ЛитМир - Электронная Библиотека
A
A

Однако напрасно говорят, что со стороны виднее. Для Люцимага эта история выглядела совершенно по-другому.

Привычно стоя на пьедестале, принц неожиданно почувствовал, как его хвоста касается что-то влажное, а потом к нему припадают в поцелуе девичьи губы. Он наклонился с постамента, чтобы поглядеть на диковинную паломницу, и увидел юное, совершенно сумасшедшее от счастья лицо. Так далеко в своем почитании его поклонницы еще не разу не заходили!

Принц неверяще глядел на паломницу. Паломница влюблено смотрела на принца. Потом запустила руку в волосы, нащупала там диковинную заколку, выполненную в форме тотема императорского дома - черного тарантула - и протянула принцу.

Люцимаг ошеломленно глядел на артефакт. А в том, что ему протягивают редкий по силе артефакт, никаких сомнений не было. Предмет был привнесен из третьего мира - уж в этих-то вещах лучший ученик главного придворного звездочета разбирался на раз. Вполне обычный на родине и совершенно бесполезный на Альтре, в третьем по счету мире любой предмет должен был приобрести неожиданные и очень полезные свойства. Если, конечно, был подарен в порыве благородных чувств.

Паломница же этими благородными чувствами просто лучилась, переводя довольный взгляд с запястья собственной правой руки - совершенно пустого, кстати, - на принца и обратно. Люцимаг мягко спрыгнул с пьедестала на пол - толпа ахнула, верховный жрец что-то сердито залопотал, - и склонил голову перед блондинкой. Девушка двумя руками ловко собрала в высокий хвост его рассыпающуюся церемониальную прическу и закрепила своей артефактной заколкой. Третий наследник немедленно почувствовал прилив сил и желание облагодетельствовать весь мир.

- Чего бы ты хотела, дева? - спросил он густым басом.

Неожиданно из-за спины необычной паломницы высунулась крохотная брюнетка и с большой надеждой спросила: "А можно покататься на ковре-самолете?".

"Ну точно девушки не местные, - с умилением подумал принц. - Надо же попросить такое. И где я им в Каракумате настоящий демонический ковер возьму? Хотя... Для небольшого развлекательного полета сойдет и любой половик. Надо только выбрать что-нибудь почище".

* * *

Труппа императорского театра с жадным любопытством следила из-за кулис за личной ложей халифа. Там по идее должен был находиться редкий гость - принц-демон, появляющийся на Альтре только три дня в году и только в халифате. Нигде больше в империи увидеть настоящего демона из Барача не представлялось возможным. Ученые маги говорили, что в так называемые Дни Единения Альтра каким-то образом соприкасается южным материком с миром, где живут демоны, и в халифате открывается межмировой портал. В остальное время демоны могут появляться - опять же только в халифате - лишь ненадолго и в результате сложного ритуала призыва. Чтобы обратиться к ним с просьбой, паломники съезжаются со всей империи.

Прозвенел третий звонок, но в ложе, кроме халифа и охраны, так никого и не появилось. Вдруг со скрежетом отворилось широкое окошко под самым потолком театра, на головы публике посыпались вековые залежи пыли, и в зрительный зал начал протискиваться предмет, напоминающий соломенную циновку.

С улицы за процессом наблюдал Димка, запряженный в бричку и припаркованный во дворе театра рядом с другими экипажами. Задрав к небу рогатую голову, он разглядел, что с летающей циновки свешиваются чьи-то копыта ("Мои покрупнее будут", - ревниво подумал будущий стоматолог) и две пары девичьих ножек - навскидку тридцать шестого и сорок первого размеров. "Ага! - сказал про себя лось. - Значит, девчонки до принца добрались".

Циновка протиснулась в окно и медленно полетела над залом.

- Где-то я такое сочетание женских ножек уже видел, - задумчиво подумал Вайорель, наблюдая за полетом вместе с коллегами, и встрепенулся. - Да нет, не может быть!

Тем временем циновконавты приземлились в центральной ложе, и Вайорель уже без удивления увидел рядом с халифом и здоровенным демоном своих подружек Полину и Аглаю. "Вот и разыскивать их не придется, - удовлетворенно подумал балерун. - Хотя для чего я выдумывал себе какие-то трудности? Эти девицы всегда обнаруживаются там, где есть хоть какие-нибудь особы королевской крови. Интересно было бы узнать, почему?"

Вновь прибывшие принялись раскланиваться с халифом. Спектакль ощутимо задерживался. Где-то в переполненном зрительном зале тихонько ругнулся Мирик, уйму времени прождавший народный дуэт на входе.

Рядом с ним вызывающе пустели два кресла.

Наконец шебуршение в правительственной ложе прекратилось, почетный гость и сопровождающие его дамы были рассажены по местам, и халиф подал сигнал начинать представление.

* * *

В Каракумате было принято перед началом балета зачитывать со сцены либретто, и только это уберегло Полину от культурного шока, когда на сцену в кувырке вылетел и сделал двойное сальто настоящий гном с архаически длинной бородой.

Сюжет нашумевшего балета "Черномор и ЛюдмилЫ" оказался весьма далек от так опрометчиво упомянутого Полиной на королевском суде в Сигошаре первоисточника. Как, впрочем, и от первоначальной Вайорелевой идеи, в которой ЛюдмилЫ был принцем.

"Юный гном Черномор не желает заниматься семейным ремеслом и бежит из дома, чтобы стать артистом, - сообщил зрителям нарядный господин, появившийся из-за кулис. (Услышав это, Мирик с шумом втянул в себя воздух). - Ни одна балетная школа не принимает парня. Педагоги и студенты жестоко высмеивают его.

Тогда гном решается на отчаянный шаг, - ведущий сделал трагическую паузу и со значением посмотрел в зал. Зрители прониклись. - Он выкрадывает знаменитого доферского балеруна и педагога ЛюдмилЫ, увозит его в горы в заброшенный замок, где силой и шантажом принуждает давать уроки. Сначала ЛюдмилЫ тоже смеется над парнем, но видя его упорство и своеобычный талант, начинает с ним заниматься. И в конце концов устраивает единственного в мире гнома-танцовщика в свой театр, где парень имеет необыкновенный успех".

- Цирк лилипутов тоже имеет большой успех, - проворчала себе под нос Полина, провожая взглядом неспешно удаляющегося со сцены конферансье. Ей до ужаса не понравилось иномирное глумление над русской классикой. Но занавес подняли, на сцену вылетел гном, а потом появился и Вайорель, танцующий партию ЛюдмилЫ, и девушка забыла о своих претензиях, завороженная необычным балетом.

После спектакля, тепло попрощавшись с принцем-демоном и не менее шести раз поклонившись халифу, - ведь это, по мнению Полины, был как раз тот случай, когда кашу маслом не испортишь, - девушки отправились в гримерку к Вайорелю. И так качественно там застряли, что рассерженный Мирик, забрав со стоянки лося, в одиночестве уехал в актерское общежитие.

* * *

- Что?! Как это - на обеих?

- В Дофере двоеженство, вы же наверняка в курсе. А еще там принято жениться на сестрах, ты разве не знала? Считается, что семья будет крепче, ведь жены и так родственницы.

Вайорель, откинувшись в кресле и вытянув длинные ноги до середины вип-гримерки, аккуратно разливал по пиалам терпкое кизиловое вино.

- Но он же говорил... Ну Алки, ну стервец! И близняшки тоже хороши! Ведь и двух месяцев не прошло. - Полина запнулась и поспешила поправиться. - В смысле - шести декад.

- А как их швейная мастерская? - жадно поинтересовалась Аглая. - Надеюсь, процветает?

- О да, - неторопливо пояснил Вайорель. Ему казалось забавным сплетничать с народным дуэтом о делах неожиданных, совершенно не его круга, знакомых. - Они заезжали ко мне не просто погостить - интересовались арендой торговых помещений. Планируют в скором времени открыть в столице филиал своей лавки. Подсказанный тобой фасон юбки солнце-клеш их буквально озолотил. Передавали, кстати, вам приветы - Васла заявила, что актер с актером обязательно как-нибудь, да и встретится. А кстати, где тот парень, начинающий певец? Победитель конкурса менестрелей, с которым вы уезжали в халифат?

76
{"b":"582829","o":1}