ЛитМир - Электронная Библиотека
A
A

- Надеюсь, ты достаточно умен, чтобы не шутить на такие темы?

- Я знаю, что его можно достать, - Кирилл вытер ладонью лоб.

- Да, на черном рынке много продавцов...

- Я обратился к тебе.

- Потому что слишком труслив, чтобы идти по сложному пути? - юродствовал Кнут.

Кирилл пыхтел, но сдерживал гнев.

- Мне нужно...

- Словом «нужно» не объяснить причину, для которой тебе так необходим «Сал-Аманд 6». Есть много того, для чего идеально подходит «саламандра». Так для чего тебе она нужна?

Кирилл пытался совладать с собой. Кнут цеплялся, это было видно. Строит из себя гения науки. Он всегда был таким и чем дольше они дружили, тем жестче становился. Но Кирилл на чужой территории и правила писаны не им.

- Я опыт провожу, - Кирилл не стал водить Кнута за нос.

- Продолжай.

- Мне нужны составляющие «Сал-Аманд 6», чтобы мои исследования увенчались успехом. Эти исследования очень важны для меня.

- Они нужны тебе, чтобы пробиться наверх?

Немного подумав, Кирилл ответил:

- И это тоже.

- И ты решил, что я тебе помогу?!

- У меня есть деньги...

- Недостаточно! - резко отрезал Кнут. - С чего ты решил, что я тебе помогу?! Деньги?! Сколько ты скопил? Десять? Двадцать? А может все сто тысяч?! У тебя нет тех денег, за которые ты мог бы купить этот препарат.

- Я дам тебе все! Мне нужно!

- Что бы там ни было, этого не хватит для покрытия расходов. Ты знаешь сколько стоят услуги, чтобы выкрасть этот препарат?

- Выкрасть? - усмехнулся Кирилл. - Да я больше чем уверен, что он есть у тебя в твоей лаборатории.

- Длина твоего языка не мешает тебе жить? - прошипел Кнут.

- Два года назад, на Александровском мосту, произошла авария, - начал Кирилл.

- Достаточно, Кир! - отрезал Кнут. - Решил шантажировать меня. Что же. Воля твоя, как и жалкая жизнь. А мне наскучил этот разговор, и я не желаю тебя видеть... убирайся.

Кирилл ошарашено смотрел на Кнута, не ожидав такого внезапного поворота. Задуманные слова, отрепетированные речи - все шло к псу под хвост. Кнут знал каждое слово, которое Кирилл хотел сказать. Кирилл за последнее время привык, что его знаниями и фактами многие поражаются. Но Кнут был другим. Он видел Кирилла насквозь.

- Я не это имел в виду, - Кирилл сделал попытку вырулить ситуацию.

- Ты пришел сюда с единственной целью - получить «саламандру», - прямо, без каких-либо чувств говорил Кнут, - рассчитывал пробудить во мне воспоминания былой дружбы. Считал, что тень нашего светлого прошлого, в котором Елана играла важную роль, обеспечит тебе пропуск в твои мечты. А когда не получилось просто получить то, что захотел, решил припомнить мне мои планы на Александровском мосту.

- Ты все не так понял.

- Достаточно, - не унимался Кнут.

- Я не хотел тебя шантажировать. Я просто... мне нужна «саламандра», - еще раз Кирилл пытался достучаться до Кнута.

- Тщеславие не привело тебя к цели, как видишь. И я не приведу.

- У меня есть идеи, чтобы сделать вакцину, - Кирилл почти умолял.

Кнут кивнул головой охранникам. И в ту же секунду они появились из полумрака и уже держали Кирилла за руки.

- Не надо, прошу тебя, - Кирилл пытался выкрутиться, но охранники цепко держали добычу.

- Я тебя тоже просил когда-то.

Охранники подняли Кирилла и стали оттаскивать от столика.

- Прошу, не за себя. Вакцина! Вакцина для мамы! - бросил вдруг Кирилл.

Взгляд Кнута застыл. Охранники замерли. Кирилл, находясь в тисках охраны, пустился во все тяжкие.

- Нам поручили выяснить, в чем заключается родство гриппона и... «белой язвы». Я нашел способ получить вакцину от «белой язвы».

Идеально выдрессированные охранники не ждали приказов. Они ослабили хватку и усадили Кирилла на свое место.

- Причем здесь Екатерина Валерьевна? - в словах слышался какой-то звериный рык.

- Она болеет... «белой язвой».

Кнут не мог понять к чему клонит Кирилл. Что больше в его словах: лжет ли он или говорит правду? Со студенчества Кнут хорошо знал семейство Семиовских. К Екатерине Валерьевне он всегда относился с почти сыновьим трепетом, так как у него самого не было родителей. В один из бледно-серых дней он сидел у парадного, одинокий с затравленным взглядом. И мать Кирилла, увидев его, пригласила отужинать. Она не раз замечала его в компании сына и многое от него слышала. Екатерина Валерьевна просто, взяла его за руку и повела в дом. Иначе было нельзя. Ее материнская несгибаемая мощь подоспела в самый нужный момент.

Кнут не забывал тех, кто просто так был добр к нему. Для него мать Кирилла стала образцом добродетели, и где-то в глубине он завидовал своему студенческому другу. После того ужина Кнут стал частым гостем в их доме. Он подолгу разговаривал с Екатериной, с жадностью слушал ее голос. И когда наступил закат дружбы с Кириллом, разорвалась связь и с его семьей. Но в Кнуте все еще были живы те теплые воспоминания.

- Как она заразилась? - сухо спросил Кнут.

- Она носитель. Всегда им была.

- Она не говорила об этом, - Кнут вспоминал их долгие разговоры по душам.

Екатерина Валерьевна очень часто рассказывала о своем муже, умершем еще до рождения Кирилла, от гриппона. Кнуту казалось, что ближе нее у него никого нет. Она рассказывала о своей жизни и о том, как познакомилась с супругом, как боялась рожать второго ребенка. Врачи опасались, что гриппон мог передаться в спящем состоянии ребенку от отца.

- О таком ведь не говорят. Я сам узнал об этом недавно, после последних анализов, - Кирилл пожал плечами и потянулся за бокалом. - ВиНИ позволил нам держать ее под домашним присмотром. Осмотры у врача раз в полгода. Но ты сам понимаешь, что так долго продолжаться не может. «Язва» стала проявляться только сейчас. А ей скоро предстоит плановое обследование. И тогда ее отправят в резервацию.

Кнут внимательно слушал своего заклятого друга. Его память о Екатерине Валерьевне - единственное, что удерживало Кирилла от провала переговоров. Кнут распускал невидимые сети мыслей, раздувая и концентрируя их узлами. Он думал, пытаясь прочесть сидящего напротив Кирилла.

- Я... подошел вплотную к созданию лекарства от «белой язвы», - Кирилл пытался быть победителем, говоря об этом. - Я создал симбиоз вирусов, но никак не могу добиться нужной мне мутации. Монии слишком своенравные создания и плохо поддаются мутации. Поэтому мне нужна «саламандра». Я уверен, что она способна стать хорошим катализатором.

Кнут молчал. Он чувствовал, что не все гладко в короткой истории Кирилла. Но вот что именно? Кнут взял бутылку вина и стал разглядывать этикетку, обдумывая слова Кирилла.

- И ты ее вылечишь?

- Кого? - замялся Кирилл. - Маму? Конечно.

- Я про «белую язву».

- Конечно! - сдержанно воскликнул Кирилл. - Я на пороге большого открытия. Величайшая зараза современности и я в шаге от того, чтобы от нее избавиться.

- Еще один великий ученый, - Кнут поставил бутылку на стол и пальцами описывал круг в воздухе. - Еще один крестовый поход против больных «белой язвой».

Кирилл нахмурился. По лицу Кнута было тяжело прочесть его эмоции, а плавные движения пальцев в воздухе лишь нагнетали обстановку.

- «Саламандра» - запрещенный наркотик. Ты это знаешь. Официально его уже не производят. Ты это знаешь. И, несмотря на то, что ты работаешь в самой гениальной биологической клоаке страны, ты не можешь просто так получить «саламандру». Ведь она хранится только в главном биохимическом хранилище Министерства. И это ты знаешь, - Кнут продолжал рассуждать, расчесывая воздух длинными пальцами, на которых было множество следов от порезов. - Составляющие «саламандры» были изучены и разложены на отдельные элементы, которые находятся под наблюдением биохимических служб контроля. И ты знаешь, что, запросив составляющие «Сал-Аманд-6», ты поднимешь шумиху. Но она тебе не нужна. Ведь последуют вопросы, на которые ты должен будешь ответить.

Кирилл ощутил, как сердце начинает разгоняться. Он жадно вдыхал воздух предчувствуя скорую развязку. Мурашки холодом сбегали вниз от шеи до поясницы. Кирилл смотрел на Кнута и понимал, что сидит добычей перед львом, который еще недостаточно сильно проголодался. Маленькая антилопа, жмущаяся к земле между лап чудовища. Она сама пришла к нему и склонила голову. И стоило Кириллу чуть выше задрать подбородок - лев сдвинул лапы ближе.

157
{"b":"582850","o":1}