ЛитМир - Электронная Библиотека
A
A

- Я должен увидеть Кнута.

Охранник демонстративно оглядел лицо Кирилла, почесывая пальцами приготовленный правый кулак.

- Убирайся, - лишь процедил охранник, запуская очередных посетителей.

Но Кирилл не унимался.

- У него есть реагент...

Охранник не дал ему договорить. Он сделал резкий выпад вперед, схватив его за грудки. Кирилл сжался.

- Миша! - прокричал охранник, не отрывая злобного взгляда от Кирилла.

Позади отозвались. Но Кирилл не видел ничего, кроме огромной физиономии охранника, заслонившего собой весь окружающий мир.

- Постой за меня, - он приподнял Кирилла и потащил на другую сторону дороги. Он поставил его на землю и, не отпуская, произнес:

- Ты что же, выродок, считаешь себя каким-то особенным, что ли? - охранник сильно тряхнул Кирилла. - Можешь вот так заявиться и орать на всю улицу? Тебе жить надоело?

Охранник отбросил его в сторону деревянной лавочки. Тело, словно игрушечное, рухнуло на ее край. Охранник подождал, когда корчащийся Кирилл сползет на землю, и, подойдя, присел рядом с его головой.

- Придешь еще раз - сломаю пополам, а Кнуту скажу, что так и было, - охранник поднялся и со всей силы пнул Кирилла по левому предплечью.

Острая боль вонзилась в тело, прорезая, словно острый нож сжавшиеся ткани и проникая все глубже. Кирилл взвыл. Но был не в силах пошевелиться. Лежа на земле, он смотрел вслед уходящему охраннику. Перейдя дорогу, тот скрылся за дверьми клуба. И больше не вышел. Кирилл лежал еще минут тридцать. Несмотря на утихшую боль, он продолжал корчиться возле лавочки. Ругая себя на чем свет стоит, свою опрометчивость и дурость.

Спустя время он все же встал и сел на лавочку. Он ждал, когда избивший его охранник появится из-за дверей. Непонятная и глупая мысль тлела внутри, что, увидев его, бугай сжалится и впустит внутрь. Но ни через пять, ни через тридцать минут охранник не появился. Окончательно продрогнув, Кирилл медленно поковылял до ближайшей остановки. Тело жутко ныло от глухой боли. Где-то в плече по-прежнему было ощущение, что в тело вонзили что-то острое. Каждому движению мышц сопутствовала острая колющая боль. Кирилл дошел до остановки. Успел на подъехавший ночной автобус. Расположившись у окна, Кирилл погрузился в сон.

Очнулся он уже на конечной. Его разбудила хлесткая пощечина коротко стриженной немолодой женщины. Одета она была в ту же серую форму с синими полоскам, что и водитель.

Что-то нечленораздельное вырвалось наружу - язык не слушался; как не пытался Кирилл, но вся речь комкалась и путалась. Он попытался встать, но дальше, как облокотиться на руку, дело не пошло. Женщина что-то гневно приговаривала, но Кирилл не мог разобрать ни слова. Грозная дамочка была словно в тумане, расплываясь как отражение в воде. Терпение у нее кончилось примерно через минуту. Она позвала водителя на выручку - разобраться с пьяным пассажиром. Водитель не церемонясь залез Кириллу во внутренний карман куртки надеясь отыскать электронный проездной, которого не оказалось. Недовольно хмыкнув, он принялся обшаривать карманы брюк пока не вытащил скомканные купюры. Потом, схватив Кирилла покрепче, выволок из автобуса, пытаясь дотащить его до ближайшей лавочки. Все это время дамочка предрекала Кириллу смерть в тюрьме и сокрушалась, как еще всех пьяниц не выловили. Но неожиданно даже для водителя, привыкшего к тараторящей сменщице, она замолкла.

- М... М...Мааакс, - протянула жалобно она.

Водитель изо всех сил пытался не споткнуться о волочащиеся ноги Кирилла. Не в силах что-либо ответить, он только промычал в ответ.

- Брось его...

Водитель пыхтел. Слова лишь добавляли нервозности, отчего он только злился.

- У него... там...

- Что там?! - прикрикнул водитель. Он остановился. Тащить почти бесчувственного Кирилла было неудобно. Водитель повернул голову назад и повернулся всем телом вполоборота. В четырех шагах стояла его напарница с перекошенным от ужаса лицом. Вытянутой рукой она указывала на Кирилла. Водитель мешкал. Пытаясь не уронить немощного, он наклонил голову вниз, и стал осматривать справа, слева. Тряхнул руками, взял Кирилла поудобнее и... оцепенел. Под вытащившейся из брюк рубашкой на правом боку Кирилла были белые пигментные пятна. Похожие на толстые нити, они шли вдоль всего бока. Водитель напряженно сглотнул, на лбу моментально выступила испарина.

- Это же, - сменщица готова была впасть в истерику.

Она все держала вытянутой руку. Другой закрывала себе рот, кривящийся от проникшего в ее разум ужаса. И обрывистым голосом все повторяла:

- Это... это же... белая... яз...

- Заткнись! - буркнул водитель.

Он бросил Кирилла там, где стоял и, схватив за вытянутую руку напуганную женщину, поволок в автобус. Через секунду грузный железный исполин рванул с места.

Кирилл смотрел на небо. В далекую темную глубину мутной синевы, затянутой грязной дымкой. Изо всех сил он пытался встать на ноги. Но ни руки, ни ноги не слушались его. Каждый раз он снова оказывался на лопатках. Медленно он перевернулся на бок. Перед ним в пяти метрах лавочка. Единственная опора. Он медленно пополз к ней. Спустя пять вечных минут Кирилл попытался забраться на нее. Понадобилось несколько тщетных попыток, пока ему не удалось хоть как-то, полусидя-полулежа оказаться на деревянной поверхности.

Глаза сильно болели, впрочем, как и все тело. Кирилл пытался разглядеть, где он находится. Но глаза видели лишь неразборчивые смазанные образы. Словно по еще невысохшей картине провели тряпкой. Кирилл моргал, часто и настырно, пытаясь убрать размытое панно. Пока вдали он не увидел знакомые очертания. Высокие фонари, силуэты зданий, информационные электронные табло. Подсвеченный забор из красного гранита. Высокое здание с парадной лестницей, возвышающийся перед ним сквер, в котором горели изящные фонари. Поморгав еще, он окончательно убедился в том, что перед ним Биологический научно-исследовательский институт. Он приехал к себе на работу. Дорогу сюда Кирилл не помнил.

В это время, кроме охраны, в БиоНИЦ никого не было. Все выглядело безжизненным и опустошенным. Возле исследовательского центра горожане не любили гулять, считая его не самым живописным местом. Небольшая площадь, перед ним. В центре находился маленький сквер, который был местом неформальных встреч для тех, кто причислял себя к ученой братии. В дни больших слетов, мрачная площадь кишела людьми в белых халатах. Сейчас же высокое здание, служившее административным блоком, словно спящий охранник с высокой башни, смотрело на площадь, на все что перед ним происходило. Легкая дремота высокой глыбы охранника только пугала. Кажется, что он вот-вот проснется и увидит тебя. Перед его многочисленными остроконечными пиками, полукружной архитектурой, чувство задавленности и страха быть взятым в кольцо особенно обострялись. Пустые глазницы верхних, глубоко посаженных окон, заставляли то и дело смотреть наверх, словно чувствуя на себе чей-то взгляд. А подсвеченные зеленым, первые этажи сверкали окнами, преломляя падающий свет так, что вместо обычного зеркального, получалось расплывающееся пугающее во мраке ночи изображение.

Кириллу безумно нравилось, как выглядел снаружи исследовательский центр. Как он завораживает и пугает своим видом. Словно старый замок с дурной славой, он светится призрачным светом, устрашая каждого, кто смотрел на него. И сейчас набираясь сил, он сидел на лавочке и благодарил судьбу за то, что она привела его именно сюда. Он сидел на противоположной стороне площади. И кроме него никого не было. Никто не мог помешать ему любоваться. Он чувствовал себя с каждой минутой все лучше: толи от того, что он не старался двигаться лишний раз, толи от того что, смотрел на самое совершенное архитектурное сооружение. Боль мягко отступала. Постепенно возвращались ощущения окружающей среды. Холодный ветер мелкими колющими иголками дотрагивался до рук и лица. Все приходило в норму. Пока, наконец, Кирилл машинально не поднял руку, чтобы отмахнуться от надоедливой мошки, кружащей перед лицом. Кирилл глубоко вдохнул. Холодный воздух расправил сжавшиеся от былой боли легкие. Проведя ладонями по лицу, Кирилл ничего не почувствовал. Несколько мгновений он вспоминал, куда именно охранник ударил его кулаком. Он ощупал все лицо, но никаких болевых ощущений, будто и не били его вовсе. Кирилл немного поежился на месте, на предмет наличия повреждений. Все было замечательно. Ни затекших мест, ни тем более болевых ощущений. Глаза стали закрываться. Неожиданно накатила усталость. Кирилл посмотрел на часы, но их на руке не оказалось. Думать об этом усталость не позволяла. Нужно было срочно ложиться спасть. Кирилл посмотрел в сторону БиоНИЦ и неуверенно поднялся на ноги. Покачнувшись, он сделал шаг. Все нормально - ноги крепко держат его. Хотя с ориентацией в пространстве еще предстоит подружиться. Кирилла повело в сторону. Но он успел податься назад и рухнул на лавочку. Нужно еще немножко посидеть. Через минуту-другую Кирилл, пошатываясь, побрел к главному входу в исследовательский центр. Кирилл нажал белую кнопку на панели справа от двери. Однако чувства его подводили. Кнопка убегала от него.

142
{"b":"582850","o":1}