ЛитМир - Электронная Библиотека
A
A

- Этого можно было избежать, - Кнут смотрел на рану. - Последнее предупреждение, специально для ретивых: если ты еще раз попробуешь убежать, то я отрежу твоему отцу что-нибудь, что не нужно ему для разговоров. Посмотрим, насколько ваша дочь ненавидит вас.

Елана посмотрела на отца. Из раны на его шее сочилась кровь.

- Итак. Доступ на водонасосную станцию, - Кнут пригубил стакан. - Мне нужно чтобы вы позвонили дежурному и сообщили ему о том, что через несколько минут должна будет подъехать ремонтная бригада. Что да почему - придумайте, сообразите - указ сверху.

Нартов злобно посмотрел на Кнута.

- Тебе это так с рук не сойдет.

- В ад уже никто не верит, а со спецслужбами у меня уже назначена встреча, - Кнут сделал несколько глотков. - Вы звонить-то будете?

Константин стукнул по столу. Он взял стакан и выпил коктейль залпом. Поморщившись от крепости напитка, он с силой поставил пустой стакан на стол.

- Они же их всех убьют, - сопротивлялся он.

- Я облегчу ваш груз предательства. В мои планы входит только захват насосной станции. Если там будут одни трупы, что помешает властям отобрать ее обратно?

- Вам понадобится живой щит, - сообразил Нартов.

- Я не сею мертвых, но использую живых людей - это гораздо эффективнее, - Кнут допил свой коктейль. - Звоните же.

- А если перестрелка? Кто-то может пострадать. У них же семьи!

- Прикажите им собраться в одном месте, - Кнут пожал плечами, - тогда моим людям будет проще обезвредить их. Такая забота об их семьях вас устраивает?

Константин ничего не ответил. Он достал из внутреннего кармана куртки телефон. Набирая номер, он смотрел на дочь. Елана тряслась от холода. Кровь возле уха потемнела. Рана была несерьезная. Кнут достал свой электронный аппарат и напечатал текстовое сообщение: «Через 15 минут приедет отец». Отослав послание, Кнут вслушивался в разговор Константина с дежурным. Он сообщил ему о бригаде ремонтников, которые должны вот-вот подъехать. Очевидно дежурный позволил себе некую вольность, и Нартов наорал на подчиненного, что ему хватает нервотрепки от внезапных звонков начальства и он не намерен слушать чьи-либо причитания. Нартов смолк. Он обдумывал, как же ему поступить.

- Среди рабочих будет скаут из ОО... Да, подтвердилось... В этот раз получилось. Парням нужно быть вместе.  Собери кто не спит в раздевалке что ли, так проще, - Константин повесил трубку.

- Особый отряд? - искренне удивился Кнут. - Они и среди охранников набор ведут?

Но Нартов не ответил. Лишь сверлил глазами Кнута пытаясь проделать в его неправильном черепе дырку.

- Что ж, замечательно, - Кнут набрал сообщение с дополнительными инструкциями и нажал «отправить».

- Ты надеешься скрыться? - процедил Нартов.

- Давайте вы не будете сейчас со мной общаться? - Кнут был учтив, но холоден. - Иначе сболтнете чего-нибудь лишнего, что выдаст ваши планы, а мне бы так не хотелось вас убивать. Вы - отец, которого почти всю сознательную жизнь ненавидит эта особа. Вместо того чтобы что-то спрашивать у меня вы лучше постарайтесь найти подход к ней. А ты? - Кнут перевел взгляд на Елану, полностью подчинившуюся ему. - Твоя ненависть за мать превратила тебя в странное подобие слепца. Живешь чужой болью - это ты хорошо умеешь делать. Даже успешно вытеснила ею отцовскую любовь. Перед тобой отец, которого ты ненавидишь. Клялась, что убила бы его. Но вот тебе дан прекрасный шанс, но ты сидишь. Страдаешь, но недвижима как статуя. Пообщайтесь, родственники. А мне помолчать хочется - планов много - думать надо.

Кнут погрузился в мысли, поставив на стол маленький цилиндр не больше тюбика губной помады. Отец и дочь смотрели друг на друга не отрываясь. Ни у кого из них не было смелости первым начать разговор. Из глаз Еланы медленно стекали горючие слезы. Она смотрела на отца и жалость съедала ее. Из его шеи продолжала сочиться кровь. У нее раскалывалась голова и ее подташнивало от того, что видела предателя в облике друга и друга в облике предателя. Ей хотелось кинуться к отцу, прижаться к его груди. Вдруг это все окажется сном. Ведь не может ее ангел-хранитель оказаться простым бандитом, использовавшим ее. Но такого не могло произойти. Елана сидела за столиком рядом с чудовищем, мирно закрывшем глаза, наперед знающем, что ни она ни ее отец никуда не денутся. Его мягкий и нежный крючок, на который она попалась, так сильно распорол ей грудь, что было больно даже дышать.

Константин медленно протянул по столу вторую руку к дочери. Он смотрел ей в глаза, пытаясь вселить в нее уверенность, не дать отчаянию в ее глазах спуститься в сердце. Он смотрел на нее и молил о прощении за то, что причинил, за горе, что испытала ее мать. Отец смотрел на дочь, желая прижать ее к крепкой груди и спрятать от монстра, поймавшего их в ловушку. Елана вцепилась в его ладони. Она крепко сжала отцовские руки. По щекам у обоих потекли слезы. В голове мутилось сознание. Все вокруг плыло. Елана посмотрела на Кнута. И с ужасом обнаружила, что его рядом не было. Константин смотрел на пустой стул. В расплывающихся образах к ним подплыл официант. Он что-то говорил, но ни Елана, ни Константин не могли разобрать. Голова резко потяжелела. Огонь, пылающий повсюду, густо перемешивался с ночным небом, словно краски на палитре. Голоса официанта уже не было слышно. Чернота опустилась на землю, поглощая все вокруг.

Через тридцать минут Кнут въехал на своей машине в главные ворота насосной станции. В его багажнике была шестнадцатилитровая емкость с реагентом. Отряды химбатов осадили главное здание и полностью контролировали все подходы. Встречал Кнута его помощник.

- Трое убитых значит? - Кнут всегда хорошо читал мысли своих ребят.

- Они...

- Схватились за оружие, знаю.

- Дежурные инженеры вместе с остальными охранниками в блоке для персонала, без сознания, - оставалось лишь добавить Марку, помощнику Кнута по организации нападения. Хотя и это его босс наверняка уже знает.

Кнут приказал достать бочку из его багажника. Он отправился в очистной блок. Там уже вовсю трудились инженеры химбатов. Они заканчивали подключать восемь емкостей с реагентами к трубопроводной системе, идущей после системы фильтров. Увидев хорошо проделанную работу, Кнут похвалил всех.

- Что же, давайте заражать этих людей, - он приказал открыть клапаны.

Датчики на емкостях сигнализировали о впрыскивании растворов в трубопровод. Кнут посмотрел на настенные часы: почти час ночи.

- Идем даже с небольшим опережением, - Кнут направился к выходу из цеха. - Следите за расходом реагента. Скорость подачи во всех емкостях должны быть одинаковой.

Кнут направился в директорский кабинет, с ним шел его помощник и еще один боец. Подойдя к приемной, Марк с подручным взломали дверь. Свет зажегся автоматически. Сигнализация не сработала, так как вся охранная система была отключена.  Кабинет директора оказался небольшим, но обставленным со вкусом. Справа от входа стоял стол для совещаний. У дальней стены, по центру, рабочий. Кнут прошел к нему. Расположившись в директорском кресле, он кинул тяжелый взгляд в окно, снаружи которого были установлены автоматические заслонки. Подъехав на стуле к окну, через приоткрытые узкие ставни он увидел двор перед станцией. «Хороший вид», - подумал Кнут. Часы показывали пять минут второго ночи. Кнут вернулся к столу и взял с небольшой управляющей панели трубку телефона.

- Сообщи всем, - обратился он к Марку, - скоро подъедет полиция. Следите за периметром. С Терником и Равэлем, принимайте командование. Погаси свет и иди.

Помощник удалился в приемную, закрыв за собой дверь. Кнут набрал несложный номер экстренной службы и сообщил принявшему звонок оператору о том, что насосная станция Красных боров отныне является собственностью химических батальонов. Разговор был коротким. Кнут положил трубку, откинул кресло в режим «полулежа» и, развернувшись к окну, закрыл глаза. Так, даже через закрытые веки он увидит мерцание мигалок и услышит, если полиция опять будет столь глупа, сирены.

179
{"b":"582850","o":1}