ЛитМир - Электронная Библиотека
A
A

– А что с ними произошло? Где они сейчас?

– Мою семью разодрало некое чудовище – оборотень. Пока я был на охоте на зверей, звери охотились на мою семью. Тогда я и сменил направление охоты – стал охотиться на всякую нечисть. Мы с Биллом дружили с детства, с Карлом познакомились уже на охоте. Фернандо позже влился в нашу компанию. Когда оборотень разодрал мою семью – я стал осваивать азы охоты уже на нечисть. Читал много литературы, как они живут, чем питаются и как их можно убить, попутно, втянув в это и своих друзей. Так мы стали охотится на всяких тварей, заметая после них следы для мирных жителей, что бы не наделать паники.

– Но, разве вся эта нечисть – не всего лишь выдумки, фантазия кинорежиссёров?

– Знаешь, Дрейк, я тоже так думал, до того дня, пока не нашел свою семью разодранную в клочья. Жена поехала с детьми гостить к своим родителям в Мичиган, там оборотни их и настигли.

– А что убило моих родителей?

– Скорее всего, вампиры. Ты знаешь, кто такие вампиры?

– Да, читал, втайне от мамы. Она бы не одобрила подобных разговоров. Грегори?

– Что?

– Я хочу стать таким как ты – охотником.

– Ты наелся? – ушел от ответа Грегори.

– Да, спасибо.

– Тогда одевайся, скоро нужно ехать на кладбище.

Я понимал, что ещё слишком мал, но идея стать охотником, и отомстить за смерть родителей, и, скорее всего, сестры, глубоко засела у меня в голове.

Глава 2

Мы вышли из дома Грегори, и сев в машину, отправились на похороны моих родителей. Так как наша ферма находилась за чертой посёлка, других родственников у меня не было, а соседи были убиты, на кладбище были только шериф Карл Торенс, Билл Эдвардс, Фернандо Моринья, и Грегори Хантер- моя новая семья. Я, маленький мальчишка, стоял среди четверых взрослых мужчин и плакал, пока святой отец читал поминальные молитвы над гробами моих родителей. Это были мои последние слёзы в жизни, и последний раз, когда я видел своих родителей.

Возвращались с кладбища мы с Грегори молча. Он только изредка поглядывал на меня. Я больше не плакал. Только грустно смотрел на пейзаж за окном его пикапа. В одно мгновение, я словно повзрослел на несколько лет. Того мальчишки Дрейка больше не было во мне. Теперь, мне нужно было быть сильным, что бы, когда я вырасту, найти и наказать тех тварей, которые в один день лишили меня семьи и детства. Грегори, словно всё понимая, не стал лезть ко мне с утешениями и прочими разговорами. Мы заехали в город, и Грегори заглушил мотор. Я удивлённо уставился на него.

– Дрейк, ты должен понимать, что теперь, когда твоей семьи нет, кто – то должен о тебе позаботиться. Нужно оформить соответствующие бумаги для твоих опекунов, и финансовую сторону принадлежащего вам имущества.

– Каких опекунов? Грегори, я понимаю, что не смею Вас просить об этом, и отягощать своей судьбой, но я хочу остаться с Вами. Я хочу, что бы Вы были моим опекуном. Я уверен, что Вы позаботитесь обо мне лучше, чем кто либо другой. Так сложились наши судьбы, что Вы нужны мне, а я нужен Вам.

Грегори ошарашено смотрел на меня, не зная, что ответить на такую речь. В его взгляде читалось удивление, смятение, неуверенность и даже страх, но ещё в них было то, что есть в глазах у отца, который смотрит на своего сына – это была гордость, гордость за своего ребёнка.

Он ничего не ответил, только улыбнулся мне и, погладив по голове, вышел из машины. Я последовал за ним, в здание городской администрации.

Нас принял адвокат Джозеф Уолтер, который был так же старым приятелем Грегори. Он говорил много непонятных мне слов, в которые я и не старался вникать. Я просто сидел, опустив голову, и ожидал дальнейшего пинка от судьбы. Оживился я, когда услышал следующее.

– Грегори, ты хоть понимаешь, какую ответственность хочешь на себя взвалить?

– Джозеф, я всё прекрасно понимаю. У меня уже была семья, если ты забыл. И у этого парня была семья, до вчерашнего дня. Теперь я – это всё что у него есть. Не пытайся меня отговаривать, я уже принял решение. Или ты считаешь, что ему будет лучше в приюте?

– Грег, я уверен, что ты был и станешь для этого парня прекрасным отцом, но я сейчас не об этом.

– А о чём?

– Ты подумал, на какую жизнь ты обрекаешь парня? Я сейчас говорю о твоих выездах «на охоту» – чуть тише добавил мистер Уолтер.

– Джозеф, я уже предусмотрел и этот вариант. На то время, пока я буду уезжать, парень будет оставаться с Карлом или Биллом.

– А они согласны?

– Да, я уже говорил с ними об этом. К тому же, они мне не откажут. Я бы тоже самое сделал и для них.

– Хорошо, если ты так уверен, и твёрдо настроен, то я понимаю, что ни остановить, ни отговорить тебя я не смогу. Знаешь, возможно, сама судьба столкнула вас с этим мальчишкой. Я помогу тебе. Судья – мой старый должник, так что проблем не будет. А что с фермой, домом и прочим имуществом?

– Мы сегодня поедем туда, и решим, что с этим всем добром делать. Завтра я приеду, и мы всё обсудим.

– Я думаю, что стоит продать всё, открыть на мальчика счёт, и положить всю выручку туда, что бы обеспечить парню будущее.

– Возможно, мы так и поступим. Спасибо, что уделил нам внимание. До завтра.

– До свидания, мистер Уолтер. – и я протянул Джозефу свою ладошку для пожатия.

– До свидания, Дрейк. – ответил он мне, пожав мою руку. – А он хороший мальчик – обратился Джозеф уже к Грегори.

– Я знаю. – тихо промолвил Грегори и мы вышли из кабинета.

– Грегори, – начал разговор я, когда мы были уже в машине, – Ты решил стать моим опекуном? Почему?

– Знаешь, малыш, ты сказал очень верные слова, которые и заставили меня принять такое решение. Ты нужен мне, а я нужен тебе. Думаю, мы станем отличной командой.

Мы поехали на ферму моей семьи, где она вчера была зверски убита. Дом был загорожен полицейской лентой, и нам с Грегори пришлось ухитряться как Джеймсу Бонду, что бы пройти сквозь неё. Войдя в дом, я сразу заметил обрисованный, белым мелом контур, на том месте, где вчера лежал мой отец. Я заглянул в гостиную. Такой же контур остался и на месте, где лежала мать. Белый мел – всё, что осталось от моих родителей. Я прошел к камину, и собрал наши семейные фото. Слёзы снова навернулись мне на глаза, но я запретил себе плакать. Теперь, я должен быть сильным.

– Дрейк, пойдём, покажешь мне ваши владения. – услышал я голос Грегори.

Мы обошли сад, огород, и ангар, в котором жил домашний скот. Только сейчас я вспомнил, о нашей собаке Мисси. Она лежала застрелена, в углу на сене. Остальные животные были в порядке. Заметив, что я не отвожу взгляда от мёртвой собаки, Грегори вывел меня из ангара.

– Дрейк, вот тебе номер – он извлёк из куртки клочок бумаги с несколькими цифрами, – И позвони Биллу. Скажи, что бы приехал сюда.

В неком оцепенении, я взял протянутый листик, и пошел в дом. Набрав нужные цифры, я стал ждать ответа на другом конце провода.

– Я слушаю. – ответил мне женский голос.

– Миссис Эдвардс, здравствуйте. Позовите, пожалуйста, мистера Эдвардса. Скажите ему, что это Дрейк. Дрейк Хобс. Он знает меня.

Женщина была слегка ошеломлена такой четкой и точной формулировкой, которая была произнесена детским голосом.

– Одну минутку, мистер Дрейк Хобс.

Спустя несколько минут, к телефону подошел Билл.

– Алло, Дрейк? Что – то случилось с Грегори? – обеспокоенно спросил Билл.

– Нет, мистер Эдвардс, всё в порядке. Мы сейчас на моей ферме. Грегори сказал мне позвонить Вам, и попросить подъехать.

– Слава Богу, что всё в норме. А то, я уже себе такое представил, пока шел к телефону.

– Не волнуйтесь. У нас всё хорошо.

– Тогда я скоро буду.

– Спасибо мистер Эдвардс. До встречи.

Билл приехал спустя двадцать минут. Они с Грегори что – то долго обсуждали, в ангаре, а я покорно ждал в доме. Мне удалось услышать только обрывки разговора.

– Грегори, это, конечно, хорошо, что ты хочешь забрать к себе парня, но я не могу забрать к себе всех его зверей.

3
{"b":"582848","o":1}