ЛитМир - Электронная Библиотека
A
A

Дорога петляла и делала приличный крюк, так что к дому мы с Орловым добрались практически одновременно. Я остановил машину напротив достаточно большого двухэтажного дома. Основательный такой, ни капли не похожий на европейские хлипкие домишки, что преобладали на этой улице. Возле входа, перед поворотом направо, после которого дорога огибала дом и терялась за зданием, меня встречали еще два человека. Когда я остановил машину, к водительской двери шустро подскочили двое парней в военной форме, среди которых я с трудом узнал Николая. Заглушив мотор, неспешно вышел на улицу. Я уловил удивленный взгляд Николая, когда он присмотрелся к моим волосам. Ну да, вопрос напрашивался сам собой.

— Добрался-таки, чертяка! — Макс, с радостной улыбкой бросился меня обнять, но стоявший рядом незнакомец с крысиными глазками, преградил ему путь битой. В биту были вколочены длинные гвозди, поэтому Орлову пришлось затормозить, чтобы не напороться на них.

— Стоять, — владелец биты отступил назад. — Ты, снимай куртку и свитер. Покажи руки. Не хватало мне зомби прямо на безопасной территории.

Меня почему-то позабавило подобное название восставших, и я против воли ухмыльнулся. Не, все же крыша у меня начала протекать. Нормальные люди так себя не ведут. Название, конечно, казалось каким-то киношным, что ли. Фантастическим. А у нас тут не фантастика. Самая, что ни есть реальность. Поганая правда, но что тут поделаешь. Мою улыбку второй, что был поздоровее, воспринял по-своему.

— Слышь, че ты лыбу давишь? Выполняй, пока в кабину не накидали! — В поддержку своих слов детина покрепче ухватился за лом. Этакому здоровяку таким дрыном махать, что мне тросточкой лёгонькой. Голову проломит и не заметит.

— Понял я, понял, — присутствие друзей все же вселяло надежду на хороший исход. Я взглянул на Ленского, он слегка кивнул. Я снял верхнюю одежду и сложил в салон.

— Пушкин, проверь его, — здоровяк чуть успокоился, но лом из рук не выпускал. Николай двинулся ко мне.

— Пушкин? — Удивился я прозвищу друга, пока тот сноровисто осматривал мои руки и внимательно заглядывал в глаза. Говорил же, не о том думаю! Выглядел он при этом угрюмо. За прошедшее время он не так чтобы сильно изменился, но лицо заметно осунулось. Трехдневная щетина и впалые глаза лучше слов говорили о том, что жизнь у него была не самой комфортной. При приближении друга я ощутил неприятный запах нестиранной одежды и застарелого пота.

— Лом, его «Пушкиным» называет. Не может запомнить. — Разъяснил Макс, заметив мое удивление.

— Ты поменьше базарь, Птиц, а то клюв он знаешь, и сломаться может, — здоровяк носивший кличку Лом недобро прищурившись, взглянул на Орлова, а тот стушевался. Меня прямо-таки повергло в шок. Я даже не обратил внимания, что прыщавый тип по-хозяйски так, открыл дверцу машины и осматривал салон. Зная вспыльчивый характер Орлова, я просто не понимал, почему этот здоровяк еще стоит на ногах. Прозвище было не самым благозвучным, да что уж говорить, оно было нелепым. Тот Орлов, которого я знал, ни за что в жизни не потерпел бы такого обращения. Непонятно. А неизвестность меня сильно настораживала.

— Нормальный он, ран нет, ни царапины, — отрапортовал Ленский и выжидающе уставился на верзилу. Прыщавый тип, закончив осмотр моего транспортного средства, обратил внимание на меня, я в свою очередь разглядывал его, что ему не особо нравилось — заметил по выражению лица. Парень был небольшого роста, чуть ниже Макса, субтильного телосложения и с некрасивым лицом усыпанным угрями. Возраст назвать было трудно, слишком уж много было прыщей. Судя по тому, что Лом так же смотрел на щуплого, решения, по каким-то неведомым причинам здесь принимал именно он.

— Значит так, — видимо приняв какое-то решение, щуплый обратился ко мне. — Ты находишься в гостях и ведешь себя как в гостях. Оружие, если есть, все сдать. Стены здесь высокие — зомби нет совсем. Все припасы сдаешь в общаг. Лом проверит твою лоховозку. Смотри не скрысь чего, а то… — Тип, явно рисуясь, достал из-за спины Макаров и прицелился в меня. Я бы не сказал, что испугался, но взгляд на пистолете задержал, мысли вновь ушли в сторону от происходящего. Я задумался о том, помог бы мне пистолет против тех мутантов? Что-то подсказывало мне, что не помог бы. Там нужно было что-нибудь помощнее. С другой стороны обычному человеку одной пули из такого вот пистолета хватит с головой. По крайне мере, понял по какой причине, этот мелкий отдает тут приказы.

— Усек, блондинчик? — прыщавый заметив мое оцепенение и приняв его за страх, довольно осклабился и убрал пистолет обратно за пояс. От меня не укрылось его самодовольство. Серьезно? Он действительно подумал, что напугал меня? Я не был бесстрашным героем, но за последние несколько дней, и особенно ночей, мой «страхометр» претерпел некоторые изменения. Если раньше меня страшила гибель в абстрактном ее понимании, скажем, от кирпича по голове или от выстрела в сердце, то теперь я боялся иной участи — мертвецов. Быть заживо съеденным толпой восставших или разорванным на куски мутантами. Страшная смерть. Да и не чувствовал я угрозы от этого лопоухого парня. Вот нисколечко не ощущал. Меня даже немного повеселила его показушная угроза. Ну, прямо как в сериалах девяностых, где актеры театрально дули щеки и морщили лоб, стараясь мимикой изобразить свою злобность. Цирк — одним словом. Размышления вновь заставили меня выпасть из реальности. С этим стоило, что — то делать, срочно. Видимо решив, что произвел на меня должное впечатление, прыщавый хмыкнул и вразвалочку пошел в сторону дома, а его помощник подошел ко мне и требовательно выставил руку с ключами.

— Лекс, отдай Лому ключи, он машину перегонит, что бы тут не мешалась. — Голос Ленского вывел меня из раздумий. Я на автомате отдал ключи, и только после того как здоровяк уже залез в машину понял, что не забрал оттуда вещи.

— Че те надо? — Ощерился Лом, когда я распахнул пассажирскую дверь с целью забрать вещи с сидений. Не особо обращая внимания на гыгыкующего дебила, я натянул свитер и куртку и потянулся за рюкзаком.

— Ты че, тупой, блондинчик? У тя в натуре мозгов как у курицы, тебе Клык че сказал? А, на? Ща твои вещи обшманаю, а там посмотрим. — Лом заржал и, отбросив мою руку от МОИХ же вещей, захлопнул дверь. Я даже не успел забрать монтировку. Меня аж затрясло от ярости, когда этот недоумок со свистом тронулся с места в объезд дома. Я уже собрался побежать за ним, когда меня за руки схватили друзья. Но я даже не обратил на это внимания. Моя машина и мои вещи! Я столько страха пережил, доставая все это. И какой-то немытый ублюдок, вот так спокойно, как будто, так и надо, забирает у меня это? Да еще и издеваясь? Кулаки сами собой сжались.

— Алекс, они тебя просто пристрелят или еще хуже — выбросят в овраг, — прецеденты уже были, понизил он голос. — Выжить там — никаких шансов. Там куча мертвецов, — это уже Орлов поддержал друга. Я вспомнил про пистолет у мелкого и поумерил пыл, подыхать из-за машины, которыми весь город заставлен — не хотелось. Да и бросаться на того же Лома, с голыми руками было просто глупо. Я чуть успокоился. Не простил и не смирился, просто решил повременить.

— Чего от вас так воняет? Вы когда мылись последний раз? — Я решил пока сменить тему, поведение мужиков мне не понравилось.

— Так негде же, — Орлов скорчив страдальческое лицо, пожал плечами. Воду отрубили давно уже. Не в Волгу же ходить мыться.

— Ясно, а это кто были, — решил я прояснить ситуацию.

— Лом и Клык… — Николай укоризненно посмотрел на меня, когда я, услышав кличку прыщавого, откровенно заржал. Смеялся долго. Похоже это нервное. - … о том, кто они такие не распространяются. Мы к ним прибились после того как нас ограбили в магазине. Забрали всю наличность и машины, хорошо хоть в живых остались.

— В смысле ограбили? — Я порядком озадачился.

34
{"b":"582856","o":1}