ЛитМир - Электронная Библиотека
A
A

Через тридцать минут тест был завершен. Кир выходил из полусонного состояния. Тем временем Елена, заскочив в свой кабинет, отправилась в зал заседаний, где ее ждали два офицера ФСБ. В руках она несла папку с электронными листами.

- Здравствуйте, господа, - Кроберг стремительно влетела в зал. Два офицера: один в плаще с высоким воротом, другой в длинной куртке, стояли возле большой карты-схемы Деревни. - Прошу прощения: с тестом провозились дольше обычного.

Она уже сидела за большим круглым столом в центре зала и раскладывала перед собой бумаги. Офицеры переглянулись.

- Майор Саврасов, - напомнил офицер в длинном плаще. Он и его напарник сели через стул от профессорши, - это мой коллега капитан Травин.

- Да-да, я помню вас. Можно без любезностей, - профессорша взглядом проехала по лицу Саврасова и уткнулась в бумаги. - Мы выполнили требования и никоим образом не намекнули пациенту о том, каким образом он получил свои ожоги. Так что вы получите его «чистым».

- Что показал тест? - Саврасов достал блокнот и стал что-то записывать.

- Бумага и ручка? - Елена поразилась увиденному. - А вы не самый обычный федерал, могу посудить.

- Вас это напрягает? - Саврасов продолжал смотреть в блокнот и делать пометки.

- Что вы, - Кроберг уткнулась в бумаги. - Мы провели наш стандартный тест для таких случаев. Однако ваш клиент достаточно интересный объект, и мы немного углубились в поисках истины.

- Что это значит? - Травин был полностью расслабленным, демонстрируя показное безучастие.

- Больные «белой язвой» совершенно по-другому реагируют на биорастворы, которые расслабляют их мозг, - Елена посмотрела на офицеров, желая увидеть на их лицах вопросительные мины. Но они оба внимательно слушали ее. - Наш же новый пациент принял биорастворы за инфекцию, но его организм не предпринял никаких действий для ее локализации.

- И это делает его уникальным? - сухо спросил Саврасов и снова сделал пометку в блокноте. Елена пристально за этим наблюдала. Отчего вокруг повисла секундная пауза.

- Это лишь часть... - профессорша переключилась взглядом на коллегу Саврасова, - ...его уникальности. Во-первых, с такими ожогами, как у него, не живут. Он ведь остался практически без верхнего слоя кожи! У него крайне нестабильно функционируют нервные окончания.

- Насколько нам известно, все больные «белой язвой» обладают нестабильной нервной системой, - возразил Саврасов.

- Во-вторых! - Елена повысила голос. - Сама болезнь у пациента протекает весьма агрессивно. С момента его поступления, ороговения «белой язвы» заняли уже треть его тела!

Саврасов задумался. Он прикусил колпачок ручки и смотрел на профессоршу, хмуря брови.

- Ваши последние исследования показали, - начал Саврасов, - что некоторые из заболевших обладают способностью...

- Уменьшать степень ороговения и распространения язвы! - перебила Елена. - Это так! Но на это способны лишь единицы.

- Так может наш объект из их числа? - Травину стало интересно.

- В том то и дело что нет! - Елена была поражена своему открытию не меньше своих собеседников. - Определенные способности у больных «белой язвой» наблюдаются к седьмой стадии болезни, а у нашего подопечного полное отсутствие каких-либо выдающихся умений. Вследствие этого говорить о том, что он сам заблокировал свою память, не приходится. Он достаточно быстро исцеляется. Клетки белой язвы заменяют пораженные и ему становится лучше. Однако повышенная регенеративная функция наблюдается у всех язвенников.

- Как вы думаете, профессор, - Саврасов просмотрел свои прошлые записи в блокноте, - может ли это быть из-за инородности «белой язвы» у объекта?

- То есть вы намекаете, что он приобрел болезнь уже развитой? - Кроберг высокородно ухмыльнулась.

- Да. Во время взрыва в БиоНИЦ, в воздух могли попасть тысячи всевозможных вирусов. Он был в эпицентре. Выглядит вполне логично, - резюмировал Саврасов.

- Науке неизвестны случаи, чтобы перерождающуюся язву можно было приобрести, - возразила Кроберг, но хоровод жужжащих мыслей окружил ее. Елена встала из-за стола и медленно направилась к карте.

- Но вас что-то взволновало... - Травин попытался было вставить ремарку.

- Взволновало? - отмахнулась профессорша. - Не говорите ерунду.

- Вам кажется моя идея слишком нереальной? - Саврасов наблюдал за профессоршей.

- Она мне кажется нелепой, но меня заинтересовало другое, - Елена смотрела на карту Деревни, словно пытаясь найти что-то. - Подцепить язву в вареве под куполом в Химграде он не мог. Но о чем я действительно не думала - о цепочке возможного пути, по которому язва могла быть привита искусственно.

- То есть это возможно? - осторожно спросил Травин.

- Возможно? Нет! Исключено. Я не думала об этом потому что все гипотезы о том, что «белую язву» можно привить были отметены. Ведь все испытания на животных, которых пытались заразить язвой, проваливались. Но характер его моний, скорость перерождения... Словно они были в инкубационном периоде, а сейчас одна за другой они вскрываются. Вот что интригует. Давайте так, - Елена без отрыва смотрела на карту, а именно на квадрат с номером 566. - Я санкционирую углубленные испытания над пациентом, чтобы выяснить: правы вы или нет.

- Вы сможете сказать, как он был заражен? - уточнил Травин.

- Если он был заражен, - поправила его Елена. - Хотя более чем уверена, что мы лишь получим открытие новой формы инкубационной монии. Об этом рано сейчас говорить, - Елена повернула голову назад, а после развернулась сама. - Тем более, как я понимаю, подобные нюансы не особо вашего... ума дело. Вы думаете, что он причастен к взрыву?

Саврасов улыбнулся.

- Подобные нюансы не вашего... - сверкнул глазами майор.

- Понимаю. Его приведут, как только вы распорядитесь, - Елена подошла к столу со своими бумагами. - Тест памяти показал, что пациент действительно страдает амнезией. Он не помнит ни себя, ни страну, в которой находится. Однако говорить о полном затирании памяти не приходится. Она лишь временно блокирована. Частично он помнит свою семью: единственное, что мы сумели установить это то, что у него есть мать и сестра. Его прошлое будет потеряно до тех пор, пока клетки «белой язвы» не приступят к регенерации мозга. Как только дадите команду - мы приступим к восстановлению памяти.

Елена собрала все бумаги в папку, протянула ее Саврасову и добавила:

- Вашими играми с картинками вы все равно ничего не добьетесь.

Майор встал со стула. Медленно подойдя к Кроберг, он взял папку. Профессорша быстро погружалась в раздумья и, не попрощавшись, поспешила удалиться из зала.

- А я думал, что это дело будет скучным, - Травин попытался пошутить.

Но Саврасов не отреагировал. Он кивнул головой в сторону двери, дав понять, что хочет видеть того, ради кого прибыл сюда. Его подчиненный вскочил со стула и быстро подошел к двери. В коридоре стоял санитар, которого Травин попросил привести пациента.

- А может мы все же зря приехали? - Травин встал за спинкой стула, на который сел Саврасов.

- Нам нужно его допросить, - напомнил майор.

- Мчались за триста километров, чтобы задать человеку вопрос о его имени, которого он не помнит?! - Травин всплеснул руками. - Лучше бы вернулись в Химград.

- Тебе так понравилось носить защитный костюм? - Саврасов слегка вздернул правую бровь.

- Там хоть было что-то реальное, а не погоня за тенью, - Травин подошел к майору и, наклонившись, добавил. - Этому малому, кто бы он ни был, уже не выбраться отсюда. А там у нас улики растаскивают.

- Отставить, - начальствующе потребовал Саврасов. - Обследовать завалы есть кому. Наша задача - быть здесь.

- Но почему мы?

- Почему ты? - злобно парировал майор. - Потому что я так захотел. Потому что у этих белых халатов есть что скрывать. Умерь свой пыл и прекрати ныть.

В эту минуту дверь в зал совещаний открылась, и в помещение вошел Кир. За ним санитар. Саврасов встал со своего места и осмотрел долгожданного гостя. Кир был одет в штаны и широкую рубаху бледно зеленого цвета. Он смотрел перед собой, а как увидел федералов, то внимательно осмотрел каждого из них. Санитар указал Киру на стул за столом совещаний, в паре метров от того, который выбрал Саврасов. Затем поспешно вышел.

17
{"b":"582850","o":1}