ЛитМир - Электронная Библиотека
A
A

- Она сказала, что ему придется задержаться, - Таня с осторожностью, косо взглянула на старосту, - помощница Кроберг, она не мне это сказала. Я услышала, как она говорит с медсестрой.

- Ты молодец, девочка. Ты храбро держалась там, в лаборатории, - Таш слегка похлопал ее по спине. Но ощутив, как она дернулась, понял, что делать этого не стоило.

Он вернул ее опекунам и направился домой. Для полноты картины нужен был Кир. И сейчас, Таш готов был его выслушать. Но это произошло лишь на следующий день. В семь часов вечера, возле дома старосты остановился санитарный электромобиль. Кир слез с заднего сиденья машины. Не успел он сделать шаг, как санитар нажал на педаль газа и электромобиль рванул с места. Но Кир словно и не заметил этого. Он стоял слегка пошатываясь, с опущенными плечами и руками-веревками, болтающимися по обеим сторонам тела. Наконец-то дома. Хотя... Что такое дом? Место, к которому он был причислен, где спал и ел невкусную пищу. Место, где с веранды на него взирали улыбчивые глаза Саты и хмурый злобыня Таш. Но даже так, он рад был видеть их. Все лучше безразличных масок персонала лаборатории, которые высасывали из тебя всю радость и надежду, что ты когда-нибудь выйдешь из палаты. Сата вскочила со стула и спустилась к Киру. Она подхватила его и повела в дом. Будучи у порога, Кир ощутил, что староста не просто чем-то недоволен, он сверлит его глазами. Сата довела Кира до кровати. Она хотела уложить его, но он отказался.

- Я два дня лежал, не вставая, - измученно улыбнулся он.

Сата понимала его. Сейчас у него ныло все тело. Она направилась на кухню, где хотела приготовить энергетический напиток из «фейерверка». Это поможет ему встряхнуться. В дом вошел Таш. Кир убрал с лица улыбку и отвел взгляд.

- Рассказывай, - староста сел на свою кровать напротив Кира.

Кир почувствовал в голосе Таша сильную заинтересованность. Хоть он и выглядел сурово, но неприязни не было. Кир попытался совладать с трепетом внутри и обуздать накатывающуюся дрожь в голосе. Он начал с момента, когда за ним приехали санитары. Ему снился непонятный сон. Он был в странном месте, знакомом, но чужом. Кир настаивал, что это были не фантазии разума, а какие-то воспоминания. Он подробно рассказал, что видел в надежде на то, что это покажется знакомым старосте. Но Таш лишь отрицательно мотал головой. Он никогда не слушал музыку, о которой говорил Кир. Не был он и на улицах, названия которых всплывали в разговоре. Кир понурил голову. Тщетная попытка хоть что-то понять из своего сна провалилась. Тогда он рассказал, что у него и у Тани брали кровь для Каро. Кир рассказал, что его самого он не видел, лишь его перебинтованное тело. Оно было покрыто тканью полностью. Кровь нужна была для Каро, чтобы спасти ему жизнь. Как потом подтвердила ассистентка Кроберг Ольга, Каро находился на грани смерти. Но они вовремя нашли способ помочь ему. Однако дальше голос Кира поник.

- Моя кровь оказалась уникальной, - дрожь вдруг вырвалась из-под контроля.

Сата подала ему прозрачный стакан с белым напитком. Она посоветовала ему выпить его залпом, но на втором глотке Кир закашлял. Волнение накрывало его, и он поставил напиток на тумбочку.

- Что это значит? - спросила Сата.

Она села рядом со старостой.

- Она идеально подходит для Каро. Я точно не помню, что говорила Ольга. Но моя кровь - чистая. Чище чем у «красных детей». Такую редко встретишь, сказала она.

- Это так, - поникшим голосом подтвердила Сата, а взгляд ее сильно пугал Кира.

- Они сказали, что будут каждую неделю брать у меня кровь, - Кир посмотрел на старосту, пытаясь получить хоть какую-то поддержку. - Это ужасно и больно. Ольга сказала, что они будут брать кровь регулярно.

- Боюсь, она тебе немного наврала, - с издевкой произнес Таш.

- О чем?

- Чистая кровь действительно редкость. Но тех, кто обладает ей, называют обреченными, - Таш пристально смотрел на Кира, подмечая каждое изменение на его лице. - Если твоя кровь и вправду чище чем у «красных детей», то тебе осталось жить не более трех месяцев. Потому что твои монии перерождаются и вскоре кровь твоя станет ничем не лучше моей или ее.

Словно обвал в горах, эти слова с грохотом обрушились на Кира. Он не был готов к такому. Да и можно ли подготовиться?! Кир вспоминал разговор с Ольгой. Ее безразличный и пустой взгляд. Так это не усталость и не рутина. Она смотрела на него как на смертника. Кир мотал головой, он не мог согласиться с услышанным. Так не должно быть, не может быть, чтобы староста говорил правду! Ведь он всегда смотрел на него со злобой, непонятной, предосудительной. С чего ему сейчас говорить правду? Ложь и коварство - чтобы поиздеваться над тем, кого он ненавидит. Кир со злобой уставился на старосту. Он желал обрушить на него то же что и он - бескомпромиссную холодную ненависть. Но на свою злость он лишь получал жалость. Таш не отступал перед напором, но он и не вступал с ней в схватку. Кир вскрикнул и схватился руками за голову.

- Его нужно взять, - произнесла едва слышно Сата.

Таш резко повернул голову в ее сторону. Как смела она произнести это?!

- Подумай, - настаивала она.

Она кивнула в сторону Кира, показывая, что он сейчас не воспринимает ее слова. И тайна осталась не раскрытой. Кир был погребен под словами старосты; еще чуть-чуть и тяжесть их переломит ему хребет.

Таш смотрел на Сату. Ее напористость не знала границ. Она совершенно не боялась его и даже не притворялась, что не считает его слово последним. Таш унял огонь негодования и задумался над ее словами. Сата не глупа, да и Кир действительно может оказаться полезным. Таш взглянул на сокрушающегося погорельца. Способен ли он осилить груз тайны? Он, конечно же, согласится. Любой, оказавшийся на его месте, согласился бы участвовать. Но одно дело сказать «да», и совершенно другое - нести на плечах этот груз. Таш стукнул кулаком по кровати. Он никак не мог решиться. Зыбко все. Пусть Кир не подсадной и действительно такой же зараженный, как и все в Деревне. Но, староста никак не мог отделаться от чувства опасности, исходящей от него.

- Нам нужен ацелин, - не выдержала Сата, озвучив аргумент, который перевешивал если не все, то многое.

Таш готов был вцепиться ей в горло и зажать рот руками. Он прекрасно знал, что без Каро им не достать раствор ацелина. А Кир может стать хорошим добытчиком, так как в следующие несколько недель будет регулярно бывать в процедурной лаборатории. Но он не хотел соглашаться с этим.

- Таш?

- Умолкни! - староста вскочил с кровати.

Кир поднял голову и с испугом смотрел на осуждающий взгляд Саты. Она смотрела вслед Ташу. Он остановился возле окна. Его мысли роились в голове, пытаясь отыскать вескую причину, чтобы не вовлекать Кира в их заговор. И чем дольше он стоял и смотрел на прохаживающих жителей, тем отчетливее понимал, что избежать этого невозможно.

- Ты, - Таш обернулся.

Кир вздрогнул. Староста подошел к нему и тихо добавил:

- Пойдем, подышим.

Таш перевел взгляд на Сату, ее он также приглашал.

Староста подошел к своей тумбочке и достал из шкафчика два рисунка. Кир подумал было, что староста шутит. Но Сата разъяснила, что прогулка поможет избежать активного внимания датчиков. Таш вышел первым. Пока Кир и Сата неспешно спускались по ступенькам, Таш заскочил в дом к Шаку. Он передал ему рисунки. Один из них предназначался для Максима. Завтра им предстояло найти еще пару артефактов, оставленных Каро.

Вернувшись на улицу, Таш увидел, что Кир под руку с Сатой идут по улице по направлению от главной дороги. Глубоко вздохнув и выстроив мысли, староста спустился с крыльца и последовал за ними. Вскоре он поравнялся с Киром.

- Скажу тебе честно, Кир, - староста говорил тихо, периодически посматривая на прогуливающихся.

В такт ему заговорила Сата, делая вид, что увлеченно о чем-то рассказывает.

- Мне приходится тебе это говорить, потому что я загнан в угол.

Кир напрягся. Тараторящая Сата пугала его не меньше чем суровый вид старосты. Сначала он подумал, что девушка специально перебивает Таша. Однако немного погодя, Кир сообразил, что Сата намеренно вплетает свои громкие слова в их неслышный разговор.  Кир старался не отставать от старосты.

104
{"b":"582850","o":1}