ЛитМир - Электронная Библиотека
A
A

- Куда ходила?

- За землей.

А мать медведем обернулась.

Маруся выдержала.

- Маруся хорошая, - Ваня говорит из сеней.

Оля опять человеком стала, дышит тяжело:

- Трудно оборачиваться, - говорит. - Дай попить.

Маруся воды дает, а у Оли рука - змеей стала.

Маруся испугалась, воду выронила, убежала.

- Сука, - Ваня говорит. - Говно.

А Оля опять помощи просит, кричит, кукарекает.

Ваня говорит на Марусю:

- Кобыла костлявая, совсем мать не жалеет, - и Олю гладит ласково. - Я здесь, Оленька, родная моя. Больно?

Нравится ему, что Оля слабая стала.

Взял ее.

Оля ему говорит:

- Нравится?

- Я без тебя умру, Оля.

- Когда-нибудь умрешь, - Оля говорит и усмехается.

Ваня обиделся, толкнул ее:

- Скотина ты. Тебе все - в прорву.

Опять ушел.

А Маруся из дома выскочила и за рот держится: змея-то за губу задела, тошнит!

- На, заешь, - ей кто-то говорит и рябины дает.

Маруся посмотрела: а это Наташа стоит. Маруся рябины поела.

Наташа говорит:

- Стала ведьмой?

Маруся молчит.

- А как тебя мама пугала?

- А тебе что?

Наташа смеется:

- А я тебе от вашей рябины дала, теперь заблудишься! Ведьмачки, дуры!

Маруся рябину выплюнула, пошла и правда заблудилась: от ведьмы поешь сразу заблудишься. Можно несколько дней ходить.

Маруся и не знала, сколько ходила.

Потом увидела, что за ней кто-то идет. Она как побежит!

В лес забежала, кричит:

- Черт! Уйди, черт!

Он подошел, говорит:

- Ляг.

Маруся как деревянная стала. Слушается. На землю легла, он - к ней. Она смотрит, и показалось ей, что это Ваня, мамин муж. Она сколько не спала уже!

Легла. А под спиной у ней сучок оказался. Ей больно стало, она Ваню отталкивает, а он не уходит. Она его бьет, руками, ногами, прямо по-настоящему, а он не уходит. Он не понимает, что ей больно, и не пускает.

Даже она его исцарапала.

Он побежал.

А Маруся камнем кинула, в спину попала, он спину выгнул - а лица у него нет. Одни глаза.

Маруся - гордая.

А на самом деле Ваня в другом месте был, точно. Он за Наташей ходил, которая Марусе рябины дала.

Кажется, вечером было.

- Наташа, - говорит, - Тетя Оля зовет.

- Не хочу я, - Наташа говорит, - Пусть Маруся идет.

- Маруся не жалеет мать. Зайди. Тетя Оля попугает, в потом ей в ухо подуй. Грехи уйдут - и все. Пожалей тетю Олю.

- Много грехов? - Наташа спрашивает.

- Много, - Ваня смеется. - Пойдешь? - а Ваня нежный был вообще-то.

Наташа говорит:

- Не хочу.

Потом пошла.

Ваня ждал.

Еще два мужика сидели, ждали. Долго.

Бабушка Надя говорит:

- Роза опять убежала.

- А что ты не смотришь как следует?

- К кабанам, точно.

Роза - это так свинью звали. Тогда все время свиньи к кабанам в лес убегали.

Наташа выходит из Олиного дома, не смотрит никуда. Глаза - другие. Домой пошла.

Из Олиного дома черные кошки ка-ак выскочат!!

И в Наташин дом побежали.

- Ну все, грехи ушли, теперь умрет, - мужики засобирались, крест не стали делать.

Марусе говорят:

- Иди за попом, чистый дом, все.

Маруся говорит:

- Дядя Ваня, ты зачем меня в лесу пугал? - а сама заигрывает.

Он говорит:

- Ты что? Я здесь был.

- Он правда был, - все говорят. - А кто тебя пугал?

Маруся говорит:

- Показалось.

Ваня ей сказал:

- Маме скажи: я утром приду. Ей отдохнуть надо.

А сам к Наташе пошел, когда уже темно стало.

Маруся к маме не зашла: дом-то без крыши, князек-то сняли. И так слышно, что тихо.

Маруся к церкви пошла через лес, где ей показалось, что ее Ваня пугал. Как крикнет:

- Ты кто?!

Он не отвечает.

Она тогда сказала, как ей говорили:

- Сука, говно!!

Еще можно по-матерному ругаться, если это оборотень или кто там. Банник, например.

Маруся в церковь пришла, попу говорит:

- У меня мама умирает, а я не захотела ведьмой стать.

Поп ее благословил, говорит:

- Постой тут.

Ушел за образом, потом выходит, а Маруся стоит посреди церкви и не двигается. Глаза - открытые.

Поп говорит:

- Маруся, ты что?

А она смотрит, как будто первый раз увидела.

Он ее по голове погладил, говорит:

- Маруся. Это тебя Господь благословил. Идем к маме?

А церковь в тот день нарочно другая была. Образа тогда поснимали, белили. Богородица стоит прямо на полу. Так и не видел никто, чтобы образа - на полу.

Поп говорит:

- Пойдем?

Маруся говорит:

- Я потом приду.

И осталась.

А Маруся, конечно, маленькая была. И болела всю зиму нехорошо. Ничего по-настоящему не умела. Стала заговаривать. А когда заговариваешь, надо имя знать. А откуда имя? Она же не знает, кто ей показался.

Например, надо сказать:

- Пойду я на теплые воды на гнилые колоды там мне снится там мне приснится во Ольху-молодняку со полного месяца выглянет выйдет щука-белуха из синего моря с золотой кожурой с золотой кожурой с двенадцатью зубами с тринадцатым языком с двенадцатью зубами с тринадцатым языком. Затяни-залижи мое горе-беду ах ты моя ненависть моя худоба лети по белу свету лети по белу свету по полям по болотам по текучим рекам вихрем-чадом раскатись разлетись на все четыре стороны! Тьфу! Тьфу! Тьфу! Тьфу! (Это плевать надо на все четыре стороны). От меня и от мужа моего названного (тут надо имя сказать, например, "Володимера") навсегда. Аминь!

Так это надо ночью читать, на полную луну, на перекрестке. А если желание загадываешь - тогда на первой заре.

А Маруся в церкви хотела читать!

А потом совсем забыла, что надо, и говорит:

- Пожалуйста!

Никто не пришел.

Она плакала так!

Как взрослая.

На корточки села и Богородицу дразнит.

Домой пошла, прямо по кустам, изранилась - и не больно.

Домой пришла, говорит:

- Мама, меня черт замучил!

А Оля, когда причастилась, стала как старушка. Такая старушка одна раньше была, ее все любили. Говорит:

- А я причастилась.

- А что делать? - Маруся говорит.

- Посиди со мной, - Оля попросила. - А черта - нету. Его люди придумали. Ваня у Наташи, наверное? Ну и ладно.

Маруся села, черная вся, от несна.

Мама говорит:

- Все время думала: надо Марусю поучить. А Маруся заболела. А может и не надо учить? Не знаешь - умрешь, знаешь - еще хуже умрешь. А плохое зачем знать? Даже интересно: вдруг не будет плохого? Наташка, дура, думает, я чужим отдам! - и хихикает. - Да ладно, пусть порадуется. Ей всего-то год остался. Пол бы подмести. Чо-то я устала совсем, - на Марусю смотрит, улыбается. - Умру - поспишь. Если захочешь. Потом поймешь. Ты умница. Девочка моя Маруся. Кто еще у мамы есть? Одна моя дочка. Смотри: раз - и какая дочка получилась! Моя девочка. Маруся, никому не верь. Никто не пара. Всех люби. Прикинь, конечно, сначала. "На глазок". И люби. И научишься. Сначала надо хоть что-нибудь полюбить. А черт от несна кажется. Я, когда девушкой была, тоже не спала. Тетя Таня долго не спала. Потом все забывается. Господи, спаси и сохрани мою девочку! Не оставь Марусю! Маруся выросла как. Красивая.

2
{"b":"58285","o":1}