ЛитМир - Электронная Библиотека
A
A

Перед врачами был венец творения «белой язвы». Удивительный серо-белый мозг Каро. Он был поделен на восемь частей, по четыре в каждом полушарии. Сверху находилась так называемая мозговая сумка. Она служила амортизационным слоем между черепом и мозгом, оберегая его от повреждений и сотрясений. Между тем, она была пронизана нервными окончаниями мозга, что по предположению лабораторных врачей-исследователей, означало умение мозга контролировать амортизационную сумку. Однако, из-за ее недостаточной развитости, это невозможно было проверить. Ученые ждали подходящего момента. Сейчас же их интересовали образцы тканей мозга, которые они пересадили Каро в прошлом году. Сканирование мозга до операции показали, что пересаженные участки полностью ассимилировались. Через несколько минут нейрохирурги убедились в этом сами. Удивлению их не было предела. Они хватались за маски руками и кричали: «Потрясающе!». Каро медленно приходил в сознание. Кроберг засуетилась. Васанов уже заметил это и приказал медсестрам изменить подачу растворов. Кроберг велела Марине немедленно принести раствор, который она лично приготовила для подавления памяти Каро. Нейрохирурги аккуратно пробирались через изгибы отделов мозга к эгоцитарному центру монии в мозгу.

Кроберг взяла ампулу у лаборантки и поместила ее в тонкий автошприц. Нейрохирурги тем временем делали надрезы в мозге, что позволит раствору повлиять на более глубинные слои. Через несколько минут все было готово. Кроберг передала шприц с тонким и длинной иглой нейрохирургу и поспешила к приборам. Вещество быстро заполняло надрезы в мозге, и создавала вместо поврежденных клеток новые связи. Образующиеся на глазах новые ростки клеток стремительно захватывали участки в эгоцитарных клетках. Каро взвыл. Его тело сильно дернулось и изогнулось, глаза широко раскрылись. Врачи и все, кто находился рядом, были потрясены. Его тело было напичкано несколькими литрами мышечных и костных подавителей. Механизмы операционного стола, управляющие ремнями, защелкали и запищали. Голова, прикрученная болтами, скрипела и трещала в местах креплений. Датчики на стенах вспыхнули ярко-зеленым. Раздался сигнал тревоги. Панели над датчиками замигали красным. Приборы звенели наперебой. Врачи медленно отошли от стола, держа руки с инструментами на весу. Медсестры спрятались за спины, хирургов. Как вдруг все вокруг содрогнулось. По кругу будто пронесся мощный вихрь. Тело Каро резко дернулось. Несколько датчиков на стенах с треском лопнули; посыпались осколки. Кто-то из медсестер и врачей вскрикнули от испуга. Персонал проверял: не повреждены ли костюмы. Тело Каро медленно опустилось на поверхность стола. Глаза его были закрыты. Он был без сознания. Первым к нему подбежала Ольга. Она открыла ему глаза, чтобы понять в каком он состоянии. Зрачки сильно завалены назад. В ее действия вмешался Васанов. Он буквально отпихнул девушку. Дыхания нет, пульс отсутствует, приборы начали пищать о стремительном падении показателей. "Он умирает!", - громом выдал анестезиолог. Кроберг, все это время стоявшая за приборами, широкими распахнутыми глазами смотрела на Васанова, словно не слыша его. Арно подхватила клич анестезиолога и сорвалась за аппаратурой реанимации. Инна подвезла электростимуляторы. Васанов руководил. Стол принял горизонтальное положение. Быстрые указания, четкие действия.

- Стойте! - крикнула Кроберг.

Все смотрели на нее. Она что-то говорила, было видно, как шевелятся ее губы. Но никто не мог понять, о чем она.

- Может, дать ему умереть? - пробормотала она.

- Он же ваш ребенок, - Арно не верила услышанному.

Злое лицо Васанова показалось из-за плеча ассистентки.

- Елена опомнись, - прорычал он.

Но Кроберг словно не видела перед собой ничего. Ее глаза смотрели на стол, на умирающего Каро, но она не видела его.

- Это же твое чудо, - поддержал Карцев. Он подошел к Кроберг и взял ее за руку. - Приди в себя, Елена. Это твой ребенок, опомнись. Ты его создала, и ты всегда сможешь зверя загнать обратно в клетку.

Кроберг закивала. Васанову этого было достаточно. Ассистент Карцева по указанию немедленно развел ребра в стороны. К сердцу подключили стимулирующие электроды. Разряд! Еще разряд! Одновременно с этим анестезиолог прекратил подачу подавляющих растворов и приказал начать их выведение. Сердце сокращалось с помощью малых разрядов тока, заставляя искусственно качать кровь. В большое сердце вкололи адреналин. И когда уровень подавителей в организме стал снижаться, адреналину удалось вступить в реакцию с секретом монии. Сердце Каро вновь забилось самостоятельно.

Глава 10. Кома

Глава 10. Кома

Стояла глубокая ночь, когда санитары приступили к уборке операционной.  Усталость взяла свое, и тяжелый сон правил всеми, кто принимал участие в операции. Каро находился в палате интенсивной регенерации без сознания.

Первой дежурить вызвалась Ольга. Ее, как и всех, напугало произошедшее в конце операции. Но несказанно радовал отказ Кроберг от пересадки второго сердца. На какое-то время Каро был вне опасности. Профессорша никогда не мешала восстановлению функций организма Каро. Она сильно дорожила им, чтобы позволить своему нетерпению нарушить хрупкий регенерационный процесс.

Ольга находилась на медсестринском посту и смотрела на изображения с камер наблюдения в палате Каро. Ей хотелось думать, что он просто спит и в его голове крутится мирный сон. Она старалась думать об этом, надеясь, что ее энергия передается ему и ему становится легче. В глубине себя она не верила в свои способности. Хотя неопсихологию читала всегда с большим тщанием, и выполняла все уроки, как ей казалось, на отлично.

Дверь зазвенела и в комнату вошла брюнетка Инна. Не красавица, но любимица многих лаборантов. Она провела рукой по плечам Ольги, поправив неаккуратные каштановые локоны.

- Ты это видишь? - указала она пальцем на скачущие цифры.

Ольга очнулась от мыслей и обратила внимание на повышение уровня адреналина в крови Каро.

- И долго так? - Инна посмотрела на подругу: ответ был ясен. Ольга не следила за показаниями. - Нужно разбудить Кроберг.

- Нет, стой! - Ольга схватила Инну за руку. - Это просто скачок адреналина, что с того?! После каждой такой операции у него были скачки. Пусть отдохнет от всех этих гениев.

- Кроберг раздавит тебя одним пальцем, - Инна пыталась напомнить подруге о здравом смысле.

- Зачем ее будить из-за простого повышения адреналина? - упорствовала Ольга.

Инна нахмурила брови. Она смотрела на монитор. Сейчас ей казалось, что это действительно не существенно. К тому же, уровень адреналина не на много превышал норму.

- Если он резко подскочит, я подниму тревогу, - Ольга привела последний аргумент. Инна вздохнула, окинула снисходительным взглядом подругу и поспешила удалиться.

Близилось время обхода. Ольга с нетерпением ждала назначенного часа, когда пойдет осматривать больных в палатах. Их было семеро вместе с Каро. Они не были тяжелыми и не вызывали сейчас большой озабоченности. Ольга стремилась к Каро. Его палата находилась дальше всех. И, несмотря на сильное желание поскорее оказаться в дальней палате, Ольга внимательно осматривала каждого пациента. Она считала себя профессионалом и просто не могла себе позволить поверхностно отнестись к своим обязанностям. Двадцати минут ей хватило на всех. Она ввела персональный код на панели у двери в палату Каро. Он лежал, как и прежде, умиротворенно. Но Ольга чувствовала напряжение вокруг него. Что-то вселяло тревогу и даже страх. Она поморщилась, по телу пробежала дрожь, будто от холода. Подойдя ближе к кровати, Ольга окинула взглядом датчики на стенах палаты: зеленые. Значит, чувства ее не подвели.

Ее сердце сильно билось. Она смотрела на забинтованного Каро. Медленно она подходила к нему. Ее правая ладонь протянулась к нему. Ей так хотелось дотронуться до забинтованной ноги! Не от жалости. Она что-то чувствовала и не могла понять, что именно. Помотав немного головой, Ольга подошла к приборам. Проверила крепление датчиков. Параметры на том же уровне. Каро дышал ровно и спокойно. Ни хрипов, ни посторонних звуков. Лишь изредка по телу проходила волна дрожи. Ольга заметила это, когда оказалась совсем близко и прислушалась. Она опять взглянула на мониторы с показаниями: на них не было изменений. Лишь адреналин по-прежнему выше нормы. С момента визита Инны на медсестринский пост, показатели немного повысились. Раздался сигнал прибора. Датчики уловили резкий скачок адреналина. Ольга посмотрела на Каро. Он вдруг показался ей таким жутким и безобразным. Он напоминал побитое животное, которое подобрали в лесу. Из жалости ему сохранили жизнь, но все равно придет время и его усыпят. Ничего более отталкивающего она не видела. У нее на лбу выступила испарина, ей стало душно. Она начала тяжело дышать. Вдруг захотелось вырваться отсюда и поскорее. Она схватила историю болезни на спинке кровати: быстро сделала запись об осмотре. Почерк ее был крайне неразборчив и скор. Она небрежно повесила планшет обратно и выбежала из палаты. Ольга жадно хватала ртом воздух. Сильная дрожь в ногах мешала бежать. Она остановилась в нескольких метрах от палаты Каро, припав к стене. Глаза ее смотрели в сторону дальней палаты.  Она провела по лицу рукой, пытаясь усмирить дыхание. Немного придя в себя, она сделала шаг по направлению к медсестринской, но ноги плохо слушались. По спине пробежал холод. Затылок чувствовал чей-то злобный взгляд. Словно ее кто-то пытается выгнать. Столько ненависти. Ольга не оглядывалась, пытаясь поскорее дойти до двери в медсестринскую. Чем ближе она была к цели, тем быстрее был шаг. Она стремительно подошла к двери. Нажала несколько кнопок на панели. - Красный! Раздался сигнал ошибки ввода. Ольга вскрикнула. Она стукнула кулаком по стене. Мурашки в панике разбегались по спине - ее что-то коснулось. Она зажмурилась, и сжалась как маленький ребенок. Не вижу - не страшно. По щекам потекли слезы. Она медленно набрала код и вбежала в открывшуюся дверь, с силой захлопнув ее за собой.

45
{"b":"582850","o":1}