ЛитМир - Электронная Библиотека
A
A

Кир поерзал на стуле, сев поудобнее. Он осмотрел зал, положил руки на стол и, остановив взгляд на самом заметном из офицеров, приготовился слушать.

- Майор Саврасов, - офицер смотрел на Кира сверху вниз. - Это капитан Травин.

Коллега Саврасова сел за стол, при этом он пытался выглядеть как можно грознее. Кир посмотрел на него и быстро отвел взгляд в сторону.

- А меня вроде как Киром все зовут, - он посмотрел на майора.

- Вроде как? - переспросил Саврасов.

- Я не помню своего настоящего имени, - пояснил Кир.

- А кто сообщил вам о том, что вас именно так зовут? - Саврасов начал свой допрос.

- Мой сосед по дому, - Кир пытался вспомнить его имя, мысль о котором сейчас так лениво цеплялась за язык, - Таш, его зовут...

- Давно знакомы с ним? - майор сделал запись в блокноте.

- Несколько часов. Я очнулся ночью. Он вколол мне лекарство от спазма.

- Вы знаете, как сюда попали?

Кир посмотрел на Травина. Но тот был безучастен, лишь продолжал сверлить взглядом, сурово хмуря брови.

- Не знаю.

- Чем Вы больны?

- «Белой язвой», - к горлу Кира подступил комок.

- Вы боитесь? Почему? - Саврасов сделал запись на странице и подошел к столу.

- Я не знаю кто я, и почему здесь. Хотя мне сказали, что я болен, но я не ощущаю себя таковым. И ожоги, я полностью обгорел, - Кир смотрел на свои руки. - Вы знаете что со мной произошло? - он положил дрожащие руки на стол. Сбивчивое дыхание с небольшим хрипом вырывалось из ноздрей. Саврасов сжал губы и слегка потряс перед собой ручкой.

- Когда вы трогаете свои ожоги, ощущаете ли вы какой-либо эмоциональный всплеск? - майор изучающее смотрел на руки Кира. После этого вопроса, по ним пробежала дрожь и, на одной из них, дернулась мышца.

- Я вообще ничего не ощущаю, - Кир с обидой смотрел на офицера.

- Это потому что у вас повреждена нервная система, - пояснил майор.

- От огня?

- Почему от огня? - Саврасов нахмурил брови и слегка наклонился вперед.

- Ожоги ведь как-то появились, - голос Кира дрогнул.

- Вы знаете, что ожоги появляются от огня или вы помните, что получили их вследствие пожара? - Саврасов прищурившись, смотрел пациенту в глаза.

- Я... - Кир запинался, не мог подобрать слова.

Майор продолжал играть в гляделки, внимательно изучая реакцию объекта.

- Я знаю, что ожоги как у меня, появляются от огня. И я помню, как вокруг меня пылал огонь.

- Хорошо, - Саврасов сел за стол, положив перед собой блокнот. - Что скажете о моем блокноте? - вдруг спросил майор.

Кир смотрел на офицера, пытаясь понять, шутит ли он. Но Саврасов молчал, ожидая ответа. Кир посмотрел на блокнот. Это была перекидная маленькая книжка в твердом переплете, обычный маленький аксессуар 21 века. Если не брать во внимание, что к нынешнему 2222 году подобные записные книжки были полным анахронизмом, то блокнот мог придать своему владельцу серьезности.

Кир не нашелся с ответом и лишь развел руками.

- Хорошо, - Саврасов сделал еще одну пометку.

У Травина смазалась суровость, и он сам переставал понимать смысл вопросов своего босса. Но через пару секунд он снова устремил свой грозный взгляд на объект.

- Вернемся к огню, - Саврасов оторвался от блокнота, - Вы сказали, что помните, как он пылал вокруг. Что-нибудь еще?

Кир лишь помотал головой: он ничего не помнил. Лишь непонятные обрывки, которые нельзя было назвать воспоминаниями. Спиной он продолжает ощущать, как откуда-то идет сильнейший жар. Как он расходится и обволакивает его. Руки, особенно пальцы, иногда горят, хотя никакого пламени рядом нет, и они не чувствуют никакого прикосновения. Память говорит ему полунамеками о том, что жар идет сзади, о том, что надо обернуться и укрыться. Носом он периодически чувствует горячий воздух, но когда оборачивается, то никакого огня нет.

- Я выжил в какой-то катастрофе? - сделал вывод Кир.

- Да, - Саврасов кивнул Травину и тот достал из кейса, что стоял возле его стула, толстую папку и передал ее майору.

Саврасов открыл ее и, взяв несколько больших фотографий, разложил перед Киром в произвольном порядке. На пяти фотоснимках были изображены груда искореженного металла и развалины зданий.

- Вам что-нибудь говорят эти снимки? - тихо спросил Саврасов, пытаясь не сбить Кира с мыслей.

Кир медлил с ответом. Он перекладывал снимки с одного места на другое. Потом он взял один из них и поднес ближе.

- Вот этот, - Кир показал отобранную фотокарточку.

На ней было изображено частично обрушившееся здание ночного клуба «Невъ-8». Саврасов поджал губы и посмотрел на капитана.

- А другие? - Травин рукой указал на остальные снимки.

- Нет, - Кир мельком оглядел их. Ничего знакомого. И его внимание уже нельзя было оторвать от снимка со знакомым зданием. - Что это за место? Я там получил ожоги?

- На других снимках изображены руины биологического научного центра имени Ласара, - пояснил Саврасов. - Этот же снимок ничего общего с ними не имеет, - майор сделал короткую запись на листе блокнота.

Кир отложил фотографию и вновь стал смотреть на снимки.

- Мне ничего не говорит это название, - Кир изо всех сил пытался вспомнить, в какой-то момент он даже стукнул кулаком по столу, напугав Травина.

- Ваши ожоги вы получили именно в том разрушенном центре около месяца назад, - добавил майор.

- Я там работал?

- Увы, мы не знаем, - Саврасов закрыл блокнот и положил его во внутренний карман плаща. - Что же, наша беседа на этом завершена.

Травин встал со стула. Он подошел к Киру, собрал фотографии и положил их обратно в кейс. После чего последовал за уходящим майором.

- Постойте, - окликнул Кир уходящих офицеров. - Но ведь такого не может быть, чтобы обо мне ничего не было известно?

Саврасов посмотрел на Кира. Ему показалось странным, что Кир не встал со своего места.

- Почему же ничего? - Саврасов кинул беглый взгляд на кейс в руках напарника. - Вы убедили нас в том, что вы единственный подозреваемый в организации взрыва научного центра. Мы еще встретимся.

Офицеры спешно удалились. Кир на мгновение остался наедине с собой. Слова Саврасова стали настоящим нокаутом. Он хотел встать и бежать за ними, чтобы еще раз переспросить. Но слова майора гудели в голове, вызывав острый приступ боли. Позже, когда его вели обратно в личную лабораторию Кроберг, он задавал себе вопрос: «Мог ли я сделать это?». Он смотрел на санитара, идущего рядом, словно пытаясь по его лицу понять, как он к нему относится: негативно, зная, что он совершил преступление или с сочувствием. Но лицо санитара ничего не выражало. Взгляд его был устремлен вперед, а спокойный размеренный шаг говорил о полной расслабленности и безынтересности к происходящему.

Санитар довел трясущегося Кира до лаборатории и передал помощнице Елены. Она уже ждала. Девушка посадила пациента в кресло и сделала ему успокоительный укол. После чего Кир стал медленно приходить в себя. Он заглянул ей в глаза. Ее звали Марина. На ее лице с небольшим шрамом на лбу, красовалась миловидная улыбка.

- Хватит заигрывать, - в лабораторию фурией ворвалась Кроберг.

Елена подлетела к своему столу и взяла какую-то папку и столь же стремительно вылетела вон. Марина стояла возле приборной панели и вносила какие-то данные. Оставшись наедине с Киром, она решилась задать вопрос:

- Извините, а вам не больно? -по-детски поджимая губки, обернулась она.

- Нет, - безразлично ответил Кир. - Я практически ничего не ощущаю, а боли и подавно. Что со мной сейчас будут делать?

Марина пожала плечами.

- Профессор сейчас вернется и скажет, что она планирует. Она не ставит меня в известность, если речь идет о чем-то интересном, - лаборантка округлила глаза и отвернулась в противоположную сторону.

- Интересном? - насторожился Кир.

В лабораторию вернулась Кроберг. Не доходя до своего стола, она бросила на него толстую папку и подошла к пациенту. Выхватив из нагрудного кармана датчик, похожий на ручку, она приложила его к правой руке Кира. Елена нажала несколько раз на кнопку сверху, после чего в руку пациента вонзилась небольшая игла. Кир почти ничего не почувствовал.

18
{"b":"582850","o":1}