ЛитМир - Электронная Библиотека
A
A

— Вы куда идете? — встав посредине тропинки, спросил незнакомцев Пепе.

— А тебе какое дело! — сказал человек в белой рубахе.

— А я не пущу вас!

— Ах ты, огарок! — прошипел мужчина и оттолкнул Пепе в сторону.

Пепе бросился к дому Жозефины и, опередив незнакомцев всего на несколько шагов, постучал в дверь и крикнул:

— Дядя Эмилио!

Голос у Пепе был столь тревожным, что Эмилио выскочил из дома мгновенно и тут же столкнулся с незнакомцами.

— Проходите, доктор! Проходите, пожалуйста! — раскланялся Эмилио. — Чего зря шумишь? — прикрикнул он на Пепе и скрылся за дверью.

Пепе было очень неловко за свою оплошность.

Примерно через час вышел доктор, и за ним все, кто был в домике. Доктор попрощался и ушел. Пепе решил подойти к взрослым.

— Ты зачем сюда пришел? — набросилась на Пепе Жозефина.

— Оставь его, — вмешался Эмилио. — Он все знает.

— Очень хорошо, — затараторила Жозефина. — Попробуй сохрани что-нибудь в секрете, когда все сопляки знают.

— Ты не шуми, — успокаивал шепотом Жозефину Эмилио. — Лучше давайте обсудим, кто сколько может пожертвовать на лекарство.

— У меня три песо.

— У меня два.

— Я могу дать четыре…

— Мало! — сказал Эмилио. — Не хватит даже на самое главное.

— Подождите немножко, — попросил Пепе. — Я сейчас.

Скоро Пепе вернулся с маленьким тряпочным мешочком в руке.

— Вот возьмите. Может, тогда хватит, — попросил Пепе, едва переведя дыхание. — Это моя коллекция.

Эмилио запустил руку в мешочек и захватил в горсть сразу все монеты.

— Пожалуй, не стоит брать, — сказал мужчина в белой рубахе. — Мальчишка столько времени собирал. Жалко!

— А мне не жалко, — сказал Пепе. — Возьмите, дядя Эмилио.

— Спасибо, Пепе! — Эмилио пожал мальчику руку. — Мы не останемся в долгу.

«Кафе кальенте!»

У отца Пепе было много друзей, и прежде всех Эмилио. Наверное, если бы не они, то маленькая сестренка и Эрманито умерли бы от голода. Ведь Пепе не мог прокормить всю семью, у него были только случайные заработки.

Летом такие заработки совсем исчезли. Туристы не приезжают в Гавану летом — очень жарко. А подработать больше негде.

«Как ни противны эти американские скряги, все-таки они платят за услуги», — грустно думал Пепе.

У Пепе не было ни цента, пока друзья отца не устроили его на работу в кафе «Трес Росас». Пепе стал торговцем кофе.

Стать торговцем в Гаване не просто, нужно иметь деньги. А у Пепе денег не было. Но по просьбе друзей отца его приняли на работу с исключением из правил: ему давали термос с кофе и бумажные стаканчики, не требуя залога.

Пепе приходил в кафе рано утром. Хозяин сажал его на высокий стул перед стойкой, наливал маленькую чашку кофе и отправлялся за термосом. Пепе любил глотать кофе из чашечки сразу, хотя знал, что кубинцы смакуют кофе маленькими глотками. Мать в таких случаях оговаривала сына. Но что поделаешь, если Пепе всегда хотел есть и пить.

Каждый раз, выпив кофе, Пепе упирался кулаками в щеки и подолгу глядел на длинную галерею бутылок, расставленных на полках. Бутылки самой различной формы: пузатые, словно бочки, длинные, как бейсбольные палки, квадратные вроде кирпичей. Цвет жидкости в них тоже неодинаковый. Неужели и вкус вина в каждой бутылке разный?

Голос хозяина слышался раньше, чем его округлое тело появлялось в дверях.

— Эй, Пепе! Подставляй свои хилые плечи.

Пепе соскакивал с высокого стула и, сунув руки под лямки, принимал на спину тяжелый термос — большой металлический бачок с краном. К нему приделаны зажимы, которые держат бумажные стаканчики.

— Ну, с богом! — похлопав ладонью по термосу, говорил хозяин.

Отойдя от кафе, Пепе начинал громко кричать:

— Кафе кальенте! Кафе кальенте! (Горячий кофе!)

Рано утром всегда есть спрос на чашечку горячего кофе. То и дело слышится со стороны: «Псс, псс!» Значит, беги в ту сторону, да поживей — ведь прохожие утром торопятся.

Бывали случаи, когда Пепе распродавал весь термос и приходил за вторым. Но это случалось не часто. Обычно Пепе ходил весь день с одним термосом и кричал до хрипоты.

Когда не было спроса на кофе, Пепе шел на бульвар Прадо к знакомому чистильщику обуви, чтобы узнать, где проходит митинг или спортивное выступление. Чистильщик все знал, потому что он торговал газетами.

— Здравствуй, дядя Хесус! — приветствовал Пепе своего знакомого. — У тебя есть сегодняшние газеты?

— А-а-а, «кафе кальенте»! — дружелюбно тянул Хесус. — Ну-ка налей чашечку покрепче и погорячее.

— У меня весь кофе одинаковый.

Пепе наливал в бумажный стаканчик кофе, а Хесус в это время рылся в газетах.

— «Сегодня в двенадцать часов дня, — читал по слогам Хесус, — во Дворце спорта будут соревнования по боксу». Можешь сбегать. Там народу бывает много.

— Спасибо, дядя Хесус.

— Эй, подожди! Возьми деньги за кофе. А то прогорит твоя кофейная фирма.

Пробраться в людное место не всегда удавалось. Торговцев кофе приходило много, и швейцары пускали не всех. Правда, Пепе не мог обижаться на судьбу. Его пускали. Не из жалости, конечно, a просто потому, что он ростом меньше других. Маленький торговец кофе легче пробирается в проходах и меньше загораживает зрелище.

«Кафе кальенте» приходится произносить шепотом, иначе помешаешь зрителям. Бывают и огорчения. Например, показывают что-нибудь интересное — скажем, бокс. В этот момент забудешь обо всем на свете, даже о том, что ты торговец кофе. Только начнешь «болеть», как смотришь — кто-нибудь по затылку трах: «Чего встал в проходе!» Вот тебе и бокс. Даже в глазах потемнеет.

Не так уж много зарабатывал Пепе на продаже кофе, но все-таки зарабатывал. День ото дня мальчик все тверже занимал положение главы семьи. Теперь, когда Пепе приходил домой, мать кормила его кукурузной кашей или в очень торжественных случаях — пирогом. Но такие случаи бывали редко. Пепе мог бы пересчитать их на пальцах одной руки.

Приятно главенствовать дома, но Пепе очень хотелось убежать в горы к бородачам Фиделя Кастро. Он знал, что его обязательно приняли бы — ведь у него есть карабин…

На днях Рафаэль открыл ребятам тайну. Он сказал, что Армандо ушел в горы к партизанам. Сначала Пепе и Негрито не поверили: как же он мог уйти, если они ему не дали карабин. Но Рафаэль не врал. Армандо достал у кого-то старое охотничье ружье, завернул его в тряпки и пошел к партизанам. «Армандо не вернулся в Гавану, значит, его приняли в отряд!» — решили в конце концов ребята. И каждый раз, когда они собирались, разговор заходил об Армандо.

Но Пепе не мог уйти в горы. Кто же будет кормить мать, Эрманито и сестренку? Выхода не было, и Пепе оставался в Гаване. Мальчик утешал себя надеждой на то, что скоро к городу подойдут войска повстанцев и сражение начнется в самой Гаване. «Вот тогда я и дам жару полицейским. Засяду где-нибудь на крыше высокого дома и начну палить», — размышлял Пепе.

Пепе точно знал, что партизаны скоро придут в Гавану. Все чаще прохожие, купив у Пепе кофе, отходили в сторонку и негромко говорили о Фиделе и о его бородачах. Пепе делал вид, что не слушает, но на самом деле он все слышал. Так Пепе узнал, что Фидель двинул свои войска на Гавану.

Повстанцы громили гарнизоны, обезоруживали солдат, захватывали все новые и новые районы страны. Крестьяне ждали бородачей, как самых дорогих гостей. Вступив в деревню, повстанцы устанавливали свою власть и делили среди крестьян помещичьи земли. В каждой деревне находились добровольцы. Они являлись в отряд и просили: «Примите и дайте оружие». Армия повстанцев росла.

На востоке Кубы бородачи организовали второй фронт, которым руководил Рауль Кастро — брат Фиделя. Партизаны действовали так успешно, что вскоре все гарнизоны правительственных войск в этом районе были разгромлены.

Последним оплотом диктатора Батисты был город Санта-Клара, который находится недалеко от Гаваны. Генерал Батиста в срочном порядке направил туда бронепоезд. Тысяча хорошо вооруженных солдат разместилась в бронепоезде, самые современные пулеметы и пушки выглядывали из бойниц этой бронированной крепости.

51
{"b":"582840","o":1}