ЛитМир - Электронная Библиотека
A
A

- Когда я попал сюда, мне было очень страшно, - Кир отвел взгляд. Слова полились сами. - Да мне и сейчас страшно. Просто, я не помню жизнь без страха. Наверное, это меня спасает. Я ведь словно родился взрослым, вот таким, - усталый взгляд прошелся по участку обгоревшей розово-белесой кожи. -  И вдруг передо мной неведомые мне законы, порядки и Деревня. Если так посудить, то я самый счастливый из всех здесь живущих. Так что смерть меня не пугает - потому что я не помню, что такое бояться смерти. Не помню, есть ли за что мне держаться и о чем жалеть. И мне все равно закончится это сейчас или через неделю, - Кир закрыл глаза. Он снова почувствовал головокружение.

Прибор пропищал об окончании забора крови. Ольга поспешила отсоединить шланг и вытащить катетеры из рук Кира. Она подошла к столу, вставила ампулу в автошприц и вколола препарат ему в руку. От неожиданности он дернулся.

- А это как всегда, - Ольга протянула ему руку, незаметно зажав между пальцами ампулу.

- Спасибо, - Кир немного опешил от такой открытости.

- Я же собираюсь увольняться, - безразлично пояснила Арно.

Кир сделал вид, что пожал ей руку и перехватил ампулу. После, он неприметно спрячет ее в пояс штанов.

- Полежи минут десять, и я вызову санитаров, - Ольга занялась центрифугой.

Она закончила разделять кровь на составляющие. Арно отсоединяла наполненные герметичные контейнеры и складывала их в портативный чемоданчик. Кир наблюдал за ней. В нем сейчас боролись два чувства: согласиться с мнением Таша и воспользоваться Ольгой как живым щитом, либо рискнуть и стащить препараты для усыпления охраны. Кир посмотрел по сторонам на стены - повсюду датчики. «Большой риск», - резюмировал он и погрузился в нелегкие раздумья. Кир даже не заметил, как пролетели десять минут. Его за руку тряс санитар. Кир очнулся, огляделся. Ольги нигде не было. Ему стало обидно, ведь она знает о грубости этих плечистых каменных амбалов. Санитар сверлил его взглядом. Кир быстро встал с кресла. Благо препарат действовал, и он был в состоянии контролировать ноги и руки. Усталости почти не было, лишь немного кружилась голова. Санитар указал на дверь, и они направились к выходу.

Проезжая по улице, Кир смотрел на купающихся в весенней неге жителей. Их, как никогда, было много. В весеннем ровном свете, они вальяжно прохаживались между домами. Некоторые собирались компаниями и о чем-то негромко беседовали, а кому-то было прекрасно расположиться возле дома наслаждаясь теплом дня. Привыкшие к холоду обитатели Деревни уже считали этот день самым жарким из тех, что были. На какой-то момент этот день обратился перед Киром деревенской идиллией. Но стоило небольшому порыву ветра пронестись мимо, как его вновь кинуло в дрожь. И он затрясся листом под холодным дождем.

Электромобиль остановился возле дома старосты. Таш сидел на веранде и читал газету. Кир быстро слез с машины и вошел в дом. Он подошел к шкафу с полками и вытащил ветровку. Сейчас она казалась ему самой теплой. Он оделся и залез под одеяло.

Таш проводил санитаров. Дождавшись, когда они скроются из виду, староста вошел в дом.

- Как ты? - Таш видел, как трясется под одеялом Кир.

Он высунул голову из-под него, как кролик из норы.

- Не считая того, что через неделю я - труп, все очень даже хорошо, - Кир лежал на боку и глядел на старосту.

Таш прошел к своей кровати и сел напротив Кира. Он понимал, что к этому все идет. Многое повидав в Деревне, это обстоятельство никак не тревожило его. Но, то, как это озвучил Кир, его удивило.

- Ольга дала мне ампулу, - Кир заерзал руками под одеялом.

Высунув руку, он протянул ампулу старосте. Таш взял стекляшку и положил ее в верхний ящик прикроватной тумбы.

- Увы, это последняя, - Кир укутался плотнее, - больше у меня не будет возможности таскать их.

Таш кивнул.

- Я очень надеюсь, что наши планы на следующую неделю не изменились, - Кир пристально посмотрел на старосту.

- У нас четыре ампулы. Нужно хотя бы еще две, - рассуждал Таш, - в противном случае нам не обойтись без «живого щита».

Кир вздохнул. Дрожь новой волной накрыла его. Он непроизвольно съежился. Ноющие ноги устали быть в согнутом виде. Кир перевернулся на спину и, несмотря на дрожь и желание сжаться, вытянул ноги.

- Думаю, для этого хорошо подойдет Ольга, - Кир повернул голову, чтобы увидеть лицо Таша.

И староста оправдал его надежды. Он смотрел на Кира с недоверчивым прищуром.

- Что так вдруг?

- У меня неделя, Таш.

- Как быстро принципы меняются, когда в приоритете сохранить свою жизнь, - староста лукаво улыбнулся.

Кир отвернулся. Он смотрел в потолок, занятый своими мыслями. Он злился от нескончаемой и бесконтрольной дрожи по всему телу. Циничность Таша не облегчала, лишь затягивала еще одну веревку на шее.

- Меньше думай о тех, кем жертвуешь, - Таш открыл тумбочку и достал пять рисунков из толстой стопки листов. - Больше думай о том, что нас ждет в лесу.

- Я боюсь, что Каро так ничего и не вспомнит, - Кир не отрывал взгляда от потолка.

- Главное - он мне доверяет, и он сделает все, как нужно, - Таш посмотрел на рисунки в руках, - но рассчитывать мы должны на себя.

- У нас получится?

- У нас уже получилось проложить себе дорогу из слепых зон и ослабить изгородь. Сейчас отдыхай.

Таш направился к выходу. Но Кир остановил его.

- Что такое «малая кровь»?

Таш остановился возле задней спинки кровати Кира.

- Наверное, я знаю... знал, но не помню.

Староста не сразу сообразил, что Кир говорить не о крови. Во всяком случает не в прямом смысле.

- «Малая кровь», - повторил Таш пробуждая воспоминания из прошлой жизни. - Их еще называют малокровки. Это... радикально настроенная группировка отверженных соционикой отщепенцев. Их под свое крыло взяла более крупная группировка «Чистая кровь», чаще их называют чистокровками. Малокровки устраивают менее кровавые выходки и поэтому во многом их не замечают. В некоторых частях страны они даже официально зарегистрированы. А вот Чистокровки это чистой воды выродки, которые не просто разделяют людей на чистых и нечистых, но и устраивают периодически кровавые вылазки. Говорили, что много раньше они выступали за расовую чистоту и отвергали кровосмешение. Главный их принцип - в твоей ДНК не должно присутствовать ни единого намека на другую расу. Но это было очень давно. Сейчас мы живем в этом мире, - Таш развел руки, намекая на Деревню. - Да и признаки рас в наше время затерты так, что невозможно принадлежать какой-то одной. И чистокровки изменились, как и все вокруг. Теперь, чтобы считаться «чистым», нужно обладать набором определенных генных качеств: иметь родственников одной расы до пятого колена, не быть носителем генетических вирусов, не иметь мутаций в ДНК, отказаться от друзей с мутагенами в крови, принять на веру Чистоличник - это такой свод генных правил, - Таш с прищуром смотрел на Кира. - Почему ты спросил? Ты где-то услышал о них? - в голосе старосты послышался слабый хрип.

- Арно упомянула, что они узнали о ее работе с белыми прокаженными. Она выглядела очень встревоженной, когда говорила о них.

- Так нас называют все кровники, - Таш погрузился в раздумья. - Странно, мне казалось, что информация о работающих в резервации находится в тайне. Она уверенна что это были чистокровки?

- «Малая кровь», - поправил Кир. - Она тоже считала, что ее данные спрятаны. Но, видимо, нет.

- Только этого нам не хватало, - на старосту нахлынуло волна тревоги. - Если это действительно малокровки, то, по большей части, бояться нечего. А если нет, и это чистокровки? Наверняка усилят охрану резервации: больше патрулей, больше человек на смене.

- Они действительно так опасны?

- После эпидемии в Екатеринодаре, кровники объявили своим приоритетом поиск всех белых прокаженных и их уничтожение. Определенная часть населения их даже поддерживает. Когда в прессе появилась информация об имеющихся спецрезервациях для больных «белой язвой», можешь представить себе реакцию лидеров чистокровок?

118
{"b":"582850","o":1}