ЛитМир - Электронная Библиотека
ЛитМир: бестселлеры месяца
Сценарии кинофильмов Андрея Звягинцева
Драконовы печати
От диктатуры к демократии. Стратегия и тактика освобождения
Молочник
Красотка
Большая маленькая ложь
Империя Млечного Пути. Книга 1. Разведчик
Мой драгоценный кот
Все, что я знаю о любви. Как пережить самые важные годы и не чокнуться

Склонился ко мне, поднимая свешенную на грудь голову за волосы, а я изо всех сил харкнула ему кровью в лицо.

- Предатель. Гори в аду.

Ударил еще раз и я почувствовала, как уплываю в никуда. В то самое черное беспамятство, где наступает облегчение и боль отходит на второй план, уступая физической. Ее я умела терпеть. С ней я умела жить.

***

Я валялась в той же клетке куда меня посадил Мадан. На грязном тюфяке из соломы, и мне не хотелось открывать глаза. Я слышала, как меня кто-то зовет. Бьет по щекам, подносит воду к губам.

- Мара, давай же! Давай приходи в себя. Пожалуйстаааа.

Разлепила веки, глядя на встревоженное лицо Сары.

- Вот так. Давай, девочка, попей немного. Я ощупала тебя – переломов нет. Пару ссадин и царапин. Ты лекарство прими, и станет легче.

Сунула мне в рот таблетку.

- Ну же! Глотай.

Проглотила, только потому что она залила мне рот водой.

- Вот так. А теперь поешь. Я бульон в столовой украла.

Попыталась подняться, и меня ослепило болью под ребрами. Дааа. Вот так хорошо. Вот так намного лучше, иначе я просто не перенесу ту, другую. Она страшнее в тысячу раз.

Прислонилась к стене, трогая ладонью под грудью, куда ублюдок ударил несколько раз носком ботинка. Ребра не сломаны. Отметила на автомате и, глухо застонав, запрокинула голову, закрывая заплывшие глаза.

- Зачем рискуешь? На хрена тебе это надо? Только о жалости мне не рассказывай.

Я даже на нее не смотрела. Мне было все равно, что она ответит. Я не собиралась что-то для них делать. Я просто хотела сдохнуть. Вот здесь в этой клетке. Закрыть глаза и не открывать больше никогда.

- Ты спасла ребенка Лолы – такое здесь не забывают. Ты теперь сестра нам.

- Никто я вам. Уходи. Не рискуй. Оно того не стоит.

- Я помочь хочу, дура ты упрямая.

- Помочь хочешь?

Я схватила ее за горло, так неожиданно, что ее глаза округлились.

- Яду мне принеси или веревку покрепче.

Так же резко разжала пальцы, и Сара схватилась за горло, с удивлением глядя на меня.

- Не мясо ты…не та ты, кем кажешься.

- Тебе какая разница, кто я? Нет меня больше. Убирайся. Жратву своим забери. Не нужно мне ничего.

- Ну как знаешь. Хочешь дохнуть с горя – дохни. Только никто тебя туда не заберет. Черная душа у тебя. Злая. Грязная. Ты и сама знаешь. Не ищи легкой смерти – ее не будет. Валяйся и оплакивай его…он бы не валялся.

Я расхохоталась как ненормальная, раскачиваясь на матрасе и придерживая руками верх живота, который разрывало после ударов Рика и было больно смеяться.

- Он бы пустил себе пулю в лоб. Что ты понимаешь, Сараааа? Кого ты потеряла? Ребенка? Что ты знаешь о потерях, мать твою, что ты пришла меня учить как оплакивать своих мертвецов7

Встала с матраса и пошла на нее, а она попятилась к выходу из клетки.

- Я потеряла все. Мать, отца, брата, любимого, дочь, свою жизнь, имя.

Ты не знаешь, что такое терять. Ты понятия не имеешь, что это значит.

Я думала, она испугается и убежит, но она даже с места не сдвинулась.

- Это ты ничего не знаешь. Не суди о других. Не меряй,       кто и сколько потерял. Каждая потеря болит. Каждая. Только я не сломалась, а ты…

- А я да! Я сломалась. Уходи отсюда. Не носи сюда ничего.

Когда она ушла, я рухнула на тюфяк, и закрыла лицо руками. Слезы так и не появились, глаза еле открывались, ломило ребра, но меня это не беспокоило. Я ощущала только щемящую боль внутри. Непроходящую и настолько острую, что я не выдерживала и начинала выть, ударяясь головой о решетки. А потом вдруг замерла…сползла вниз на пол и затихла. Наступило странное отупение. Мне казалось, что я осталась без кожного покрова. С меня его срезали тонкими аккуратными лоскутками и, вскрыв мое тело на живую, достали все органы, кроме сердца. Его исполосовали и оставили истекать кровью. Только, к сожалению, от этих ран не умирают. С ними живут вечно.

«- Ты теперь принадлежишь мне. Твоя кровь – моя кровь. Твоя боль- моя боль. Твоя жизнь – моя жизнь. Я убью тебя, если ты меня обманешь. Я убью тебя, если ты будешь с кем-то другим, Бабочка.

- А я умру, если ты меня разлюбишь.

- Значит, ты бессмертная, Найса Райс»

Как сквозь вату услышала мужские голоса где-то совсем рядом. Они мешали мне погружаться в мою агонию, они возвращали меня в этот гребаный мир, и, если бы у меня сейчас было в руках оружие, я бы застрелила двух ублюдков.

- Уходим, Сенек, убираемся отсюда на хрен. Они повсюду. Они окружили лагерь и лезут на стены. Рик-сука уже свалил. Забрал своих и ушел через задние ворота на двух машинах. Нас обманули, блядь!

- Ты гонишь! Он не мог нас бросить.

- Бросил, мать его. Нас и баб бросил. Мясо запер в бараке. Не взял с собой. Они орут там, как резаные.

- Что делать будем? Не знаю…не знаю. Ворота пока их сдерживают. Но скоро треснут под натиском. Их там сотни. Я с вышки видел. Сотни, брат! Нам с ними не справиться. Какая-то мразь открыла ворота. Вот почему орала сирена!

Пошевелилась и приподнялась, в голове шум адский, и виски разламывает на куски.

- Давай попробуем через задние ворота, если их там меньше. За полигоном еще одна тачка.

- Она давно не на ходу. Бляяяяя, что делать?

- Я могу завести и прорвемся, а?

- А с мясом что?

- Так куда мы их? В машину не влезут…тут оставим.

-Там же дети.

- И что?

- Парочка точно мои.

- Так и мои тоже там. И этих, что свалили. Тебе больше всех надо?

- Я не мразь, ясно?

- А я мразь, значит?

- Заткнитесь! Оба!

Они замолчали, оборачиваясь ко мне.

- Она живая?

- Вроде живая. Орет там что-то.

- Хочет, чтоб мы заткнулись. Эй ты, мы тебе спать помешали? Так сейчас сюда дохлые ворвутся и живьем тебя схрумтят.

- Давай, ее выпустим. По фиг. Хакер дернул отсюда.

- Да ну ее. Может она в этой клетке целее будет.

- Может, лучше пристрелите, а?

- Еще чего - патронов мало. Да и руки марать на хер надо.

- Тогда валите, не мешайте.

- Ну смотри если передумаешь – вот.

Швырнул мне ключи от камеры, и они ушли. Я допила остатки спирта и откинулась обратно на тюфяк. Наверное, я уснула и провалилась куда-то в черноту. Я видела перед собой просто черный занавес. Он был вязким и насыщенным, как грязь. А потом из него начали доноситься голоса…точнее один голос – детский. Он что-то напевал. Очень знакомое. Я где-то это слышала. Тьма начала рассеиваться, и я увидела полуразрушенный дом, голос доносился из него. Я шла туда. На этот голос. А когда поднялась по ступеням, увидела девочку. Темноволосую зеленоглазую девочку. Она пела какую-то странную песенку, и я вспомнила – это военная песня. Она звучала у нас на полигоне, когда я была беременна, и я пела ее, убирая нашу с Пирсом комнату. У девочки в руках был плюшевый заяц. Она вдруг подняла голову и звонко спросила:

- Мама, ты за мной пришла? Ты долго меня искала? Я так ждала, что ты придешь. Мне говорили, что у меня нет мамы…а я все равно ждала. Ты ведь обещала папе…ты помнишь?

Попятилась от нее назад, обратно во тьму, а она руки ко мне тянет и плачет:

- Ты обещала папе…обещала папе…обещала…обещала. Я жду тебя…забери меня отсюда…мне страшно….ты обещала….не бросай меня…страшно…обещала…папе…папе…папе…

Вскочила на тюфяке, тяжело дыша, и из глаз ручьями потекли слезы. Впервые после смерти Мадана. Но Сара была не права: облегчения они не принесли. Это как сыпать солью на развороченные раны. Становится лишь больнее. Потому что я потеряла не только брата, но и мою девочку. Нелепо…так безобразно потеряла их обоих.

- Не обещала, - прошептала я и обвела клетку затуманенным взглядом, – я не обещала. Это ты просил… а я… я тебе не обещала. Но я буду искать…ты хотел, я буду искать и, если не найду, я вернусь сюда, чтобы остаться здесь с тобой навсегда. Я обещаю.

44
{"b":"582842","o":1}
ЛитМир: бестселлеры месяца
Мир измененных. Книга 1. Без права на ошибку
С любовью
Postscript
Стратегия голубого океана. Как найти или создать рынок, свободный от других игроков (расширенное издание)
Секрет гробницы фараона
Книжный магазинчик Мэделин
Руки мыл? Родительский опыт великих психологов
Биохакинг
Анестезия