ЛитМир - Электронная Библиотека
A
A

Из не оповещенных оставалась только 38-летняя Мария. В Деревне она уже девятый год. В план побега ее посвятил Каро на одном из занятий по энергетическому сдерживанию, которое он проводил вместе с Эльзой. Перерождение Марии находилось в самом расцвете, на седьмом этапе развития. Цвет бирки, как и у большинства диверсантов, был красный - она умела заряжать предметы электрическим потенциалом, а также лишать его. Сейчас к ней направляется Максим. Для большинства это был визит гуляки к своей любовнице. Эту легенду придумала девушка Максима. Охрана из чувства солидарности иногда даже прикрывала его, когда Анна стучала в дверь сторожки, требуя найти «этого козла». Такие выпады всегда были частью ширмы для отвода глаз от основного действия, разворачивавшегося почти рядом. За десятки лет жизни в Деревне, Каро знал повадки всех работающих здесь. Изменения в штате персонала резервации происходили редко. И Каро изящно ставил перед ними спектакли из жизни деревенских.

Таш был доволен. Решимость друзей передавалась ему, и он чувствовал, как наполняются силой его руки. «Дыра» в груди медленно затягивалась. Смотря в сторону лаборатории, он чувствовал, как дергается его сердце. Но он закрывал глаза и брал волю в кулак. На горизонте оставалась одна проблема - Кир, и что-то подсказывало Ташу, что это проблема может стать отнюдь не маленькой. Он чувствовал в нем угрозу больше чем в охранниках и лаборантах.

Со стороны главной дороги послышался звук резкого торможения. Электромобиль свернул на улицу пятого круга. По сильному гулу двигателя было понятно: санитары спешат и быстро приближаются. Таш направился навстречу к несущемуся автомобилю, который вскоре показался. Санитары пронеслись мимо старосты, и через два метра электромобиль остановился у его дома. Таш побежал в дом. Санитары ворвались внутрь и схватили спящего Кира. В дом вошел Таш.

- Что вы делаете?

- Приказ Кроберг: его и девчонку срочно в лабораторию, - проговорил один из санитаров.

Кир брыкался во сне. Он упирался ногами и вырывался, что-то бормотал. Санитары потрясли его и сильно ударили по лицу. «Кнут, не надо...», - вдруг выдал Кир и очнулся. Санитары поволокли его к машине. Таш через секунду сообразил, что санитары упомянули какую-то девочку.

- Кого еще? - кричал он им вслед. - Что за девчонка?!

- 2245.Таня, - ответил санитар, разворачивая машину, после чего вдавил педаль в пол и помчался в сторону главной дороги.

Таня жила на восьмом круге в 854 доме. Таш бежал по переулкам.  Зачем и почему, он не знал, но что-то его тащило к ее дому. Скоро до ушей донесся удаляющийся звук электромобиля. Таш сокращал расстояние, огибая дома. Послышался крик. Таш замер. Это был не детский, но женский голос. Санитары ворвались в дом. Совсем рядом раздавались детские голоса. Таш пошел на них. Между домами он увидел пробегающих детей, среди них была маленькая Таня, любимица Каро.

- Эй! - раздался окрик санитара.

Дети замерли.

- Ты, 2245 - иди сюда, - злобно приказал санитар.

Но Таня не подчинилась. Она отскочила от ребят и ее маленькие ножки понесли свою хозяйку в противоположную сторону. Через дом девчушка свернула в переулок и врезалась в старосту. Увидеть его она ожидала меньше всего и от неожиданности вскрикнула. Деревенский голова часто вызывал подобную реакцию. Таш крепко держал ее. Он присел и смотря ей прямо в глаза.

- Послушай меня девочка, - он говорил шепотом. - Не надо бежать. От них не убежишь, не сейчас. Будешь бежать, они все равно тебя поймают, и будет хуже, - Таш не ослабил хватку. Ему не хотелось быть сейчас для нее старостой - пособником охраны. Но и другом ее он не желал становиться. Нужно было избежать боли. Боль - единственное что ожидает эту кроху, если она не одумается. - Они умеют делать больно верно? Не надо им давать повода разозлиться. Ведь Каро говорил тебе об этом?

Он чувствовал, как дрожит ее маленькое тельце, как сопит нос, вдыхая воздух. Несколько раз Таня порывалась дернуться и вырваться из цепких рук старосты. Но его взгляд останавливал ее. Он смотрел на нее иначе: Таш понимал ее и его голос, теплый обволакивающий, усмирял ее взбесившиеся мысли. Таня кивнула несколько раз и сделала шаг назад.

- Молодец. Теперь иди.

Таня медленно вышла из переулка. Каро был прав, и староста напомнил ей об этом. Санитар тяжелыми шагами, подобно валуну пронесся мимо, унеся ее с собой. Он свернул в переулок и вышел на восьмой круг. К нему подъехал второй на электромобиле. Они уселись, и машина рванула в сторону главной дороги. Таш вышел из переулка и посмотрел вслед удаляющейся Тане. В голове с новой силой свирепствовали мысли. Таш сопел как турбина, разогреваясь от того, что он ничего не знает. Он проклинал себя за беспомощность и с ненавистью взирал на бессмысленную суету вокруг. На безликие дома, жителей с пустотой в глазах - все вызывало отвращение. Таш поморщился. На языке ощущался гадкий привкус. Сжав руки в кулаки, он нырнул в проулок.

Через час Таш встретился с Сатой. Она рассказала ему о том, что уже собрала семь рисунков. В этом ей очень помогла Мария. Сейчас она продолжает обход домов, где живут дети, и пытается осторожно выведать у них информацию о рисунках Каро. Однако многие дети не идут на контакт. Как только Сата или Мария заговаривали о листах с цветными картинками, дети замыкались: они складывали руки, смешно надували щеки и прятали глаза. Каро научил детей осторожности и скрытности. Он опасался, что рисунками могут заинтересоваться охранники или кто-нибудь из лаборатории. Поэтому для некоторых детей он сочинил легенду, по которой тайну рисунков раскрывать было нельзя. Тем более нельзя было говорить о них со взрослыми, если это не разрешено секретным посланием. Для тех же детей, кто уже не верил в волшебство и приключения, Каро пояснял, что эта информация ни в коем случае не должна попасть к старосте.

Таш прервал рассказ Саты. Он смотрел на нее и понимал, что она не в курсе приключившегося с ее маленькой подружкой Таней. Староста не медлил, скрывать от нее эту неприятность смысла не было.

- Как увезли? - встрепенулась наседкой Сата. - У нее плановое обследование только через четыре дня!

- Успокойся, - Таш посмотрел на датчики. - Махание руками делу не поможет, как и эмоциональный шторм. Успокойся.

Сата посмотрела на датчики, засиявшие светло зеленым. Она закрыла рот рукой и топнула.

- Поделать с этим мы ничего не можем. Остается ждать.

Сата кивала с алеющей злобой в глазах. Она убрала руку ото рта.

- Лучше займись делом, -  напомнил Таш.

Степенным шагом он прошел мимо Саты. Выполняя обязанности старосты, он подошел к одному из жителей, и стал о чем-то с ним разговаривать. Сата посмотрела на хладнокровного Таша. Сейчас он казался ей таким надменным, когда его расчетливый взгляд считывал собеседника. Идеальный заговорщик со стандартным набором масок, среди которых не было настоящей. Ее он разбил давным-давно. Еще до того, как Сата узнала Таша. Для него это был самый верный способ не попасться.

Оставшееся время до вечера Мария с Сатой занимались разговорами и уговорами детей. С наступлением сумерек на столе в доме старосты по-прежнему лежали семь рисунков. Собрать больше не удалось. Таш мысленно пометил этот день в календаре как успешный. Семь листов с псевдоребусами - хороший улов, учитывая относительную легкость, с которой дети отдали их. Однако работы предстояло немало. Перед сном к Ташу заскочила Мария. На ней была просторная ветровка серого цвета с красной биркой, под ней футболка без рукавов с такой же биркой, серые широкие штаны и легкие кроссовки, от которых она рада была избавиться.

- Наконец-то у меня появилось время заскочить к тебе, - она устало села на кровать Кира, по-кошачьи вытягивая ноги. - Находилась я. Если бы не хорошая погода...

- Вы молодцы, - Таш близко подошел к Марии. Ее голова была на уровне его талии. На ее лице появилась игривая улыбочка.

- А ты, я гляжу, полон сил? - Мария игриво наклонила голову вправо.

101
{"b":"582850","o":1}