ЛитМир - Электронная Библиотека

Я сидела в рубке космического корабля. Заросшее цветущими деревьями помещение ничем не напоминало корабль, но висевшие в воздухе голографические экраны не давали забыть об этом. За виртуальным пультом управления, с опущенным на голову серебристым шлемом контакта, сидел капитан.

На экранах в бешеном темпе мелькали миллионы странных изображений. К своему удивлению я понимала, что это такое. Патрульный крейсер империи Эльтов преследовал последний оставшийся целым модуль ка,боргов. Заканчивалась целая эпоха борьбы и войн. Несколько дней назад излучателями империи был уничтожен последний оплот кровососов. Небольшая планета в системе двойной звезды, давала им убежище в течение сотен лет, из-за искривления метрики пространства в этом секторе Галактики, эта планета была открыта разведкой империи совсем недавно и вот сейчас наступает последний момент расплаты, ка,борги должны быть уничтожены.

-В голову у меня появился тревожный знакомый голос, -Тэния, корабль ка,боргов движется в пространственный разрыв, мы его упускаем.

В наш немой разговор вмешался еще кто-то, женский голос нервно произнес:

-Артэр, немедленно прекрати преследование, я, как глава Надзирающих на корабле приказываю тебе сделать это.

Командир откинулся на спинку кресла, услужливо распахнувшего свои объятья, медленно снял шлем и повернулся ко мне.

Я внутренне ахнула, на меня смотрел Артур, только сейчас он был совсем не такой, как в мою встречу с ним, - он был до того красив, что у меня перехватило дыхание. Его ярко-зеленые волосы были связаны в конский хвост, свисающий до пояса, огромные фиолетовые глаза смотрели на меня в упор.

Неожиданно меня кто-то схватил за плечо, я, не глядя, отмахнулась, и услышала:

-Таня, Танечка, что с тобой, ты бредишь?

Я уселась в постели, тяжело дыша, - Мама, здесь никого не было?

-Да не было, не было, что же с тобой дочка творится, ты опять вся горячая, давай померяем температуру. Ты сейчас так кричала во сне, но мы с отцом ничего не могли понять. Какие то странные слова, как будто пела песню.

Я встала, действительно мне было нехорошо, болела голова, и было такое ощущение, что меня всю ночь били.

-Еще и не то могло быть, - ворчливо произнес голос в моей голове, восстановление ауры онкобольной, неподготовленным психоэнергетиком- это верная смерть.

-Ты кто?- в который раз закричала я.

- Успокойся, Таня, я, та девушка, в которой ты была во сне - Тэния.

И голос растаял во мне.

Как я ни звала его, в голове оставалось пусто. С мыслями о шизофрении пришлось усесться пить чай с малиновым вареньем и послушно выпить, подсунутую таблетку панадола.

То ли помогла таблетка, то ли что другое, но вскоре мне по-настоящему захотелось спать, и я уже без снов продрыхла до утра.

Я проснулась без проблем, хотя в окнах было еще темновато, но я знала, что сейчас ровно семь часов. Голова была ясная, как стекло, и мне пришло в голову начать подсчет странностей с которыми теперь приходится жить;

-Итак, что мы имеем, около двух недель назад, ты Таня познакомилась с симпатичным парнем и вроде бы даже совершенно случайно, он подарил тебе в "награду" за девственность, потертое колечко. Которое исчезло с твоего пальца в этот же день. Но, после этого с тобой начали происходить удивительные события.

Тут, вспомнила тело с окровавленной шеей, судорожными толчками придвигающееся к голове, быстро вырастающие полоски кожи, и у меня сразу закололи кончики пальцев.

-Спокойно, спокойно,- уговаривала я свои ножи,- здесь никого нет, и боль понемногу ушла , оставив опять на нескольких пальцах капельки крови.

Я автоматически слизнула их,- вот еще одна странность, на мне все заживает, и не как у собаки, а гораздо лучше. Кроме того, я вижу в темноте, скручиваю металлические ложки, и лечу больных.

При мыслях о больных, я вспомнила маму. Интересно, что у нее была за болячка, которую, я, так необдуманно решила полечить.

На кухне уже слышался шум закипающего чайника, и я, накинув халат, прошла туда.

Мама стояла у тостера и что-то напевая, намазывала тост плавленым сыром.

-Ох, Таня, как ты нас вчера напугала. Я ведь несколько раз вставала посмотреть, как ты спишь. И только сейчас успокоилась. А ты знаешь, мне так сегодня хорошо. Я ведь специально папу уговорила на курорт съездить, я так отвратительно чувствовала себя последний год. Но на курорте мне стало еще хуже, я уж молчала, не хотела отцу портить отдых. А сегодня, как будто родилась заново.

И моя мама закружилась по комнате.

-Мама, так, а чего ты к врачу не ходила, раз целый год было плохо? - прервала я мамины кружения.

Та остановилась и испуганно посмотрела на меня.

-Я ходила,- призналась она, и мне сказали, что надо обследоваться, но я так испугалась, и больше не пошла в больницу, решила пусть все будет, как будет.

-Ну ты мама у нас и фаталистка,- промычала я, пожирая очередной тост, намазанным мармеладом,- разве можно так обращаться со своим здоровьем?

Мама вздохнула и призналась,- Таня, мне гинеколог год назад сказал, что у меня возможно рак шейки матки. А сейчас видишь!- она улыбнулась,- прошел уже год, а у меня все хорошо, а так бы больницам только время и деньги тратила.

-Да уж,- подумала я,- только за свою маму, можно поставить Артуру памятник. Если я вчера чуть не умерла, пытаясь восстановить ее здоровье, ясно, что ей жить оставалось совсем недолго.

-Ну ладно мамочка, -давай пока, я одеваюсь и побежала на работу.

-Будь, осторожна, води машину аккуратно!- раздался мамин крик мне вслед.

Сегодня я вела машину так, как будто водила ее сто лет. Но иногда мне казалось, что делаю это не совсем я, раздражала скорость потока, казалось, что можно делать все гораздо быстрее. И действительно вскоре мой автомобильчик зашнырял между, прочих, оставляя их за собой. Вслед раздавались раздраженные гудки, но мне на них было наплевать. Когда я остановилась около бутика, то поняла, что доехала сегодня до работы почти в два раза быстрей, чем вчера.

Сзади меня остановилась машина гаи, сверкая сине-красными огоньками, и к двери моего мерседеса подошел молодой гаишник и постучал по стеклу. Я медленно вышла, закрыла машину и лишь потом, включила "блондинку". Полицейский, от моего представления открыл рот, постоял несколько секунд, потом предложил пройти в его машину. Когда я туда села, то явственно почуяла запах перегара, он исходил от его напарника, сидевшего за рулем.

-Фу,- сказала я громко, Максим Петрович, ну разве можно пить такую гадость перед работой. Тот искоса посмотрел на меня и покраснел. Полицейский, пригласивший меня в машину, в это время садившийся на переднее сиденье не расслышал моих слов, деловито достал папку с квитанциями и попросил документы на машину.

Он взял в руки мои бумаги и брови у него полезли вверх. Он повернулся ко мне и удивленно спросил:

-Татьяна Николаевна так вы что всего три дня назад получили права, и машина у вас тоже всего три дня!

Он повернулся к напарнику:

-Видал Макс, как новички рассекают. Мы то думали,- он повернулся ко мне,- какой-то гонщик развлекается, а тут девушка три дня за рулем.

Ну что же Татьяна Николаевна, на первый раз вам предупреждение за экстремальную езду, и хотя вы каким-то образом ухитрились не нарушить правил, но так ездить нельзя, не все же обладают такими способностями,- улыбаясь, сообщил мне Сергей Петров, как было написано на его бейджике.

-Ну, Сережа,- томно протянула я, - это же совсем не быстро, видите, я даже не волнуюсь, и дышу спокойно, с этими словами расстегнула куртку и вздохнула полной грудью.

Взгляды обоих ментов скрестились на глубоком декольте, и больше их уже ничего не интересовало в этом мире.

Но через несколько секунд куртка вернулась на свое место, и они с виноватым видом отвели глаза. Я вышла из машины и побежала к дверям, около которых обернулась и помахала гаишникам, продолжавшим разглядывать меня из машины.

20
{"b":"582843","o":1}