ЛитМир - Электронная Библиотека
A
A

Сколько ее продержали взаперти, она не знала. Наверное, достаточно, чтобы сломать, но в конце концов за ней все же явились. Ослепительно сверкнул луч фонарика, и Майра поспешила забиться в самый дальний угол. Когда глаза наконец привыкли к жгучему свету, она различила в дверном проеме силуэт главного патрульного, по бокам которого стояли помощники, в том числе и Бейтс. Он-то и светил ей в лицо фонариком.

«Эй, мелкота, – грубо произнес Линч, бросая ей полотенце, кусок мыла и сменную одежду. – Тебя хочет видеть Синод, а перед этим тебе надо почистить перья, ясно?» Прижав к груди новую одежду, Майра хрипло спросила: «А чем я вам такая не нравлюсь?» От долгого молчания она едва не разучилась говорить. Однако губы ее тронула легкая улыбка: пусть знают, что не сломили ее. А если и сломили, то не до конца.

Суд состоялся за закрытыми дверями палаты Синода. Вердикт – пусть и не единодушный – гласил, что преступления она не совершала. По крайней мере напрямую. В ее сочинении и вопросе не прозвучало запрещенных слов, не упоминалось ничего из эпохи, предшествовавшей Концу. Синод оказался не в силах вынести любимый приговор: предать нечестивица морю.

Когда советник Сиболд зачитывал эту часть документа, отец Флавий, сидевший на обложенной подушками скамье, злобно посмотрел на Майру. А та чуть не упала в обморок от облегчения. Отец, пришедший свидетельствовать в ее защиту, побледнел. Сохранив девочке жизнь, Синод, однако, заклеймил ее позором и выгнал из Академии, дабы она не смущала умы других школьников. Майру ждала судьба изгоя, но отец убедил Синод, чтобы ей позволили досрочно стать ученицей. Мол, заявок в инженеры и так мало и лучше держать смутьянку в недрах Четвертого сектора, где она точно не сможет никого настроить против закона.

Ей повезло. Повезло несказанно. Но теперь приходилось блюсти особую осторожность. Майра хорошо помнила взгляд первосвященника, когда отец Калеба зачитывал приговор. Жрец чувствовал себя обманутым и обделенным, он во что бы то ни стало хотел принести жертву Святому Морю. В этот момент ей в лицо ударил поток воздуха, и Майра вынырнула из воспоминаний. Подождала, пока струя ослабнет, и свернула направо, в трубу, что вела прямо к Четвертому сектору. Она спешила что было сил, чтобы не опоздать. Вернее, не опоздать слишком сильно.

Глава 7. «Анимус»

Сквозь щели в ржавой решетке Майра посмотрела на коридор внизу. Протиснувшись в узкое отверстие, спрыгнула на пол, постаравшись смягчить грохот в приседе. Провела рукой перед сканером, и прибор пискнул, подтверждая допуск. Толстые створки двери разошлись в стороны, пропуская Майру в Четвертый сектор. Стоило перешагнуть порог, и в лицо ударила волна горячего воздуха, напоенного запахом машинного масла – самым ее любимым. Если прислушаться, то можно было различить, как скрипят разводные ключи, гудят генераторы и тихонько шипит, выдавая кислород, «Анимус».

В Майру чуть не врезался парнишка с нагруженной деталями тележкой. Майра в последний момент успела отпрыгнуть.

– Смотри, куда прешь, ученик! – прикрикнула она.

– Прости, червь, – ответил тот. – Не заметил тебя.

Невероятно веснушчатый, он показался ей знакомым, однако его имени Майра припомнить не смогла. Наверное, он окончил школу года на два раньше ее. При звуках перебранки из кабинета выглянул Ройстон, черный с ног до головы, перемазанный в масле, саже и Оракул знает в чем еще.

– Доставка со склада запчастей! – доложил паренек.

– Сам вижу, – ответил Ройстон, выхватывая из тележки ржавую деталь и присматриваясь к ней. – Кто распорядился? – нахмурившись, спросил он.

– Деккер. Стэн Деккер из Снабжения.

– Я до конца недели ничего не ждал.

Щеки паренька сделались красными – в масть волосам.

– Это особая доставка, для главного инженера. Надо было сразу сказать об этом, но я забыл.

– Хорошо, тогда принято.

Майре пора было к Дариусу, наставнику. Он придет в ярость из-за очередного опоздания, но Майре было не до того – в ее голове крутилось с миллион вопросов. Мозг гудел, и даже быстрая прогулка по трубам не помогла его успокоить, а потому Майра направилась прямиком в кабинет к отцу в дальнем конце сектора. По пути она прошла мимо «Анимуса», который раз поражаясь его размерам, конструкции и золотому оттенку. Машина бурлила, шипела и пыхала, перерабатывая воду – единственный неисчерпаемый из ресурсов – в кислород, которым дышала колония, водород, источник энергии, и тепло, без которого тут все замерзли бы.

На корпусе «Анимуса» виднелась метка: неизвестное создание, кусающее себя за хвост и обвивающее надпись из двух слов.

– Aeternus eternus, – шепотом прочитала Майра.

Она понятия не имела, что значат эти слова. Спрашивала у отца, но и он не знал перевода. Ничего удивительного – во время Великой Чистки погибли многие знания, а что-то с годами просто забылось. Забылось не только значение древних слов. Никто из ныне живущих – даже отец Майры – не ведал, как работает «Анимус». Если уж на то пошло, в нем в отличие от прочих машин не было шестерен, шарниров, подшипников… вообще никаких подвижных частей. По крайней мере, видимых невооруженным глазом. Майре «Анимус» больше напоминал живой организм, чем машину.

Дверь в кабинет отца была чуть приоткрыта: Джона сидел за столом, склонившись над чертежами. Майра постучалась.

– Майра! – удивленно воскликнул отец. – Вот ты где!

Увидев дочь, он не то чтобы обрадовался. Скорее испытал облегчение. Джона поспешил спрятать какие-то бумаги, лежавшие на столе, под ворохом других. Снедаемая любопытством, Майра вошла в грязный, тесный кабинетик; места здесь едва хватало для стола и ржавого картотечного шкафа, втиснутого в дальний угол.

– Ты опоздала… опять! – сказал отец. – О чем ты только думала? Я уж хотел послать за тобой Ройстона. Тебе повезло, что не попалась патрульным.

Майра потупила взгляд.

– Они были заняты: выбрасывали в море Картера.

Отец резко постарел лет на десять. Закрыл дверь и запер ее, подставив запястье под сканер. За стол он не вернулся, а принялся расхаживать из угла в угол.

– Ройстон уже передал. Ты была на оглашении приговора?

Майра кивнула:

– У Церкви собралась толпа. Мы заметили ее, когда шли в школу… трудно было не заметить. И народу представление понравилось.

– Возиус тоже всё видел?

– Мы все видели: с нами были Пейдж, Рикард и Калеб. – Сердце снова стиснула боль, но Майра заставила себя закончить рассказ: – Патрульные избили какого-то старика… вроде бы папу Картера.

– Только не говори, что ты ходила в Доки.

– Нет, конечно! Правда, воздержавшихся вроде нас было мало.

Отец провел рукой по редеющей шевелюре. Круги у него под глазами сделались еще темнее. Похоже, в последнее время он вообще забыл о сне, работал круглыми сутками. Внезапно отец сгреб Майру в охапку, неуклюже обнял ее.

– Майра, пообещай, что будешь осторожна, – попросил он, сильнее стиснув дочь в объятиях. – Твою маму я уже потерял, но если потеряю тебя, то не переживу. Клянусь Оракулом.

– Э-э… ладно… обещаю, – ответила Майра, пораженная столь внезапным проявлением чувств.

Прежде за Джоной такого не водилось. Он редко когда обнимал близких. Вот мама не скупилась на ласки. Майра едва не задохнулась, когда отец разжал наконец объятия.

– Чтоб больше никаких прогулов, до третьего гудка – как штык должна быть на работе. Ясно? Патрульным не терпится подловить тебя на каком-нибудь нарушении.

– Как будто я сама этого не знаю, – устало вздохнула Майра.

– Это тебе не шутки, – нахмурился отец. – Сама видела, как поступили с Картером. В следующий раз никто с тобой миндальничать не станет. Ты ведь представляешь, что с тобой произойдет в шлюзе, да?

Третий раз за утро перед мысленным взором возник образ гибнущего Картера.

– Меня в секунду расплющит, – сказала Майра. – Мгновенная смерть.

– А теперь, – успокоившись, произнес отец, – ступай к Дариусу и работай. Твоей бригаде я поручил устранить течь в Седьмом секторе. А, да. Тебе может пригодиться пара бахил – найдешь их в шкафу со снаряжением. Говорят, в Седьмом настоящий фонтан.

12
{"b":"582838","o":1}