ЛитМир - Электронная Библиотека
A
A

Парню эта идея не понравилось, и уж совсем она не пришлась по душе Димке. Он даже позволил себе немного побуянить и в панике разнес коновязь и стену ближайшего к ней сарая. Что позволило санитарному чиновнику еще более утвердиться в своих намерениях и на всякий случай вызвать стражу. Присутствие патруля придало словам санинспектора дополнительной убедительности, и он принялся вещать, попеременно сверля юного менестреля и его животное пронзительным взглядом:

- Нет, принудительно делать операцию вашему лосю никто не будет. (А-лилуйя!) Хотя бы я настоятельно советовал. (Ах ты ж гад!) Сразу видно, какое агрессивное животное! (Посмотрел бы я на твою реакцию, если бы кто-нибудь настоятельно советовал тебя кастрировать!) Обломанный рог свидетельствует о частых драках. (Я Мирика отбивал!) И, кстати, обратите внимание, как ваш лось злобно на меня смотрит! (Убил бы вообще!) В общем, решение за вами (Смотри, Мирик, тебе жить!), но в случае несогласия вас вышлют из королевства без права появления здесь в течение трех лет. (Ноги бы нашей здесь не было!) Хотите подумать?

Мирик, рассчитывающий потянуть время, чтобы успеть сгрести в охапку народный дуэт и уже вместе покинуть негостеприимные земли, энергично закивал головой.

- А вот думать придется в участке, - с удовольствием, как показалось парню, протянул санинспектор. - Ваше животное несет угрозу жителям Меллорнбурга. Стража имеет право задержать вас на три дня до выяснения... Да, до выяснения личности и причин появления в Эльфионе.

Старший из двух жандармов, унылый длинный детина в зеленой форме, кивком подтвердил слова санинспектора и уточнил, что лось тоже задержан и все это время будет содержаться в тюремной конюшне.

Мирик помрачнел. Ему совсем не понравилось навязчивое внимание к собственной персоне.

- Пожалуй, я уже подумал. Не надо ничего выяснять. Я согласен уехать. Только заберу бричку из чистки. Тут недалеко. И прихвачу своих подружек. Мы с ними приехали на Фестиваль цветов. И остановились в "Утренней росе".

- Ага, - задумчиво протянут инспектор. - Ага...

Он сразу понял, что дело нечисто. Заезжие менестрели! Ишь ты, остановились в "Утренней росе"! Видимо, им есть что скрывать, ведь все порядочные певцы сразу идут в тюрьму.

Колесо эльфийского правосудия завертелось. Скоро Мирик и Димка уже сидели за решеткой, один - в камере предварительного заключения, другой - в укрепленной конюшне. Бричку доставили в тюремный двор, обыскали - и нашли в ящике под сиденьем много интересного. Персонал "Утренней росы" допросили, подружек подозрительного лосевладельца - как оказалось, вещи в бричке принадлежат им - разыскали. И даже не удивились, обнаружив девушек среди задержанных в той же самой городской тюрьме.

* * *

Аглая уже было хотела применить последнее отчаянное средство от скуки, и предложить Полине поиграть в города, когда дверь в камеру приоткрылась, и сутулый тощий эльф, на этот раз в серой, а не зеленой форме, пригласил народный дуэт на допрос. Девушек долго вели по коридору, и Аглая успела усомниться в хваленой законопослушности эльфов - иначе зачем им такая большая тюрьма?

Тем временем в допросной командир дворцовой стражи полковник Пантагагрюэль, не веря своим глазам, в третий раз просматривал опись изъятого у преступниц имущества.

И постепенно офигевал.

Других слов для описания своего состояния у этого лощеного аристократа не нашлось.

А ведь еще недавно он изволил гневаться на известного своей чрезмерной старательностью лейтенанта королевской стражи Дубаэля - этот олух вызвал полковника в городскую тюрьму, сообщив, что обнаружил в имуществе двух задержанных за административное нарушение девиц "нечто странное".

Нечто странное оказалось действительно настолько странным, что полковник решил лично провести дознание.

Доставленные на допрос девушки сразу ему не понравились. Одна из них оказалась чернява, низенького роста. Смотрела на полковника наивными детскими глазками, теребила кончик длинной пушистой косы. Но уж ему ли не знать, что такие девицы зачастую оказываются самыми прожженными притворщицами! Блондинка, высокая и почти красивая - для человеческой девушки, - выглядела дерзкой. Не смущаясь, смотрела в глаза, нетерпеливо постукивала носком дорогой, но потертой туфельки о наборный буковый паркет.

Полковник молча подвел их к секретеру, на котором, согласно описи, были разложены основные улики.

- Это ваше?

Полина и Аглая, приготовившиеся отвечать на вопросы о самовольных посадках в королевском парке, с удивлением уставились на откидную столешницу, заваленную всяким барахлом.

Барахло частично показалось знакомым. Догадку подтвердил Мириков полосатый мешок, в который Аглая лично ссыпала тарские подношения, чтобы освободить корзину для ВНебо. Мешок оставался на треть полным - видимо, прижимистый эльфийский секретер не смог вместить всей широты тарской натуры.

- Это ваши вещи? - настойчиво повторил полковник.

- Ну, а чьи же? - дерзко ответила блондинка. - Ведь вы их - кстати, зачем? - взяли в нашей бричке.

- Тогда перечислите все, что осталось в мешке, - настойчиво произнес полковник, игнорируя вопрос.

Подруги смущенно переглянулись.

- Нам подарили.

- Набор рыболовных крючков, розовую игрушечную козу, смесь для выведения пятен с доферских ковров, медвежий капкан, сито и бриллиантовую диадему?

- Где? - Полина искренне огорчилась. Ну вот почему они до сих пор не удосужились перебрать тарские подарки! Разве теперь выцарапаешь диадему из цепких ручонок эльфийского правосудия? Вон, как этот офицер зыркает. Того и гляди предъявит им обвинение в краже.

Полковник внимательно всмотрелся в бесстыжие девичьи глаза и зашел с козырей.

- И летопись эльфийских мудрецов, пропавшую тридцать лет назад из сокровищницы королевского дома, вам тоже подарили?

- На что это вы намекаете?- угрюмо поинтересовалась Полина, которую всегда бесили беспочвенные обвинения. - А ничего, что мне всего 19 лет?

- Я ни на что не намекаю! - взъярился полковник, прекрасно знавший, как надо давить на подследственных. - Я прямо обвиняю вас в краже, контрабанде и неуважению к эльфийскому королевскому дому!

Пантагрюэль злобно смерил народный дуэт глазами и вытянул из Полининого рюкзака за толстую позолоченную цепочку круглую блямбу, украшенную памятной гравировкой "Победителю Всеимперского воровского турнира 7216 года".

- А вот и главное, неопровержимое доказательство вашей принадлежности к преступному миру!

Полина с ужасом узнала памятный знак, врученный ей как новому принцу воров в кабачке "Сытый весельчак". В тот день она сначала выбросила его в сад, а потом сунула в рюкзак и тут же благополучно о нем забыла.

- И что у вас предусмотрено за все эти ужасные преступления? - настороженно поинтересовалась девушка, пытаясь взять себя в руки. Ситуация ей категорически не нравилась.

- Скорее всего, вещи конфискуют, а вас выдерут кнутом на площади и вышлют из страны, - равнодушно сказал Пантагрюэль. - Как побродяжек и воровок. Суд рассмотрит ваше дело завтра. Без защитников и без участия обвиняемых.

- Они что, шутят так? - трагическим шепотом спросила Аглая. Глаза ее сделались обиженные-обиженные.

- Боюсь, что нет, - мрачно ответила Полина. - Гляди.

Она сунула подруге под нос запястье с артефактником. Бусина Возврата горела тревожным желтым светом, в котором периодически мелькали оранжевые всполохи.

Глаза Аглаи наполнились слезами, а душа Полины - холодным бешенством.

- Да я! Да мы! Да вы! Да как вы смеете! - вскричала актриса и поднялась во весь свой немаленький рост. Пантагрюэль, впрочем, все равно оставался выше ее на две головы. И уж немыслимо выше было его общественное положение в этом отдельно взятом городе.

86
{"b":"582829","o":1}