшеся, поселила мифических руаских орков.

Река, вопреки названию, спокойно несла свои воды посреди равнины, поросшей небольшими рощицами. Берег, по которому шла дорога, имел изрядную примесь глины, и Мирик невольно поморщился, представив, какая эпическая грязь появляется здесь после дождя. Но было сухо, и за двуколкой тянулся приличный шлейф мелкой коричневой пыли.

Наконец путешественники сочли, что отъехали достаточно далеко от негостеприимной границы, и принялись высматривать место для привала. Впереди показался удобный спуск к воде, а разросшиеся на берегу деревья давали отличную тень.

- Пожалуй, остановимся здесь, - сказал Мирик и направил двуколку под деревья. - Я сейчас распрягу лося и займусь костром, а вы принесите воды.

Полина спрыгнула с повозки и с наслаждением потянулась. Потом подошла к приглянувшемуся дереву, обхватила ствол руками и прижалась к нему всем телом.

- Скажи, что это она делает? - спросил Мирик Аглаю, которая, подняв сиденье, пыталась выковырять котелок из кучи намертво утрамбованной поклажи. Второй вещевой отсек, который подруги вежливо оставили владельцу двуколки, был наполовину пуст.

Аглая, не имея сил отвечать, молча пыхтела, обеими руками вцепившись в дно упрямой посудины. Зацепить ее покрепче не было решительно никакой возможности.

- Ну и барахла у вас, девушки, - покачал головой начинающий менестрель, рывком выдергивая из спрессованного имущества гномий рюкзак. Вожделенный котелок вылетел вместе с ним и покатился по земле, позвякивая ручкой. Из него вывалилось какое-то тряпье, напиханное внутрь для экономии места. Мирик собрал его и бросил в общую кучу.

Аглая догнала укатившийся котелок и вытряхнула из него землю, легкомысленно приговаривая: "Ну и ладно, все равно мыть".

Полина, не обращая внимания на всю эту кутерьму, продолжала обниматься с деревом.

- Это она так заряжается энергией природы, - пояснила наконец Аглая, поймав недоуменный взгляд юного менестреля. - Ну, у нас в Руасии некоторые считают, что, обняв дерево, поздоровавшись с ним и поблагодарив, можно оздоровиться, очистить мысли и все такое прочее.

- А парней с этой же целью обнимать нельзя? - хитро прищурившись, поинтересовался Мирик. - В принципе, я готов помочь.

Аглая молча огрела доброхота котелком по спине и направилась к воде. Полина наконец отлепилась от затисканного дерева и побрела за ней следом, любуясь на реку и легкие облака над водой. В душе ее поселилось умиротворение. Мирик пожал богатырскими плечами и принялся собирать хворост для костра.

* * *

Два королевских гвардейца, с раннего утра сидящие в схроне в ближайших кустах, с интересом наблюдали за действиями отдыхающих. Новенькие удочки и ведерко с сачком призваны были обеспечить засадникам легенду на случай, если их обнаружат.

Такие схроны в день государственного праздника были понатыканы по всему берегу Вертлявки от столицы до государственной границы. Ибо традиции традициями, но молодой король Румых ничего не собирался пускать на самотек.

- Скажи, дядька Полтавчик, а что, действительно, если обнимешь дерево, можно поздороветь? - от скуки поинтересовался более молодой гвардеец.

- Конечно, - не моргнув глазом, ответил Полтавчик. - Посмотри на меня, Клюник, видишь, какие бицепсы? Это от того, что мне часто приходится сидеть в кустах в засаде.

* * *

Девушки принесли в котелке воду и оставили Мирика обустраивать стоянку и кипятить на костре чай. Варить обед юные путешественники не собирались - у них было при себе все, чтобы настругать на скорую руку сколько угодно бутербродов. Сами девицы, пока готовится чай, собирались искупнуться и теперь живо обсуждали, как половчее это сделать при полном отсутствии купальников.

Полина предлагала окунуться нагишом, ведь из-за густых кустов ничего не будет видно. Более скромная Аглая считала, что приличнее будет поплавать в нижнем белье.

К их спору незаметно прислушивались гвардейцы, Мирик и лось.

- И чем, интересно, твои стринги приличнее полностью голой задницы с точки зрения мира, где до сих пор, возможно, существует право первой ночи? - вопрошала Полина.

- Ну, мне так спокойнее! И у меня не стринги!

- А сушить свое бельишко ты на глазах у Мирика будешь? - не унималась актриса. - Хочешь, чтобы парня хватил удар от созерцания твоего бюстгальтера с силиконовыми вставками? Он же наверняка уверен, что это все твое!

- А это все мое! - рассердилась Аглая. - Думаешь, если я маленького роста, у меня и груди нет! Ладно, пойдем купаться голышом, сейчас посмотришь!

У Мирика округлились глаза, Полтавчик и Клюник, сколько могли, вытянули шеи. Лось, ощипывающий листья с куста в опасной близости от гвардейского схрона, бочком-бочком начал приближаться к воде. Мысли в голове при этом у него были совсем не лосиные: "Как же легко нас, мужиков, заинтриговать! Вот почему при том, что раздеться собираются обе девушки и у Полины фигура откровенно лучше, мне теперь так нестерпимо хочется взглянуть на сиськи этой малявки?"

Полина поняла, что из нее опять поперла "мисс бестактность", и принялась объяснять, что она не то имела в виду. Получалось плохо. Аглая замотала косу в аккуратную кукулю, извлекла из рюкзака полотенце и, не слушая жалких оправданий подруги, решительно направилась к воде. Полина поспешила следом. Мирик вздохнул и принялся разводить костер. Лось, неторопливо пощипывая травку, продвинулся к реке еще на несколько шагов.

Не доходя нескольких метров до воды, девушки разулись, оставили на траве обувь и свернули налево, где почти вплотную к реке подбирались заросли ветлы. На мокром речном песке оставались узкие цепочки следов босых ножек сорок первого и тридцать шестого размеров. Аглая пристроила полотенце на ветку и стянула с себя платье, оставшись в пресловутом лифчике и широких доферских шароварах. Полина пошла другим путем: сняла сначала шаровары и принялась задирать подол. Из кустов высунулась и тут же спряталась в тонких ветках любопытная рогатая голова.

Внезапно Полина прервала свое волнующее занятие, прислушалась, взглянула на реку и пихнула в плечо Аглаю, привлекая ее внимание.

- Смотри, что это за чудо плывет по воде? Лодочка для гномиков, что ли?

По течению в сторону девушек двигался непонятный предмет, и впрямь похожий на небольшую лодочку. Снаружи он был богато украшен резьбой и разноцветной росписью. Сверху "лодочку" венчала дугообразная ручка, на которой висели какие-то предметы, издававшие тихий звон, который и услышала Полина. Внутри наблюдалось какое-то шевеление.

49
{"b":"582829","o":1}