ЛитМир - Электронная Библиотека
A
A

- Как спецпредставитель, я имею право не разглашать информацию... - на этом слове Саврасов оборвал его, подняв правую руку.

- Режим чрезвычайной ситуации в Химграде, который установил президент, дает мне полное право, как главе отдела биохимической безопасности ФСБ взять вас обоих под стражу и подвергнуть допросу.

Кроберг не ожидала подобного поворота. От удивления она открыла рот.

- Допрос? - фыркнула Елена. - Что за ребячество?

- Господин Винбург, я прекрасно знаю, что БиоНИЦ занимался не только исследованиями вирусов, - Саврасов сбавил обороты. - Исследовательский центр находился под прицелом у нескольких группировок. И зная точно, чем занимались ученые в центре, я смогу понять, кто реально мог стоять за взрывами.

Ухмылка на миг прошила лицо Винбурга. Он посмотрел на Кроберг.

- Уважьте главу отдела ФСБ, - он передал ей папку, а сам пошел и сел за ее стол. Он стоял у дальней стены и был завален бумагами.

- БиоНИЦ был центром биоинженерии, как все знают, - Елена раскрыла папку и передала ее майору. - Вот уже несколько лет мы пытаемся реализовать обширную программу под названием «Регенерация».

Саврасов листал электронные бумаги. На некоторых были непонятные формулы, на других графики, расчеты. Несколько раз встречалось: «объект 7», «объект 3», «объект 9».

- Суть этой программы заключается в том, чтобы научить клетки нашего тела восстанавливаться после повреждений. Эту технологию можно было применять как тем, кто пострадал в катастрофах, так и при лечении некоторых болезней, - Кроберг бросила беглый взгляд на Винбурга. Он сидел к ним спиной и медленно покачивался в кресле. Елена подошла к Саврасову, ее раздражал его бессмысленный просмотр бумаг с ценными данными. - Вот, здесь, показаны наши успехи. Мы научились полностью восстанавливать человеческую кожу после ожога. Приступили к испытаниям по лечению кожных заболеваний. Вывели несколько вакцин, тонко регулирующих обмен веществ в организме, - голос профессорши звенел как у школьницы, сделавшей открытие. Она плескала руками и тараторила, едва не давясь словами. - Когда мы узнали, что гриппон и «белая язва» каким-то образом взаимосвязаны, то начали активно работать в этом направлении.

- Что за объекты? Их тут несколько. Сказано, что первый умер от остановки сердечной системы, - Саврасов посмотрел на чиновника. Тот не поворачивался. - Вы что проводили испытания на людях?

- Да, то есть, нет, - запнулась Кроберг. - Испытания на людях мы стали проводить около года назад. А «объект 1» это искусственно выращенный организм. Мы начали его выращивать более 15 лет назад. Он имел кожный покров, органы схожие с нашими, но он был всего лишь многоклеточным организмом не более. Вместо сердца у него была сердечная система. Но принцип один и тот же. В общем, в результате долгих испытаний клетки сердечной системы стали отмирать и организм умер.

- А остальные объекты? - майор подозрительно посмотрел на Кроберг.

Она словно не поняла лукавого взгляда Саврасова и глянула на Винбурга.

- Может, Вы что-нибудь уже скажете? - настаивала она.

- Все объекты представляли и представляют собой живые неразумные формы жизни, - Винбург быстро повернулся, расплываясь в легкой улыбке. - Их можно было назвать примитивными, если бы не органы и не количество клеток. Это кожаный мешок с органами и кровеносной системой. Так Вам будет более понятно.

Винбург встал с кресла и подошел к Кроберг и Саврасову.

- В этих бумагах содержится необходимая информация по результатам исследований. Их курирует лично министр науки, - Винбург полностью уравновесил свой гнев. Сейчас у него улыбались даже глаза. - Как Вы знаете, министр особое внимание уделяет исследованиям о восстановлении клеток. К сожалению, на последних листах этого отчета содержится информация о том, что «объект 7» и «объект 9» скончались от неустановленной болезни. Террористы, взорвав БиоНИЦ, лишили нас возможности провести вскрытие и узнать точную причину. Оставшихся объектов у нас не много, и я вынужден приостановить исследования, так как ученые могут совершить те же самые действия что и в БиоНИЦ. Риск для объектов велик. - Винбург закрыл папку и взял ее в свои руки. - Вот и вся тайна. Вам это помогло в расследовании?

- «Белая язва», - Саврасов указал на папку, - я думаю, что она сыграла не последнюю роль в мотивации террористов.

- С чего вы взяли? - удивилась Кроберг. - Язвой нельзя заразиться через воздух.

- С нее началась вся цепочка странных событий, которые начали твориться в городе, - настаивал Саврасов.

- Все больные «белой язвой» находятся в Деревне, кому как не Вам это знать, - Винбург нахмурился. - Или Вы один из тех, кто видит в несуществующей угрозе опасность?

- Я один из тех, кто был в Петроградском районе, когда более полусотни человек начали задыхаться, а потом рассыпаться на куски, - Саврасов сверкнул глазами на Винбурга. Но его это не заботило, его ухмылка была на месте.

- Вы опять намекаете на то, что это был беглец из карантинной зоны? - вспылила Кроберг. Она руководила лабораторией в резервации. И когда в прошлый раз Саврасов обвинил ученых в халатности, она попала под раздачу. - Приезжайте и смотрите! Все больные учтены и находятся в своих домах.

- Я не хотел намекать на Деревню. Но «белая язва» остается угрозой. И эта угроза возникла именно тогда, когда БиоНИЦ начали исследования над связью гриппона и «белой язвы».

- Вы правы, майор, - Винбургу было нелегко согласиться с ним. - Но я бы не хотел марать честные имена наших ученых, которые погибли сегодня. Может террористы проникли в центр и выкрали штамм, - рассуждал чиновник.

- Это возможно? - уцепился Максим.

- Маловероятно, - тяжело вздохнув, Винбург опроверг сам себя. - Уровень защиты БиоНИЦ был чрезвычайно высок.

- И все же он не помог, - съязвил Саврасов.

- Вот и разберитесь.

Рация майора издала шипящий звук, заставив Кроберг дернуться от неожиданности. После чего раздался голос Травина. Он доложил Максиму, что у капитана Боброва есть какие-то сведения, и он ждет в главной палатке. Саврасов извинился перед учеными и быстро откланялся. Винбург проводил его взглядом, после чего повесил широкую улыбку на лицо и взглянул на Кроберг.

- Объект 3 успели доставить в Деревню? - спросил чиновник.

- Сегодня ночью. Мы как чувствовали неладное.

- Замечательно. Давайте же приступим к работе.

Они вышли из палатки и направились к куполу.

Саврасов никак не мог отделаться от мысли, что его водят за нос. Хроническое недоверие к Винбургу клеймом отпечаталось на майоре. Почему объяснялась Кроберг, а не чиновник и почему в ее словах так все складно выходит? Очевидно, что Винбург следил за каждым ее словом и действием. Недаром она поглядывала на него. Саврасова ели мысли. И чем дольше он размышлял, тем больше злился. Он недовольно поморщился. От всей этой истории тянуло дурным запашком. Хотя майор не исключал, что ему сказали правду или хотя бы ее часть.

В палатке Саврасова уже ожидал Бобров. Он вместе с капитаном Травиным просматривали какие-то снимки на экране монитора.

- Надеюсь у тебя что-то интересное, Бобер, - Саврасов подошел к столу и недовольно посмотрел на друга. - В противном случае ты лишил меня шанса прижать Винбурга к стенке.

- Еще представится, - Бобров был увлечен рассматриванием снимков и даже не посмотрел на Максима. - Помнишь те случаи вандализма?

Саврасов громко и протяжно выдохнул. Он готов был взорваться. «Случаи вандализма?!», - внутри майора все пылало.

- Я тут походил и выяснил, что все это звенья одной цепи, - Бобров оглянулся на Саврасова, и тут же вжал голову, словно опасаясь бомбежки. Кипящий взгляд Максима пытался прожечь в нем дырку.

- Какой цепи? - фыркнул Саврасов.

- Разборки малокровок в Петрополисе, вандализм и взрыв БиоНИЦ.

- С чего ты взял?

- Смотри, - Бобров показывал фотографию какого-то дома. Его торцевая стена была сильно опалена и на ней были оставлены глубокие и длинные борозды. - К этому дому я выезжал лично. Это внутренний двор на Старомосковской улице в Санкт-Петербурге. Вот еще фотографии, - Бобров показал другой дом. Одна из его парадных была сильно повреждена. Кирпичная кладка, также была изрезана бороздами и опалена. Майор показал другой снимок. На сей раз это была игровая площадка. Две лавочки были опалены и разломлены. Часть турников были расплавлены. На следующей фотографии было сожженное дерево. На его широком обгоревшем стволе четко просматривался контур человеческого тела.

9
{"b":"582850","o":1}