ЛитМир - Электронная Библиотека

– А видел ли ты хоть раз настоящий бой быков, насекомое? Можешь поверить, коррида становится намного интереснее, когда побеждает бык!

Фиск поднял оружие, но прежде, чем он успел нажать на спуск, Человек-Паук метнул ему навстречу клейкий шарик из паутины, вогнав его точно в ствол.

Нет, оружие не взорвалось, как в каком-нибудь мультике, но ствол разошелся по шву, развернулся, словно цветок, и неожиданно сильная отдача вогнала приклад в брюхо Фиска. Моргнув, он отшвырнул автомат, поднял руки и принял защитную стойку.

Человек-Паук подобрался, выжидая, когда противник откроется, но тут же заметил кое-что еще.

– Э-э… Кей-Пи, у тебя из кармана действительно валит зеленый дым, или ты просто настолько рад меня видеть?

Кингпин в замешательстве опустил взгляд. Приклад автомата раздавил газовую капсулу, очевидно, забытую им в кармане. Разразившись руганью, он отчаянно рванул пропотевший пиджак с плеч.

Человек-Паук вскарабкался чуть выше, чтобы ненароком не глотнуть газа, и тут струйка зеленого дыма достигла ноздрей Кингпина.

– Я тебя!..

Глаза его закатились под лоб.

– Отложи эту мысль на потом.

Кингпин упал.

Как только газ рассеялся, Человек-Паук спрыгнул вниз, собираясь спеленать поверженного бандита паутиной, но тут его внимание привлек чей-то топот. Обернувшись, он увидел дверь в коридор, еще недавно скрытую за шторой.

«Наверное, кто-то из шестерок Кингпина решил смыться».

Но, выглянув в коридор, Питер обнаружил, что выход – в противоположной стороне.

«А может, спешит за краденой скрижалью?»

Поражение Фиска казалось полным и окончательным, но Питер уже не раз ошибался на его счет.

«Чтобы доказать, что взрывы устроены Фиском, а не студентами, без этой штуки не обойтись. Что же делать? Остаться здесь или бежать за скрижалью?»

* * *

ЧЕРЕЗ несколько секунд охваченный паникой Уэсли подбежал к хранилищу, где лежала скрижаль. Классическая бетонная дверь, окованная сталью, купленная у кредитно-сберегательного банка, пошедшего под снос, была вполне надежна. Но узнав о ее существовании, полицейские немедленно явятся с ордером и потребуют отпереть ее.

Тяжело дыша, он набрал код, известный только ему и Уилсону Фиску. Засовы тут же отодвинулись в стороны. Уэсли потянул массивную ручку на себя. Собрал все силы, дернул… но дверь даже не шелохнулась.

Недавно мистер Фиск заводил разговор о дополнительном укреплении двери хранилища биметаллическим сплавом… Конечно, для такого силача, как Кингпин, лишний вес не представлял никакой проблемы. А вот для Уэсли дверь оказалась все равно что заперта.

Зачем, зачем Фиск велел выполнить эту работу, не посоветовавшись с ним? От этой мысли сделалось больно. Да, учитывая сложившееся положение, лишние предосторожности не помешают, но Уэсли никогда не давал хозяину повода сомневаться в его верности. И теперь, чтобы открыть эту дверь, понадобятся еще трое – а все вокруг, благодаря Человеку-Пауку, лежат без сознания…

Вой сирен стал громче – так, что зубы заныли. Дав волю почти забытому инстинкту самосохранения, Уэсли развернулся и приготовился к бегству.

– Эй, приятель, ты куда?

Короткий шипящий свист – будто тонкая, мощная струя аэрозоля – и Уэсли почувствовал, как нечто непонятное шлепнуло его по спине чуть ниже загривка и вздернуло кверху так, что колени плотно прижались к груди. Клейкие нити паутины облепили лицо, и он обнаружил, что болтается под потолком, пойманный в паучью сеть.

– Я тебе ничего не скажу!

– Ну и хорошо. Ты повиси, а я попробую угадать, что ты здесь делал, окей?

Извернувшись, Уэсли увидел стенолаза, стоящего на потолке и пышущего самодовольством. Побарабанив пальцами по подбородку, Человек-Паук огляделся и указал на дверь в хранилище.

– Скрижаль там, верно?

Напрасно Уэсли надеялся, что дверь не поддастся. Стоило Человеку-Пауку спрыгнуть вниз, упереться ногой в стену и потянуть за ручку – и дверь легко распахнулась. Через несколько секунд драгоценная скрижаль оказалась в его руках.

– Нет! – застонал Уэсли. – Ты и понятия не имеешь, что у тебя в руках!

– Что ж, снова попробую угадать. Это… уж не таинственная ли скрижаль с загадочными письменами, которые до сих пор не удалось расшифровать никому, предположительно хранящая величайшую из тайн за всю историю человечества?

В довершение всех бед, эта отвратительная обывательская фраза прозвучала в точности как цитата из бессодержательных пояснительных табличек в Выставочном зале.

Человек-Паук поднял скрижаль и помахал ею в воздухе.

– Пора вернуть эту штуку в Выставочный зал, – склонив голову, он прислушался. Вой сирен сделался еще громче. – А еще лучше – передать полиции.

Уэсли стиснул кулаки.

– Подожди! Не можешь же ты просто так оставить меня здесь?

Похоже, под маской Человека-Паука мелькнула улыбка.

– Да, не каждый день встретишь такое простодушие, однако отвечу на твой вопрос – еще как могу. Не бойся, я сообщу ребятам в синих мундирах, что ты висишь здесь. Уверен, они отыщут тебя еще до того, как ты успеешь соскучиться.

* * *

ОЧНУВШИСЬ, Кингпин обнаружил, что окружен полицейскими. Горло пересохло, во рту горчило, ощущение собственного бессилия приводило в ярость.

«Им ни за что не выстоять против меня, но сейчас не время для драки. У меня есть идея получше».

– Входите, джентльмены. Мне нечего скрывать.

Окинув взглядом бесчувственные тела бандитов, старший из офицеров присвистнул:

– Так-таки и нечего?

Фиск протянул руки вперед, и на него надели наручники. Наручники огромного размера. Значит, причина появления копов – не просто какой-то паршивый телефонный звонок. Они заранее знали, кого обнаружат здесь.

Выходит, информацию слил кто-то из своих. Предатель.

Чтобы поднять «груз» на ноги, потребовались усилия трех полицейских. Пока Фиску зачитывали его права, он мысленно поздравил себя с тем, что успел уберечь самое дорогое.

«Хвала небесам, я отослал Ванессу в Лонг-Айленд. Сам-то я привык иметь дело со всяким сбродом, но ей никогда в жизни не доводилось переживать подобное бесчестие».

Наконец старший следователь перешел к делу:

– Где скрижаль, Кингпин?

Фиск усмехнулся.

«Как они все предсказуемы…»

– Если бы она и была у меня, неужели вы считаете меня настолько глупым, чтобы держать такую улику при себе? Пожалуй, именно это и привело к небольшому разногласию с моим стреляющим паутиной союзником.

– Человек-Паук – ваш сообщник?

В ответ Фиск широко ухмыльнулся. Эта ухмылка не могла считаться официальным признанием, однако говорила о многом.

Полицейский за спиной Фиска, все еще придерживавший его за предплечье, вздохнул.

– Джеймсон был прав: этот тип опасен для общества!

Общий горький вздох был просто очарователен.

Занюханный следователь схватился за рацию:

– Внимание всем! Обнаружив поблизости Человека-Паука, немедленно задержать! Мне нужно допросить его.

«Все вышло легче легкого. Как ни противно, но я должен сказать спасибо этому газетчику Джей Джоне Джеймсону, помешанному на бдительности».

* * *

ОСТАВИВ преступника болтаться под потолком, Человек-Паук отыскал ближайшее окно и прыгнул в темноту. Прохладный воздух облегчал боль от ушибов. Выстрелив нитью паутины в стену роскошного здания, он уцепился за ее конец и прыгнул, описав широкую дугу. Отсюда, сверху, открывался замечательный вид на полицейские машины с включенными «мигалками», окружившие въезд в гараж.

«А вот этот сияющий купол я уже где-то видел. Они взяли Кингпина!»

Приблизившись к полицейским настолько, что они смогли бы его расслышать, он выхватил скрижаль из-за спины и поднял ее вверх, словно трофей.

– Эй, парни в синем! Я вам кое-что принес!

Учитывая историю его взаимоотношений с законом, реакция полицейских не должна была удивлять его. Однако удивила.

11
{"b":"582854","o":1}
ЛитМир: бестселлеры месяца
Психология лидерства
Быть интровертом. История тихой девочки в шумном мире
Альтерфит. Восточная программа для женской красоты и полного очищения организма и души
Опасное лето
Вино. Практический путеводитель
Кукушка
Перерождение
Князь Тьмы и я
451 градус по Фаренгейту