ЛитМир - Электронная Библиотека
A
A

Антонов протянул руку Саврасову. В глазах адъютанта была надежда. Он был рад что не зря задержался. Максим проводил взглядом отъезжающую машину.

От разговора с помощником адмирала остался непонятный привкус. В его голове возникло еще больше вопросов, которые он даже не желал и не планировал себе задавать. Очевидным было, что Антонов знает гораздо больше, чем показывал. В глубине Саврасова зрела надежда на то, что у него получится обеспечить Каро достойное укрытие. Второй раз в жизни Максим сделал что-то из разряда вон. Что-то, что отличается от его привычного следования по пути служения. В нем по-прежнему были сильны сомнения. Но встреча с адъютантом хотя бы развеяла страхи, которые касались доверия Антонову.

Они были мало знакомы, но и того что связывало их хватило на то, чтобы адъютант не вел с ним подковерной игры и был предельно честен. Это успокаивало Саврасова. Он сел на мотоцикл. Мимо пронеслись несколько грузовиков с военными. Майор вспомнил слова адъютанта о произошедшем в космосе, о мобилизации космических сил. На душе стало хмуро. Груз тяжелых мыслей о былых противостояниях космических держав оживали с новой силой.

Всю обратную дорогу Саврасов не мог отогнать пасмурные мысли. Облака тянулись почти неразрывным полотном над городом. Но их молочная белизна и проталины, пропускали весеннее солнце. Оно жарко обнимало рассеянными руками улицы и дома Петрополиса, отгоняя последних призраков зимы. Сухое и гладкое скоростное шоссе убаюкивало мысли и вело прямо к горизонту, который скрывался за высокими небоскребами, спорившими друг с другом о превосходстве. Над районами летало много наблюдателей. Несколько пролетели над автострадой над головой Саврасова. Они сканировали город и с особым тщанием охраняли его. Мысли о произошедшем в космосе никак не могли улечься и раствориться в общем гуле прямого шоссе.

Светившие справа на лицо, лучи солнца не вызывали радости утвердившейся в городе весны. Саврасов не замечал проблесков светила между облаков. Он не видел изменений вокруг и того, что снег уже давно растаял и город стремительно преображается: его яркие стеклянные фасады играют лучами игривого солнца, земля жадно дышит подогреваемым воздухом и впитывает в себя благодать весенней поры. Саврасов увеличивал скорость. Нужно быстро возвращаться в квартиру, где оставил Каро. Его лицо нагревалось от солнечных лучей, но ему хотелось затушить жар, который он чувствовал всем телом. Вырваться из узкого огненного тоннеля, будто он снова на одной из пылающих улиц Деревни. Глухие крики и вопли горящих жителей неслись за ним с воем ветра в ушах.

Подъезжая к дому, Саврасов увидел припаркованный на общей стоянке мотоцикл Боброва. Максим не стал заезжать в подземный гараж и остановился рядом с домом. Поднявшись в квартиру, он застал в ней друга, уставившегося в узкую панель телевизора на стене. У Боброва был ключ от этой квартиры, как и ото всех других, являвшихся конспиративными и зарегистрированными на подставных людей.

- Что-то случилось? - с порога спросил Саврасов.

- Ты это слышал? - Бобров из кресла поприветствовал друга.

Майор тихо подошел к двери комнаты, где лежал Каро.

- Он без сознания, я минут пять назад проверял его.

Но Саврасов все равно открыл дверь и зашел в комнату. Он осторожно подошел к кровати. Дыхание ровное и тихое, почти незаметное; пульс едва прощупывается. Саврасов нахмурился. В голове рисовались мрачные перспективы.

Выйдя из комнаты, Максим вслушался в то, что идет по телевизору. Бобров смотрел выпуск новостей по федеральному каналу. Но ничего о спецрезервации в нем не говорилось, кто бы сомневался. Желудок недовольно заурчал - Саврасов не смог вспомнить, когда в последний раз что-то ел.

- Зачем ты приехал? - закинул вопрос майор, скрываясь на кухне.

- Саврас, ты что телевизор не смотришь? Об этом трубят целый день. Я понимаю, ты скрываешься, но нужно же быть в курсе...

Максим открыл холодильник. Бобров догадался закинуть в него китайскую еду, которая непредусмотрительно осталась на столе. Достав упаковку с фунчозой, Саврасов понюхал ее содержимое - на первый взгляд выглядело достаточно съедобно. Все же профиль безликой почты был не в еде. Взяв вилку, он вышел к Боброву в гостиную и сел во второе кресло у журнального столика. Поедая, вполне оказавшуюся сносной, лапшу, Саврасов, наконец обратил внимание на телевизор.

Говорящая голова рассказывала о том, что военные спутники на дальних рубежах солнечной системы получили сигнал, идущий из глубокого космоса. Это послание было зарегистрировано почти одновременно несколькими станциями слежения разных стран. Однако официального подтверждения этой информации нет. Военные ведомства отказываются от любых комментариев на эту тему и призывают не сеять панику.

- Как думаешь, это правда?

- Думаю, да, - уплетая китайскую лапшу, ответил Саврасов.

- Ты что-то знаешь? - Бобров уставился на друга.

- Я встретился с адъютантом Савла. Он уклончиво сообщил о каком-то серьезном событии в космосе.

- В городе много военных. Стягивают технику.

- Хоть не война и то хорошо, - поделился опасениями Саврасов.

- Смеешься? Что лучше, еще подумать надо. Воевать друг с другом мы умеем, а что несет в себе этот сигнал?

- Не пори горячку, Бобер, - Максим поставил пустой контейнер с вилкой на журнальный столик. - Ты зачем здесь?

- Приехал проведать тебя, - не отрываясь от телевизора, буркнул Бобров, - когда я уезжал, на тебе лица не было. Да и то, что в квартире находится непонятое чудовище, меня не радует.

- Он человек, - недовольно возразил Саврасов.

Бобров повернул голову и, не понимая претензий, невинно смотрел на Максима.

- Он человек! - повторил майор.

- Хорошо! Человек, - Бобров откинулся на спинку кресла.

- Что-нибудь слышно о резервации?

- Туда стянуты все подразделения. Огромная территория взята под карантин. Руководство рвет и мечет, но на их головы свалилось еще что-то. Никто толком не говорит, что именно, но, наверное, это, - Бобров кивнул в сторону телевизора. - Так что думаю, сюда они еще не скоро доберутся. Но тебя ищут усиленно. Пока неофициально, объявлен в розыск. Думают, что тебя убили или взяли в плен, - Бобров был серьезен. - Слушай, старик, нужно заканчивать играть в спасателей. Избавься от этого... человека. Погубит он тебя.

- Не кипятись, - успокаивал Максим. - Я постараюсь уговорить адмирала помочь мне с его перевозкой.

- В космос? - удивился Бобров. - Ты голову-то поверни к экрану. Если это - правда, то черта с два у тебя что-то получится. Они перекроют орбиту, и куда ты денешь его?

- Ну не отменять же мне встречу?

- Иди. Конечно, иди, - Бобров всплеснул руками. - Только обязательно подумай, куда денешь его, если адмирал откажет тебе.

- Не откажет.

- Ты так уверен в этом?

- Странно, но да, - Саврасов копался в своих мыслях. - Я почему-то уверен, что все должно получиться. Понимаешь, когда нет иного выхода, значит, нужно идти туда куда нужно.

- В космос? - поражался Бобров.

- Ему - да. Либо здесь - смерть.

Бобров сдался. В конце концов, за попытку не бьют. И если адмирал действительно мог убрать проблему в лице Каро, то почему бы с ним не встретиться.

Саврасов посмотрел на часы. Время позволяло отдохнуть.

- Сколько ты еще будешь здесь? Я хотел подремать, - уставшим голосом спросил Саврасов.

- Я сказал, что мне нужно навестить информатора в этой части города. Все схвачено, - успокоил Бобров. - Во сколько тебя поднять?

- В шесть.

Бобров кивнул. Когда он утром уезжал, что-то подсказывало ему, что Саврасов не сможет уснуть. Это было одной из причин, по которой старый друг Максима приехал сюда. Саврасову нужен был отдых. В последнее время он выглядел каким-то усталым. Почти не спал. Бобров чувствовал, что его друга гложет внутри что-то гадкое и тяжелое. Когда Максим рассказал ему о своем плане спасения Каро из Деревни, Бобров было подумал, что понял, отчего у его друга такое осунувшееся лицо и усталый взгляд. Они вывезли странного бледного человека из огня Деревни, но легче Саврасову от этого не стало. Он продолжал волочить за собой невидимую обузу. Пробиться через броню Максима было сложно. И лишь Боброву это было по силам. Но сейчас совершенно другое. Саврасов не шел на контакт. Отмалчивался, уводил в сторону взгляд. Казалось, что ему все вокруг надоело. Бобров беспокоился за него.

206
{"b":"582850","o":1}