ЛитМир - Электронная Библиотека

Андрей, быстро вводит в планшет данные, работая в режиме онлайн с планшетом ведомого. Поэтому, у штурмана второй машины уже отображается вектор нового курса. По факту, Полынин сейчас задает курс обоим унилетам, сосредоточив управление в своих руках. Командир звена, только и того, что принимает решение.

Разумеется, ведомый может разорвать это соединение, и действовать либо самостоятельно, либо по получаемым от ведущего данным. Вот только результат этого неизменная потеря времени, о ценности которого уже говорилось.

Семена вдавило в ложемент перегрузкой. Причем она оказалась настолько серьезной, что даже ему с его высоким порогом, пришлось несладко. А уж как оно досталось парням, и говорить нечего. Но с другой стороны, и выхода иного нет.

В этот раз с результативностью, оказалось еще хуже. Из трех ракет выпущенных Семеном, в цель угодила только одна. Остальные три машины, так и вовсе промазали. Но с другой стороны, грех жаловаться. Три ноль. И счет не в пользу противника.

Тактический планшет выдал тревожную трель. Взгляд на экран. Целая россыпь ярко желтых отметок, и сразу четыре красных. Похоже, американцы решили расправиться с русскими едва ли не первым же залпом. Ну да, между желаниями и возможностями, есть одна большая разница.

- Двести двадцатый, переходи на ручной режим. Противоракетный маневр,- приказал Семен ведомому.

- Принял «Кречет». Выполняю.

Начатый штурманом и пока еще не завершенный маневр пришлось отменить. Но с другой стороны, они уже ушли с прежней траектории. По меньшей мере, ракеты малой дальности и пушки, им уже не угрожают. А вот с более серьезными гостинцами придется изрядно повозиться.

Развернуть унилет, под острым углом к преследователю, и полную тягу на маршевые двигатели. Перегрузка вдавила тела в ложементы с такой силой, что перед глазами поплыла красная пелена. Ощущения такие, будто его размазывает в тонкий блин. Вот только ни расслабляться, ни отпускать штурвал сейчас нельзя. Машина в ручном режиме, и только от тебя зависит, насколько тебе удастся разминуться с костлявой.

Программа автопилота ни в коем случае не совершила бы этот маневр. На подобные изощренные методы самоубийства способен только человек. Вот он и старается. Хотя бы потому что не видит иного выхода, преследуемый другим человеком, жаждущим его крови.

Еще десять лет назад космонавты и помыслить не могли о том, чтобы перейти на ручное управление. Нет, они постоянно тренировались, проходили тестирования. Способы ручного управления систематически модернизировались. Но ни разу, ни один космонавт не управлял кораблем на практике.

Все изменилось, едва только на горизонте забрезжила возможность боевого столкновения. Подобное никак нельзя доверить машине. С этим может справиться только человек. Вот он и справлялся. Из последних сил.

- Андрей, ты как?- Быстрый взгляд на бледное лицо штурмана, отчетливо видимое под прозрачным забралом.

- Н-нормально командир,- хорохорясь, но все же через силу, отвечает тот.

- Держись брат.

- Да, выбор-то у меня не велик.

Новый сигнал тревоги.

- Командир, нам на хвост сели еще три ракеты.

- Дай сектор, чтобы прежние не смогли отвернуть.

- Даю.

На экране появился сегмент космоса, выкрашенный в бледно розовый цвет, обозначающий безопасную зону, исходя из расчетов скорости, маневренности и запас топлива ракет. Спасибо деткам, и трофею, захваченному благодаря им. Имея характеристики ракет, и заложив их в тактический планшет, не так уж и сложно прогнозировать их возможности.

Семен быстро оценил обстановку, ввел возможный вектор траектории. Слишком узкий сектор для маневра. Шанс разминуться с ракетами и без того мал, а тут еще и маневр будет стоить просто запредельных перегрузок.

- Андрюха держись.

Кречетов, в очередной раз развернул машину, и дал полный форсаж. Даже вроде как услышал хруст своих позвонков. Показалось конечно же. Будь это действительно так, и ему не миновать серьезной травмы. И никакие перегрузки не смогли бы сгладить всю гамму болевых ощущений. А скорее уж усилили бы их. И вообще, остаться при этом в сознании ему точно не грозило. Но все одно, впечатления просто зашкаливали.

Пока суд да дело, выпустил последнюю шрапнельную ракету, а вслед еще две средней дальности. Благо система целеуказания способна сопровождать до шести целей одновременно. Скорее всего, противник увернется. Пусть опыта работы в безвоздушном пространстве у американцев и не так много, как у россиян, все же их не в дровах нашли. Но главное дать им понять, что безнаказанно чувствовать себя не получится.

Противник оценил, и маневр, и ответный огонь. На первое они ответили очередной порцией ракет. Второму противопоставили противоракетный маневр. Самый обычный стандарт. И он вполне сработал, чего уж там. Это же не вертеться как угорь на сковороде.

Уворачиваясь от очередной опасности, Семен вновь развернул унилет, и дал полную тягу. Уходя из сектора одних снарядов, они оказывались под возможным ударом самых первых ракет, которые в настоящий момент с маниакальным упорством закладывали вираж, чтобы таки дотянуться до верткой цели.

Курс держится устойчиво. Теперь заглушить двигатели, и лететь по инерции как баллистический снаряд. Все. Нет их. А для верности, запустить систему РЭБ*. Вот только не забыть при этом отрубить всю свою электронику. Не то, она потом минимум полминуты будет приходить в себя.

*Система РЭБ - система радиоэлектронной борьбы.

Все сработало как надо. Много ли это, десять секунд? Порой, очень много. Вот сейчас, например, они каждой клеточкой ощущали невероятный покой. Этот короткий промежуток времени растянулся для них едва ли не на час. Хотя-а... Очень может быть, что причиной этого послужила вовсе не отсутствие физических перегрузок, а ожидание того, как поведут себя ракеты противника.

Вновь двигатели ожили, вдавливая экипаж в ложементы, и высекая из глаз слезы. Да сколько можно! Н-да. А сколько нужно. Потому как, жить захочешь не так раскорячишься.

Взгляд на тактический планшет. Отлично! Ракеты противника ушли в молоко! Как это у них могло получиться, решительно непонятно, но они смогли это сделать. Нет, еще ничего не закончилось. Но те гостинцы, что уже были в пути, теперь не опасны.

Н-да как впрочем и запущенные Семеном. Впрочем. Преследующую его троицу ему уже не достать. А вон того, красавца, что носится, за ведомым Кречетова в стороне. Так случается. Их пару разбили, и теперь пытались достать по одиночке. Хотя... Признаться, Семен не представлял как они с ведомым смогли бы противостоять сразу шестерым.

Но похоже, Семен все же сможет помочь своему ведомому. Уж очень удачно все сложилось. Выводя машину на очередной вираж, Семен провел перезахват цели. Наверняка компьютер американца сейчас взвыл об опасности. Вот только, вряд ли пилот успеет что-либо предпринять. Слишком небольшое расстояние, изменения в курс ракеты незначительны, и она уже набрала маршевую скорость.

За тем, как отметка мигнув из синей превратилась в зеленую, Семен наблюдал уже вновь испытывая сильнейшую перегрузку, от очередной смены курса. Господи, и в который уже раз, за... А сколько прошло времени? Скорее всего, очень мало. Вот только отвлекаться на хронологию последнее дело. Просто некогда. Вот если выживут. Но сначала нужно выжить...

Беспрестанно маневрируя, уходя и отстреливаясь от наседающих американцев, ему удалось таки то, к чему он стремился. В конце концов, его унилет взмыл ввысь, оставляя три космолета далеко позади, и совершенно беспомощными. Нет, они еще попытались его достать. Но ракеты так и не достигли цели, причем Семен даже не пытался от них уклоняться, улепетывая строго по прямой.

Ошибочка. Позади осталось не три вражеских космолета, а два. Третий сейчас уже устремился к Земле, разлетаясь на части. Оба члена экипажа скорее всего уже мертвы. А вот два остальных, оказались в ловушке, и теперь только и могут, что взирать на происходящее в бессильной злобе. Ну и возносить молитвы, чтобы их вытащили раньше, чем их система регенерации выработает свой ресурс.

72
{"b":"582871","o":1}