ЛитМир - Электронная Библиотека
A
A

Кирилл с помощью приказов через панель управления раскладывал на столах в третьей лаборатории необходимые реагенты. Боковым зрением, он контролировал передвижения лаборантов. Затылком он ощущал, что на него смотрят, пытаются проконтролировать, что именно он делает. В какой-то момент Кирилл пожалел, что во всеуслышание сообщил о том, что работает над министерским заказом. Всякий раз, когда он поворачивал голову в сторону второй лаборатории, он видел, что лаборанты работают, уткнувшись в микроскопы и пробирки. Монотонная работа шла своим чередом и никак не могла коснуться гениальных порывов Кирилла. Даже Константин сидел в общем зале и был погружен в писанину. Сегодня он редко заглядывал во вторую лабораторию. Ему хотелось находиться как можно дальше от самодовольства, исходящего от Кирилла, и он взял на себя ведение отчетов о проделываемых опытах.

Кирилл пытался взять себя в руки. Прошло уже больше часа, а он так толком и не приступил к активной работе. Ему нужно было взять у себя кровь, чтобы начать ее исследование. Прошло уже столько времени, а он до сих пор не знает, что внутри него поселилось. Он посматривал на коллег. Прозрачные стены лишали всякой надежды на скрытость. Кирилл опасался и медлил. Он стоял за панелью и проводил теоретические анализы того, во что мог мутировать вирус, когда попал к нему в организм. В голове все мешалось. Он злился. Руки трясло. Попытавшись сжать пальцы в кулак, Кирилл сморщился от боли. Суставы плохо гнулись. И ему так и не удалось это сделать. Он встряхнулся - тело отозвалось волной колик. Едва сдержавшись от внезапного крика, Кирилл посмотрел на лаборантов. Они по-прежнему работали, не обращая на него никакого внимания. Тихо топнув ногой, Кирилл попытался справиться с волнением. Он нажал на несколько кнопок на панели. Механические руки в закрытом боксе приступили к размещению реагентов по пробиркам. Кирилл определился с приоритетностью задач. Он посмотрел на часы: до обеда осталось чуть меньше двух часов. Решение было очевидным - анализы нужно отложить, пока он не останется один.

Определившись с одним пунктом, он принялся за другой. Нужно подготовить базу для ученого совета. Кирилл приступил к синтезированию позитивным вирусом. Сегодня он занимался только им. День был отдан ему. Необходимо было стабилизировать его состояние и выяснить пределы его адаптивности. Способен ли он быть истинным позитивным вирусом и комплементарно цеплять все остальные или же его действие ограничивалось лишь вирусом нулевого иммунитета и мониями?

Погруженный в работу, Кирилл очень скоро потерял счет времени. Позитивный вирус демонстрировал удивительную жизнестойкость и выдерживал любые деструктивные испытания. Однако скоро подтвердилось, что вирус позитивен лишь к тем вирусам, которые стали основой для его мутации. В данном случае это был ВиНИ. Кирилл повторил слияние позитивного вируса с мониями, но произошло неожиданное: они полностью поглотили его. Кирилл был в ужасе! «Очевидно, что-то не так сделал», - он пытался найти оправдание. Все же получалось в предыдущие дни, что случилось сейчас? Кирилл не сдавался. Он дотронулся до левого плеча, где раньше была капсула. В его теле гулял именно симбиоз моний с позитивным вирусом. Он добавлял к штамму позитивного вируса пробы моний, взятых у разных людей. Результат был одним и тем же - монии поглощали позитивный вирус. «Невозможно!», - кричал про себя Кирилл. Он вывел на экран записи по предыдущим опытам. Перепроверяя все свои шаги, он пытался найти ошибку в сегодняшних действиях, но все было верно. Просто в этот раз монии вели себя совершенно иначе. Загадка, на которую Кирилл не мог отыскать ответа. Оставалось задействовать генетику. Взглянуть так глубоко, как это может позволить техника. ДНК анализ будет готов максимум через час. Кирилл взглянул на часы: обед начался тридцать минут назад. В лаборатории кроме него никого не было.

Кирилл вышел во вторую лабораторию. Он как можно быстрее пытался снять защитный костюм. Но от резких движений суставы рук и пальцев отзывались резкой болью. Он все еще не мог полностью сгибать пальцы и раздевался медленно, оголяя левую руку. С помощью микрошприца он взял кровь, отстриг пучок волос, соскреб немного ороговевшей кожи, после чего попытался вновь втиснуться в костюм, не причиняя себе сильной боли. До конца обеда оставалось двадцать минут. Кирилл надеялся на то, что лаборанты досидят до конца, так как сегодня не было над ними руки с кнутом и довлеющего взгляда. В третьей лаборатории он поместил в анализатор свою кровь и отдал команду сделать полный анализ. Кирилл надеялся увидеть то, чего не показывали обычный экспресс-анализы. Перед этим внес маленькую алую каплю под мощный электронный микроскоп.

На большом экране появилось увеличенное изображение. Кирилл внимательно смотрел и не мог понять: судя по визуальной картинке, все было в норме. Форма клеток, консистенция и их движения. Кирилл увеличил в несколько раз изображение. Рядом с белыми округлыми клетками лейкоцитов плели свою сеть монии. Они быстро делились и сплетались вокруг красной клетки эритроцита, похожей на плюшку, непрерывной цепочкой. Каждая клетка оказывалась в сетчатом мешке, который затягивался непрозрачной мембраной, полностью обволакивая клетку. Часы показывали без десяти час. Кирилл поместил под электронный микроскоп свой волос. Многократное увеличение среза показало очень слабое проникновение моний. То же он увидел и в клетках кожи. Кирилл сделал вывод, что процесс видоизменения клеток идет достаточно медленно. Но симптомы в его теле говорили о том, что на организм оказывается резко негативное воздействие. И если это не монии, которые только осваиваются в его организме, то что же еще?

Анализатор крови издал протяжный сигнал, и на мониторе высветилась картинка со шкалами. Судя по анализу, кровь Кирилла претерпевала значительное изменение. Ее структура сильно изменялась. Уровень «рабочих» лейкоцитов стремительно падал, тогда как количество активных АТ-цитов начало расти. Вот оно! Именно это он и искал.

Открытие, сделанное учеными больше полувека назад - микроскопические клетки неправильной формы - АТ-циты. Их поначалу недальновидно окрестили «клеточным мусором». Однако позже сформировалась гипотеза о том, что АТ-циты на самом деле пребывают в «спящем» состоянии. После проведенных исследований ученые обнаружили небольшое количество «спящих» АТ-цитов у каждого обследованного человека. Это позволило микробиологам предположить, что АТ-циты содержатся у всего населения планеты, но определение точного количества «дремлющих» АТ-цитов представлялось нецелесообразным. Ученые долгое время не могли сформировать полную картину о функциональных способностях открытых клеток. В какой-то момент предположение о «клеточном мусоре» вновь возобладало, пока не была открыта мония - микроклеточная прото-бактерия, которая пробуждала «спящие» АТ-циты: они незначительно увеличивались в размерах, начинали двигаться и делиться. Наличие «недремлющих» АТ-цитов в крови однозначно свидетельствовало о заражении организма «белой язвой».

Кирилл не паниковал. Он смотрел на состав крови, оценивая всю картину в целом. Бояться за свою судьбу он будет позже. С «белой язвой» он еще разберется.

Помимо моний, в крови содержался вирус нулевого иммунитета и, что самое поразительное - обнаружился неизвестный вирус. Система вывела его формулу - это был позитивный вирус.  Кирилла передернуло. Он никак не рассчитывал на то, что в его крови будет ВиНИ, ведь он предполагал, что нашел вакцину от него и позитивный вирус должен был его убить. Однако через пару минут, когда в лабораторию вошли девушки-лаборантки, Кирилл вернул мысли в твердое русло.

ВиНИ обнаружен в его крови, но симптомы, которые демонстрирует его тело, не относятся к проявлениям воздействия вируса нулевого иммунитета. Кирилл сделал дополнительный забор ВиНИ из своей крови. Вирус не жизнеспособен. Он обладал набором вредоносных инструментов, но не обладал путями их передачи. Он был лишен средств для влияния на окружающие клетки и был полностью законсервирован в тонком слое мембраны. Кирилл предположил, что это может быть в следствии воздействия позитивного вируса. Так оно и было! Сделав анализ взятой крови через час, Кирилл обнаружил, что содержание позитивного вируса в разы увеличилось, впрочем, как и моний с АТ-цитами. Система однозначно выдавала поглощение организма «белой язвой». Перспективы были ясны. Кирилл нахмурился. Он размышлял.

153
{"b":"582850","o":1}
ЛитМир: бестселлеры месяца
Компас питания. Важные выводы о питании, касающиеся каждого из нас
Академия для властелина тьмы. Тьма наступает
Бабий ветер
Секретарь для эгоиста
Анатомия семейного конфликта. Победить или понять друг друга
Большая (не)любовь в академии
Земля будущего
Словарь для запоминания английского. Лучше иметь способность – ability, чем слабость – debility.
Инсайдер 2