ЛитМир - Электронная Библиотека
A
A
Г. Самара, 23 марта, вечер

Из обморока я вышел рывками. Сначала вернулось сознание, и только после этого я открыл глаза, после чего с диким воплем откатился в сторону и мгновенно вскочил на ноги. Правда, через секунду опять упал на колени — меня вырвало выпитой накануне водой. Видение раскроенного черепа с хорошо обозримыми внутренностями не давали мне подняться еще минут пять. Когда в желудке не осталось даже желчи, я обессиленно свалился на бок, отползая от исторгнутой мною лужи. В сторону восставшего я старался не смотреть. Пролежав в позе эмбриона минут пять и, дождавшись, когда меня перестанет колотить, я поднялся на ноги. Стараясь не смотреть на тело, подобрал лопату. Вновь чуть не вывернуло, когда вынимал ее из головы восставшего. Если меня будет так полоскать от каждого поверженного врага, я сегодняшнего дня не переживу. Ведь в дальнейшем их будет только больше.

Пошатываясь, я побрел обратно к забору, напоминая больше одного из мертвецов, чем человека. Перелезая через него, я вновь упал, на этот раз, вышибив воздух из легких. Опять встать на ноги стоило громадных усилий, больше моральных, чем физических. Нужно было передохнуть. Столько впечатлений за такой короткий промежуток времени выбили меня из колеи. Еще перед походом за лопатой я присмотрелся к домику напротив, в отличие от того, что был на участке, где я упокоил нежить, у этого была труба, а значит — печка. Именно туда я хотел направиться, в случае отсутствия оружия на заброшенных участках. Территория обнесена деревянным забором из толстых досок, довольно крепких на вид. А вот калитка была открыта. Подозрительно. Нужно привести себя в порядок, а небольшой кирпичный домик посреди участка замечательно для этого подойдет, если там, конечно, никого нет.

В домике действительно было пусто, судьба меня пожалела. Боец из меня сейчас был никакой. Дверь была слегка прикрыта, но не заперта. Калитку я предусмотрительно за собой забаррикадировал. Несмотря на дикую слабость я держал новоприобретенное оружие наготове. В этот раз мне повезло — в единственной комнате помимо продавленного дивана, печки-буржуйки да старенького пошарпанного стола никого не было. В предбаннике лежал небольшой запас наколотых дров. Я внимательно осмотрел внутреннее убранство, после чего вышел обратно. Стало интересно, где хозяева. Понятное дело, что жить в таком доме без электричества и прочих коммуникаций зимой невозможно, тем более в черте города. Я внимательно присмотрелся к следам на территории участка, не считая моих было еще две пары. Великим следопытом я не был, но и таких знаний хватило. Судя по отпечаткам: несколько людей прошли по прямой от калитки до входной двери дома, вскрыли его, о чем говорил валявшийся рядом замок с покореженной дужкой, зашли и, не обнаружив ничего ценного, ушли восвояси. Меня это вполне успокоило, и я вернулся в дом. Дверь запиралась на обычный засов, чем я сразу и воспользовался. Отдых нужен был, чувствовал я себя совсем неважно. В помещении было холодно и темно. Я достал из рюкзака пару свечей-таблеток и зажег — стало уютнее. Уже при свете зажег огонь в печке и напихал туда дров. Комнатка небольшая, прогреться должна быстро. Вспомнив про вино в рюкзаке, я достал бутылку. Пробку вынул при помощи штопора в швейцарском ноже и сделал несколько глотков — недурно. В винах я как свинья в апельсиновых косточках, но вкус мне понравился. Я наполнил вином металлическую кружку из походного котелка и поставил на печку, хотелось теплого. Только сейчас я заметил, что меня довольно сильно потряхивает от холода. Видимо, пока был в отключке, сильно замерз. На часах было начало четвертого¸ темнеть начнет через пару часов, а по темноте идти откровенно не хотелось. С другой стороны с каждым часом мертвецов становилось все больше, а за сегодняшний день я преодолел смехотворное расстояние в пару километров. Такими темпами я к концу недели доберусь до окраин города.

Раздумывая о будущем, я достал из рюкзака палку колбасы, пакет с гречкой и бутылку с водой. В походный котелок насыпал двести грамм гречки и залил водой, туда же нарезал колбасы и поставил на импровизированную плиту. Ночевать решил здесь, не помешает хорошенько выспаться, а завтра с восходом солнца двинусь дальше. Не думаю, что к тому времени ситуация в городе кардинально поменяется. Прикончив свой нехитрый ужин, я вымыл котелок влажной салфеткой, пачку которых обнаружил в пакете вместе с шоколадками, воду пожалел, и сложил все обратно в рюкзак. Кто знает, как быстро мне придется уходить из временного убежища. Оставил только бутылку с вином, пачку сигарет, да несколько шоколадок из пакета найденного на парковке. Вот так попивая вино из горлышка, в кружке больше не нагревал — согрелся, да и комната уже хорошо прогрелась так, что пришлось расстегнуть куртку, да и ботинки скинуть, я обдумывал завтрашние действия. Алкоголь сделал свое дело и после выпитого вина я чувствовал себя даже уютно и спокойно, но вот дельных мыслей в голову так и не пришло. Докурив сигарету, я кинул окурок в печь, туда же закинул еще дров, что бы подольше горели и, положив рюкзак под голову, улегся на диван. Уснул мгновенно укрывшись так удачно захваченным из дома пледом.

Г. Самара, 24 марта, ранее утро

Будильник разбудил меня еще затемно. Специально решил проснуться пораньше, что бы как только рассветёт двинуться в путь. Комната за ночь успела выстыть, пришлось заново растопить печь. Устроившись прямо возле буржуйки, я неторопливо доел колбасу и запил несколькими глотками воды. Не стал забывать и об утреннем моционе: почистил зубы, выдавив на щетку зубной пасты размером с ноготь мизинца — нужно экономить. В бутылке еще оставалось немного вина, но допивать его я не решился, оставлю здесь. Пока грелся, выкурил пару сигарет, решая, куда двигаться далее. Нужно бы карту раздобыть.

С первыми лучами солнца я осторожно выбрался из домика и, оглядевшись, двинулся к калитке. В сторону участка, где я вчера добыл лопату, я старался не смотреть — так, мазнул взглядом в поисках опасности и все. В той стороне, откуда я пришел, были видны несколько неподвижно стоящих фигур. В отличие от вчерашнего дня, приступа паники не было. Видимо прикончив одного из восставших, я получил небольшую психологическую «прививку». Страх был, но паники не было, а это самое главное. Я мог рассуждать здраво. В ту сторону мне идти незачем, а в стороне куда, я собственно и собирался направиться, было пусто.

Используя лопату как посох быстрым шагом направился в сторону выхода из импровизированного поселка. Нужно посмотреть, что творится на улицах города, а там уже решать, как двигаться. Вдруг получится поймать какой-нибудь транспорт. На окраине сектора я стал передвигаться намного осторожнее. Укрывшись за забором крайнего участка, я стал наблюдать за дорогой. Мертвецов было достаточно много, видимо их привлекали звуки изредка проезжающих машин. Большинство восставших старалось догнать проезжающую добычу, но делая несколько неуклюжих шагов следом, останавливались и замирали в неподвижности. Были и такие, кто вообще не реагировал на машины. Непонятно.

Понаблюдав за местностью и дождавшись, когда рассветет полностью, я не торопясь, двинулся в направлении выезда из города вдоль шоссе, стараясь не забредать во дворы, но и от самой дороги держался подальше. Огибая наибольшие скопления мертвецов, и лавируя между медленными тварями, я легкой трусцой бежал по газону вдоль дороги. Если слышал звук приближающегося транспорта, то приближался к дороге и вытягивал руку с просьбой подвести. Никто, естественно, даже не подумал остановиться. Прямо ощущается атмосфера взаимовыручки и человеколюбия. С другой стороны передвигаться было не так уж и сложно: основная масса восставших крутилась возле дороги и реагировала на увеличивающийся поток машин. Несколько раз проехали военные машины с бойцами в кузове, которые отстреливали тварей. Не то что бы сильно повлияли на ситуацию, но на выстрелы твари из дворов потянулись активнее, что в моем случае было не очень хорошо. Не знаю уж, благодаря чему мертвецы были такими медлительными: из-за небольшого мороза ударившего ночью, или так изначально устроены, но уклониться от них на открытой местности было проще простого. Легкость, с которой я преодолевал расстояние сыграла со мной злую шутку. Сосредоточившись на тварях я слишком приблизился к шоссе и не услышал, как чуть позади меня остановилась машина. Еще не перестроился слух городского жителя привыкший фильтровать звук двигателя автомобилей и прочего транспорта. Развернулся я уже от хлопка двери. Старенькая нива со следами ржавчины остановилась в трех метрах от меня — это я прозевал. И то, как шустро из нее выпрыгнули двое парней, я так же не застал. Когда я полностью развернулся лицом к звуку, в голову мне уже летела бита, за другой ее конец держался один из парней, тот, что выскочил из-за водительской двери. Второй еще не успел оббежать автомобиль, но двигался быстро, а в руках у него была какая-то труба. Все это я успел рассмотреть до того, как дернулся в сторону от удара. Бита вместо того, что бы впечататься в мой многострадальный череп, вскользь прошла по плечу, я даже боль не почувствовал, лишь легкий толчок. Не возьмусь утверждать, что прошлое нападавших было криминальным. Однако практики подобных нападений у них точно не было. Потому как вместо того, чтобы погнаться за мной, когда я, получив импульс от удара битой, припустил в сторону домов, неудавшиеся разбойники уставились мне вслед. Лишь, когда я отмахал метров двадцать, я услышал вслед: «Стой сука!».

19
{"b":"582856","o":1}