ЛитМир - Электронная Библиотека
A
A

Медленно на Валентина навалилась невидимая тяжесть. С непривычки ему не хватало воздуха. Он глубоко задышал и тряс головой, пытаясь прийти в себя.

- Сейчас станет легче, - Кнут заметил недомогание гостя и прибавил ходу.

Светящиеся огни грота остались позади. Огромная пещера снова сузилась до тоннеля с плохо укатанным грунтом. Валуны камней и булыжников мешали плавному ходу машины. Качка жуткая. Лера крепко вцепилась в мощные плечи Валентина. Через несколько метров дышать и правда стало легче. Они свернули в шахты с мокрыми стенами, на которых искрился отраженный свет фар. Воздух здесь был заметно холоднее, заставив крепкого Валентина пару раз вздрогнуть. Кнут внимательно вглядывался в черноту пространства. Он убавил яркость фар, чтобы свет не застилал обзор. Остановившись на развилке, Кнут объявил:

- Держитесь крепче.

Лера, повинуясь команде, тут же отлипла от здоровяка и ухватилась руками за поручень. Валентин посмотрел на Кнута, крепко сжимающего руль. Очевидно он не шутит. Взгляд сосредоточен и направлен в темноту, сгустившуюся перед ними. Здоровяк уперся одной рукой в панель, и последовав примеру Леры, взялся другой рукой за поручень справа. Дождавшись, когда все усядутся, Кнут вдавил педаль и машина рванула с места в правый тоннель. Через несколько метров тачка резко понеслась вниз. Уклон увеличивался. Ничего не видно! Казалось, что они вот-вот перевернутся, подпрыгивая на валунах и ухабах. Лера визжала от удовольствия, крепко держась за поручень. Кнут улыбался - он любил этот участок, который возник из-за обрушения тоннеля внизу. Земля, размытая грунтовыми водами, просела под резким углом, проломив потолок нижних шахт. Валентин сидел в напряжении. Ему, здоровяку, не пристало бояться каких-то кувырканий, но всепоглощающая тьма катакомб лишала его ориентиров и заставляла нервничать. Как можно видеть в этой кромешной тьме? Наверняка у Кнута бионические имплантаты зрачков. Иначе быть не может! Даже если дорога тебе известна, невозможно вот так нестись вниз, под уклон, почти не сбавляя ходу.

Наконец машина съехала на горизонтальный участок дороги. Кнут увеличил яркость фар. Теперь можно было разглядеть черные стены пещер и тоннелей. Они ехали прямо по тоннелю без развилок и поворотов. Через несколько сотен метров Кнут притормозил - поворот налево. Еще сотня метров - большая пещера с тремя выходящими тоннелями. Один был наполовину завален, два остальных почти в идеальном состоянии. Хотя Валентин слабо представлял, как должны выглядеть природные пещеры. Во всяком случае они выглядели вполне естественными. Правда дорога на этом участке была на удивление ровной. За ней следили явно лучше. Кнут остановился в центре пещеры.

- Приехали, - объявил он.

Кнут вышел из машины, следом Валентин и Лера. Здоровяк огляделся вокруг. Насколько позволяло зрение - вокруг ничего не было. Не теряя времени, Кнут направился к засыпанному входу в тоннель. Лера следом, за ней Валентин. Не успели они дойти до тоннеля, как из него высунулась чья-то худая физиономия. Через минуту между валунами пролез высокий щуплый паренек, бритый наголо, с непропорционально крупными руками и плечами. Это был один из сигнальных, выполнявший функцию привратника. Имени его никто не знал, но Кнут его звал Молотом. На вид ему было не больше двадцати, одетый в рваную футболку и спортивные штаны. На ногах массивные армейские ботинки. Кнут когда-то поручил ему следить за тем, чтобы ни у кого из посторонних не возникло желания пролезть через завалы. Молот отчитался перед Кнутом за сегодняшний день. Лера по-прежнему висела на своем любимом здоровяке Валентине, начиная ему надоедать своим непрекращающимся щебетанием и попытками залезть пальцем ему в бороду. Кнут позвал за собой остальных. Валентин, нахмурившись, оглядел узкий проход между глыбами, в которых только Молот и мог протиснуться. Но у Кнута был иной способ, как войти не испачкавшись.

Молот встал перед самыми большими валунами, сваленным один на другой, и уперся в них руками. Валентин готов был расхохотаться, увидев, как дохленький паренек упирается ногами в небольшой выступ в земле и пристраивается поудобнее возле валуна вдвое выше него. Подойдя поближе, Валентин увидел крупные руки дохляка и ужаснулся. Через мгновение щуплый паренек отодвигал каменную глыбу в сторону, заставив Валентина открыть рот от удивления. Отодвинув один валун, паренек принялся за второй. Через минуту проход был свободен. Молот с удовлетворением смотрел на босса. На мальчишеском лице сигнального сияла желтая улыбка, в которой не хватало пары зубов. Но малой был доволен, что его силу в очередной раз увидел Кнут.

- Молодец, - кивнул босс и первым вошел в тоннель.

Следом - улыбающаяся Лера, не забывая погладить руку старательному привратнику. Последним мимо Молота прошел Валентин. Он со всем присущим ему почтением похлопал паренька по плечу. От такой похвалы Молот готов был запрыгать на месте. Он поразил самого широкого амбала, которого когда-либо видел!

- Как такое возможно? - отойдя от входа на несколько метров, спросил Валентин.

- Этого паренька я подобрал когда-то на улице... ободранного и искалеченного.

Кнут со спутниками пробирались по темному тоннелю, направляясь к свету вдалеке. Через пару минут, тусклый свет, исходивший от фар машины, скрылся за сдвинутыми на место валунами.

- У него были переломаны обе руки, сухожилия и мышцы порваны, потеря крови - продолжал объяснять Кнут. - В больницу я его не повез, так как он был из тех, кто жил за линией. Да там по близости и не было подходящих. Я взял его с собой в катакомбы. Конечно, из жалости, но был и свой умысел, - Кнут неожиданно остановился и обернулся назад.

Он ждал реакции Валентина. Но лицо здоровяка оставалось спокойным. Его не интересовал умысел Кнута, ему была интересна богатырская сила парня, весившего на вид не больше 50 килограммов.

- Давно я придумал и изготовил препарат, который должен был резко увеличивать мышечную силу. Нужны были испытания. На счастье других, мне попался именно Молот. На нем-то я и испытал препарат. Мне нужно-то было всего лишь проверить, как усилится структура его мышечной ткани. Он идеально подходил на роль подопытного - через пару часов должен был умереть. Но паренек оказался невероятно живучим. К моему удивлению он выжил. Его мышцы и сухожилия не просто срослись - они обновились на клеточном уровне. Препарат помог ему срастить ткани и пережить саму смерть. Честно сказать, такого я не ожидал. Правда кости слабоваты были. Но тут пришлось пофантазировать, чтобы его скелет мог выдержать на себе новые ткани. Пришлось усилить спину имплантатами...

- И как он чувствует себя?

- А как бы ты чувствовал себя, если тебе каждые 10-12 часов нужно было бы вкалывать этот препарат и спать всего два часа в сутки? Как выяснилось, препарат вызывает абсолютное привыкание и заставляет организм вырабатывать огромное количество энергии, которую надо куда-то девать. Метаболизм повышается не в два, а в шесть раз. Он сильный, грозный, уродливый, но девки любят его неутомимость. Да собственно им довольны все. Но и стареет он в шесть раз быстрее обычного. Пройдет еще года три и он выгорит.

Кнут смолк. Лера и Валентин поравнялись с ним. Они вошли в просторный грот, оснащенный самым передовым оборудованием научного мира. Внизу кипела работа. Несколько десятков людей в разномастной одежде сновали по узким коридорам из пещеры в пещеру, как муравьи.

Кнут свернул направо. Через пару метров показалась длинная пологая лестница вниз. Валентин устал поражаться тому, что увидел за последние несколько часов. Огромная пещера, набитая робототехникой, боксами для исследований. Это больше напоминало секретный комплекс биохимического назначения. Без лоска и красоты, стеклянных пуленепробиваемых дверей, разодетой охраны в форме. Но это самая настоящая база - сокрытая и тайная.

Спустившись, Валентин стал замечать и тут, и там неприметных охранников с обрезами и автоматами. Все они одеты были в коричневые и черные спортивные костюмы без рукавов. Мощные жилистые руки со вздутыми зеленоватыми венами, угрожающе смотрелись на фоне темной одежды. Кнут вел гостей в самый центр грота. Там, в самом большом зале, отделенном от остальных непрозрачными пластиковыми стенками, на большом механизированном столе лежали три полутораметровых цилиндра. Они были открыты. Суетящиеся вокруг них люди могли с легкостью сойти за ученых, лаборантов, если бы были в белых халатах и имели менее отпугивающий вид из-за причесок и жутких татуировок.

165
{"b":"582850","o":1}