ЛитМир - Электронная Библиотека
A
A

Толпа приближалась. Им были уже не интересны беглецы, свернувшие в переулок. Их целью был отряд спецподразделения полиции, вышедший к ним на встречу. Стройные ряды ОБР меняли порядок, выставляя на встречу толпе ростовые прозрачные щиты, из которых торчали стволы с оглушающими снарядами.

Кнут с Валентином первыми ворвались в магазин. Опешивший было охранник, узнал в потрепанном, изодранном мулате Марса и отступил. Завидев фасад ювелирного магазина, Таша наконец сообразила - это обходной путь, который был заложен еще при ее муже. Забежавшая последней, Лера успела коснуться крепкого пресса охранника через рубашку. Задержавшись в проеме открывшейся потайной двери, она кокетливо обернулась и помахала ручкой.

Кнут со спутниками бежали по темному коридору. Бледные лампы под потолком едва освещали путь. Вел отряд беглецов Марс, он отлично помнил путь и быстро сворачивал на поворотах. Следом за ним бежала Таша - однажды ей чуть не представилась возможность воспользоваться этим путем для спасения своей жизни. Это было время, когда могила ее мужа еще не остыла, а на нее уже совершили покушение. Произошло это во время переговоров в этом самом магазине. И если бы не потайная дверь - лежать бы Таше рядом со своим мужем.

Следом за сестрой, не отступая ни на шаг, бежал Кнут. Валентин своими широкими плечами задевал стены, и на особо резких поворотах ему приходилось маневрировать. Последней, не разбирая дороги и ничего толком не видя, кроме массивной спины Вали, семенила злющая Лера. Каждый раз, на поворотах, худенькая дамочка умудрялась врезаться в стены. Матерясь и проклиная все на свете, она бежала, пытаясь не отстать. Скоро в коридор ворвался яркий свет. Марс открыл дверь черного входа на другом конце здания. Куда ни глянь, везде горели машины. Жуткий запах гари заставлял морщиться. Крики бушующей толпы доносились отовсюду.

- Там, в переулке, - Марс указал рукой на скрытый тенью домов закуток. - Машина отступления на стоянке через квартал.

В переулке на стене здания находилась пожарная лестница.

- Через крышу по пожарному ходу проберемся на многоуровневую парковку, - объяснял Марс.

Кнут кивнул головой и первым полез на лестницу. За ним остальные. Лера взвыла, понимая, что сейчас ей предстоит карабкаться по стальным ступеням. Но приближающиеся крики толпы заставили ее ножки зашустрить по асфальту, а затем и чумазые ручки вцепиться в перекладины лестницы.

Вскоре они поднялись на крышу. Их путь лежал через проход на соседнее высотное здание. Через него они окажутся на пятом этаже парковки, где их ждет машина, оставленная специально для экстренных случаев. Клубы дыма врастали живыми извивающимися черными колоннами в свинцовые небо. Совсем рядом раздались выстрелы. Вой сирен, истошный лай собак и рев толпы доносились отовсюду.

Раздался взрыв! Здание тряхнуло с невероятной силой, сбив всех с ног. Огромные куски камней, метала и дерева падали градом. Кнут вскочил на ноги, схватил за руку сестру - поднял ее. Марс держал дверь на технический этаж открытой.

Валентин пришел в себя, встал на ноги, схватил перепуганную Леру и перекинул ее через плечо. Бежали быстро. Лишь один раз Таша обернулась. В нескольких километрах от них, с черно-серых, перекатывающихся волнами туч, на землю медленно спускался столб черного густого дыма, похожий на смерч. Раздались выстрелы, крик толпы стал казаться диким воем стаи. Кто-то позвал ее по имени. Из открытой двери показалась изрезанная рука, схватившая ее. Но Таша не могла оторвать глаз от столба дыма. Страхом прикованная, она смотрела, как несколько сгустков, словно по дымящейся трубе, спускались вниз. Эхо снова отозвалось ее именем, и рука изо всех сил потянула Ташу. Дверь захлопнулась.

Через двадцать минут они вошли на пятый этаж высотной автостоянки, где была припаркована машина на экстренные случаи с тонированными стеклами. Марс хотел было открыть дверь перед Кнутом, но тот приказал ему садиться за руль. Лера попыталась возмутиться перед закрытой дверью, но за спиной у нее раздался режущий голос Таши. Дернувшись как испуганный кролик, Лера открыла дверь и юркнула в норку.

Марс тронулся с места, и машина направилась к подземным этажам стоянки. Из которых вел длинный тоннель протяженностью в километр. Он аккурат проходил под улицами и кварталами объятыми беспорядками. Впереди был Большой проспект, на который они выехали через несколько минут. Здесь было тихо. Даже запаха гари не чувствовалось. Лишь вдалеке виднелись столбы черного дыма и смог, окутавший район.

Таша не смотрела в окно. Она старательно затирала в мыслях картины увиденного с крыши: это просто стресс и шок от происходящего - сюр и не более того. Страх потерять Кнута и Лера... конечно же, как же без этой нахальной суки?! Ведь все что произошло дурного в ее жизни, начиная со смерти мужа, так или иначе происходило при участии Леры. Таша откинулась на спинку сидения, стараясь думать о доме. Об их большой квартире и тишине, царившей в ней.

Через два часа Кнут и Таша были дома. Отличившегося храбростью Валентина, они пригласили к себе, Леру же они оставили в ее любимой гостинице «Валор», недалеко от центра Петрополиса. О доме она не хотела и слышать. Впрочем, физически она не пострадала. И единственное, чего ей не хватало, это душистой и горячей ванны в обществе двух пар мужских рук. Ведь только они могли залечить образовавшиеся душевные раны.

Близилась ночь. Спрятанный от неба тучами, город быстро погружался во мрак. Даже миллионы уличных фонарей не могли справиться с наступающей темнотой. Она, словно черная вата, затыкала все улицы, обволакивала фонарные столбы и сверкающие вывески. От былого хаоса не осталось и следа. Городские службы дрессированно выполняли свою работу. Ничего не должно было напоминать об уличных столкновениях. Достаточно того, что вездесущая пресса уже назавтра выйдет с громкими и кровавыми заголовками о погибших.

Кнут стоял напротив большого зеркала в ванной. Его слабо рельефный, матового цвета торс был покрыт многочисленными ссадинами и багрово-красными царапинами. На груди красовался давно затянувшийся шрам. Других ран на теле Кнута не было. Он еще раз внимательно оглядел себя в зеркале - бледный призрак с шершавой кожей, без каких-либо изъянов и множеством мелких царапин. Идеально слепленное тело манекена без сосков отражалось в зеркале, с одной лишь оговоркой - оно умело двигаться, думать и мстить. Кнут знал эмоции ненависти и как ими пользоваться, но все же он смотрел на себя без отвращения. Он ухмыльнулся чему-то своему и потянулся за свежей белой рубашкой, заранее приготовленной и висевшей на вешалке. Идеально отглаженная, с высоким воротником, скрывающим тонкую шею.

В Малую гостиную Кнут спустился самым последним. Таша уже заканчивала поливать свои любимые фиалки и петуньи. Хотя в любимчиках значились и все остальные многочисленные растения, из-за которых Кнут прозвал эту гостиную «зеленой». Их было так много и в таком разнообразии, что больше комната была похожа не на уютный уголок зимнего сада, а на беспорядочный склад растений. Таша любила цветы. И любила покупать новые гибридные сорта.

Валентин, одетый в чистую серую футболку и темные брюки, стоял возле книжных полок и не без интереса изучал многочисленные книжные собрания. Одежду на могучего богатыря нашли не сразу, но на счастье в комнате Марса, который иногда ночевал здесь, нашлась подходящая.

- Я поражен, - восхищался гость, перебирая книгу за книгой.

- Кнут просто помешан на всей этой ерунде, - сухо выдала Таша, даже не обернувшись.

Для нее эта тема давно получила ярлык надоедливой и приевшейся. Хотя ее не поднимали с тех пор, как они в последний раз приглашали в дом гостей.

- Из-за бредовых идей в них, - продолжила Таша, говоря о книгах, - у Кнута повышенное чувство справедливости.

- Справедливости? - Валентин взял еще одну книгу. - «Посвященным о запретном. Управляем энергией внутри нас» - прочитал он название.

- Хоть я никогда не запрещала ему читать подобную литературу, но была против нее. Для меня - это дурь. Она промывает мозги и хуже любого наркотика.

170
{"b":"582850","o":1}