ЛитМир - Электронная Библиотека

- И вы совершенно не правы,- не согласился Уилсон.- Наши специалисты, совместно с экспертами из военно-воздушных сил так же детально изучили записи того боя. Эксперты считают, что русские пилоты действовали бессистемно и хаотично. И именно этим обуславливается их успех. Экипаж атакованного космолета, действовал так, словно ими овладел панический страх. Таран же челнока, был совершенно случайным. Русские хотели напугать наш экипаж, но в какой-то момент потеряли управление и допустили столкновение. Возможность сознательного тарана наши военные отрицают, ввиду несостоятельности данного предположения. Не камикадзе же они. Но самое главное не это. Русский президент, высокопоставленные особы и СМИ в один голос твердят об успехах в создании малых космических кораблей на орбите, и новом, более совершенном двигателе. Они так упорно хотят нас в этом убедить, что невольно возникает вопрос, к чему им это. И недавно мы сумели получить ответ. Они усиленно выдают желаемое за должное.

Глава ЦРУ обвел всех присутствующих взглядом полным достоинства. Господи, подумать только, он не просто на вершине своей карьеры, но еще и принимает участие в решении судеб миллионов. Ни с чем несравнимое и непередаваемое чувство. Хотя-а... А почему собственно говоря он решил, что это вершина его карьеры. Есть еще кура расти и взбираться. Есть.

- Наши предположения оказались верными,- после короткой паузы, продолжил он,- под видом съемки сериала, и исследований в области металлургии, русские подобно нам подняли на орбиту космолеты в разобранном виде. Но желая сэкономить, перехитрили сами себя. Согласно полученным сведениям, тот случай, оказался исключением. Машина дошла до станции. Но после детального обследования выяснилось, что в результате перегрузок чуть не все несущие конструкции корпуса покрылись множественными трещинами. Подтверждением тому стал космолет буквально развалившийся на части, несколькими днями позже. Пусть в безвоздушном пространстве и не наблюдается таких нагрузок на фюзеляж как в атмосфере, но избежать их полностью просто невозможно. Не так ли?- Взгляд на директора НАСА.

- Да, это так. Масса машины никуда не девается и сказывается, при возникающих перегрузках во время разгона и маневров,- согласился Полен.- Но не думал, что русские могли так просчитаться.

- Помимо этого, выяснилось, что и с двигателями у них не все так уж безоблачно. Было зафиксировано несколько поломок, а один из двигателей и вовсе взорвался. Правда, экипажу удалось спастись. Вот чего у русских не отнять, так это совершенства систем спасения экипажа. Словом, вся эта шумиха, всего лишь завеса, и не более. Они выдают желаемое за должное, дабы ввести нас в заблуждение.

- Возможно сведения неточны,- попытался было возразить Полен.

- Сведения заслуживают доверия, и подтверждены тремя независимыми источниками, один из которых находится непосредственно на орбите,- покачав головой, ответил Уилсон.

- Тем более, нам нечего волноваться,- продолжал настаивать на своем Полен.- Ведь даже по вашим словам выходит, что очень скоро мы оставим русских позади, потому что наши двигатели уже подошли к завершающему этапу.

- Причины для волнения все же есть, мистер Полен,- не согласился глава ЦРУ.- Данная картина имеет место на сегодняшний день, и совершенно не соответствует завтрашнему. Разработки русских в области термоядерного синтеза значительно опережают наши. Мало того, русские уже сейчас, ведут широкомасштабные работы в попытках втиснуть этот самый реактор в габариты ракеты. Да, вы можете сказать, что отставание в два года, в данном направлении не столь уж и существенно, потому что можно упереться в одну проблему, и начать буксовать в безрезультатных попытках сдвинуться с места. Но скажите, если русским все же удастся добиться успеха, какова будет грузоподъемность ракеты с термоядерным двигателем? А главное, себестоимость подъема одного килограмма. При том, что термоядерный реактор практически не причинит вреда окружающей среде.

- Если русским это удастся, то необходимость в ракетах, как в таковых отпадет. Они смогут строить корабли непосредственно на Земле, и выводить их на орбиту с космодрома. Но это в принципе невозможно. Термоядерный реактор настолько громоздкая и тяжелая конструкция, что такой двигатель не сможет поднять на орбиту сколь-нибудь значимую полезную нагрузку.

- Когда-то русским удалось вогнать в компактные размеры ракетного двигателя, ядерный реактор. И кстати, именно русской разработкой мы и пользуемся сегодня. А ведь наши ученые, в свое время, так же качали головой, и говорили о том, что это невозможно,- возразил Уилсон.- Итак, если русские смогут добиться успеха в этой области, то наше преимущество на орбите растает как утренняя дымка. А как только они получат неоспоримое преимущество, то непременно покажут свой звериный оскал. Мы уже несколько лет назад загнали их в тупик, но они увидели выход в своем превосходстве на орбите. И если перекрыть им и эту возможность, крыса окажется окончательно загнанной в угол.

- То есть, вы настаиваете на том, чтобы нанести удар первыми?- Уточнил Гаррисон.

- Именно, господин президент,- подтвердил директор ЦРУ.- Мы все же исходим из того, что у русских не все так плохо, и находящиеся на «Мире-2» космолеты являются полноценными боевыми единицами. Разве только не рассчитаны на столь мощный двигатель. Но даже в этом случае они имеют только два десятка космолетов. Двенадцать шатлов в Уральской группировке, четырнадцать в Нижегородской, восемь в Московской и четыре в орбитальной. Получается два десятка космолетов и двадцать шесть шатлов. Итого сорок шесть машин, против нашей сотни космолетов и полусотни орбитальных самолетов. К тому же, на каждые четыре русских шатла, для запуска, приходится только один самолет носитель. В то время когда мы имеем по одному носителю на пару самолетов. К тому же, русская станция безоружна. При столь плотных инспекциях невозможно укрыть вооружение, способное наносить удары по Земле, с орбиты. Слишком уж оно крупногабаритное. И напротив, на нашей станции установлено две пушки Гаусса, способные метать двухсот килограммовые снаряды.

- Я согласен, с мистером Уилсоном,- вновь подал голос министр обороны.- Сегодня мы обладаем неоспоримым преимуществом, пусть это и обошлось нам дорогой ценой. Но завтра, от этого превосходства может не остаться и следа. НАСА не в состоянии нам предложить что-либо по настоящему действенное, в то время как русские опережают нас, если не в силе, то в научных разработках. Мы обязаны использовать наше преимущество.

- Другие мнения имеются?

Президент обвел взглядом всех присутствующих. Н-да. Выступили все единым фронтом. Директор НАСА конечно имеет отличное мнение, но он не в счет. Его дело космическая программа, а не принятие политических решений. И все же, Гаррисон не был готов отмахнуться от соломинки, в попытке предотвратить глобальный конфликт. Нет, если он будет убежден в том, что это неизбежно... Но пока он все же верил в то, что не все так плохо.

- Мистер Полен, как продвигаются дела с проектом «Энтерпрайз»?- Поправляя запонки, поинтересовался президент.

- Все идет по графику,- доложил было тот, но потом, уловив настроение Гаррисона, убежденно уточнил.- Однако, если правительство сумеет увеличить финансирование, мы можем форсировать проект.

- Господа, я верю в то, что все вы заботитесь о благе нашей страны. Но, признаться, мне меньше всего хотелось бы быть президентом, развязавшим большую войну. А я сомневаюсь, что с Россией получится иначе.

- Но-о...- начал было советник по безопасности.

- Приведенных доводов слишком мало, для принятия столь радикального решения. Убедите меня господа, что иного выхода нет, и тогда я со всей решительностью буду отстаивать наши геополитические интересы. Пока же, ваши выкладки выглядят откровенно слабо. Мистер, Полен, правительство подумает над изысканием потребных вам средств. Господа, прошу меня простить, но я вынужден вас оставить.

Ну чего тут непонятного. Их попросили. Как видно, первое лицо страны, если не сказать мира, был под впечатлением от вывалившегося на него груза, и нуждался в передышке. Присутствовавшие переглянулись, и начали подниматься со своих мест, демонстрируя полное единодушие. И только директор НАСА выбивался из общего ряда.

52
{"b":"582871","o":1}