ЛитМир - Электронная Библиотека
A
A

«Скажи, пожалуйста, что ты имеешь в виду, говоря об отношениях? У нас с тобой просто общение. Не отношения»

Где — то слышала, что разбитое сердце означает, что все — таки любовь вошла в него. Попыталась стать взаимной и поделиться, но не вышло, и она ушла. Уничтожая все вдребезги.

День, который должен был стать началом чего — то большего. День, когда Лина решилась сама открыться ему. Признаться. Дать понять, что для нее он — весь смысл. Этот день омрачился и погрузился в вечный мрак. Она запомнит его навсегда. День, когда она умерла морально, став существовать физически. День, который положил начало бесконечному ожиданию. Вместо надежды теперь останется только напрасные иллюзии.

Звонок телефона заставил ее шмыгнуть носом и придать голосу больше твердости. Она не будет плакать. Не позволит, чтобы он пожалел ее. Самое худшее — это не любовь без ответа. А любовь, получающая взамен жалость.

- Да, Микаэль? - оживленно ответила Лина, прикусив почти до крови нижнюю губу.

- Твое сообщение меня смутило, на самом деле, - откровенно признался мужчина. - Для меня отношения — это что — то серьезное, понимаешь? Мы с тобой прекрасно понимаем, что когда — нибудь перестать общаться и…

- Почему мы должны перестать?

- Если я женюсь, то мы же не сможем, как раньше? - пробормотал Микаэль. - Когда ты выйдешь замуж, мы точно не будем общаться.

- Я не выйду замуж!

- Почему?

Потому что невозможно наполнить и без того полный до краев стакан воды. Нельзя заставить сердце, в котором целый безграничный океан любви к одному мужчине, полюбить кого — то другого. Никогда не получится. Как бы кто ни старался, но провалится с треском. Слишком сильно полюбила она Микаэля Клекчани. Безоглядно. Безумно. Кажется, и в ее жилах течет эта любовь. К нему.

Молчала, не в силах ничего произнести. Пусть сегодня скажет он. Выговорится наконец — таки и перестанет мучить ее молчанием. Правда, что станет палачом для нее, безжалостно убивающим мечты, она сама ждала ее. Выхода нет. Сегодня она будет слушать только Микаэля…

- Я понимаю, учеба и карьера, - не дал ей вставить слово Микаэль. - Но когда — нибудь ты встретишь другого парня или я девушку...Все равно ничего не бывает вечным.

- Зачем смотреть, что ждет в будущем? - непонимающе переспросила Лина. - Нужно жить сейчас, а не думать о том, что будет завтра. Наслаждаться и радоваться каждым мгновеньем, а не предполагать и строить планы. Зачем ты так глубоко смотришь вперед?

- Так нужно делать, моя хорошая, - перебил ее Микаэль. - В жизни, как в шахматах. Всегда нужно просчитывать ходы и опережать ход мыслей противника.

- А кто же противник? Я?

- Нет, конечно! - приглушенно засмеялся Микаэль. - В шахматной игре с жизнью нашим противником становится время.

Она не узнавала этот циничный голос. Будто с ней говорил не тот мужчина. Не ее Микаэль. А чужой человек, рассказывающий о философии, без лишних чувств. Словно ведет разговор с незнакомкой, а не с ней.

- Мне кажется, ты что — то недоговариваешь, - сильнее впившись зубами в нежную кожу губы, не обращая внимания на железный привкус крови, продолжила Лина. - Чего ты боишься, Микаэль?

- Ничего, кроме, - он выдержал значительную паузу. - Я не хочу, чтобы ты ко мне привязалась. Не хочу сделать больно. Не оправдать твои ожидания и разочаровать. Поверь, потом останется горький осадок.

Лина это знала. Она все потеряла, когда ему сердце, как награду, вручила, полностью и слепо доверившись. Он же взял ее душу, наслаждаясь чистотой еще не запачканной грязью души. Она же ни о чем не просила, кроме одного. Он же обещал тоже всего одну вещь. Не отпускать ее…

- Разочарования приходят вместе с любовью, Микаэль, - тихо сказала Лина. - Так всегда бывает. Боль — спутница любви, а ты мне как — то говорил, что это вовсе не так.

- Ли, послушай…- Пламя внутри уже не грело ее. Оно горело, сжигая и испепеляя дотла. Убивало. Стало так пусто и одиноко. Вновь обратился к ней так ласково, но все же резал без жалости. Без ножа. Лишь словами.

- Что плохого в том, что я привяжусь к тебе? - недоуменно спросила Лина. - А если и у тебя появится ко мне привязанность?

- Этого не будет, - твердо отчеканил Микаэль. - Я умею подавлять эмоции. Я никогда не привяжусь к тебе, Лина! Мне приятно общаться было, но привязанность...Это невозможно!

С этого момента и до конца последнего вздоха Лина будет ненавидеть до остервенения слово «ВСЕГДА». Лживое. Фальшивое. Лицемерное. Оно сломало не только ее судьбу, но и многих других. Ничего не бывает ВСЕГДА. И он доказал ей…

Она чувствовала, что это последний разговор. Чувствовала, что больше ничего не повторится. Ничего более не вернуть. Не верила в истину, которая предстала перед ней.

- Ты хочешь перестать общаться? - задала вопрос и замерла, превратившись в напряженную струнку. Слезы застыли в ее глазах, тоже не решаясь вырваться наружу. Застыла, ведь все зависело сейчас от него.

Любовь не может смириться с равнодушием. Пусть порой она много болтала без умолку или писала длинные сообщения, но она любила его. Больше, чем жизнь. Описать это чувство настолько сложное. Кто — то воспримет обычной детской влюбленностью, которая у всех была и прошла, но тот, кто знает истинное значение настоящей любви, поймет, что Лина Альби, действительно, полюбила Микаэля Клекчани. Не за внешность. Не за приятные разговоры. Нет. За то, что он есть. И саму себя на муки обрекла…

И Микаэль прекрасно понимал, к чему все ведет. Слишком чиста и воздушна для этого жестокого мира. Для него. Не подозревал, правда, как за маской сильной девушки, разговаривающий с ним так, будто ничего значимого для нее не происходит, изнывает раненая душа. Стонет беззвучно, но до него не доходит. И не дойдет никогда.

- Да! Я долго думал, - ответил Микаэль, и одинокая слеза скатилась по ее щеке, а за ней вторая. Третья...Она молчала, не намереваясь больше ничего говорить. Главное, не разрыдаться, окончательно опустившись в глазах мужчины.

- Думал очень долго? Почему так ты решил, Микаэль? - выдавила Лина и вцепилась в край покрывала на кровати.

- Никому не открывай свою душу, кроме родителей и своего будущего мужа! И что -то можешь доверить мне...

- В смысле?

- Да, если тебе важно моё мнение! Мне тоже можно открыться и ничего не утаивать

Ее главная ошибка заключалась в том, что в ту минуту она не спросила всего одну вещь. Она должна была узнать, но замолчала, а он и не говорил больше. Всего один вопрос, оставшийся навсегда в них.

А кто ты, Микаэль, для меня?

Лина верила в это чувство. Поселив его в мире своего сердца, она не думала, что в один день ее мир станет капканом для нее.

- Так получилось, что я встретил другую, - признался Микаэль, и телефон едва не выскользнул из ослабевших пальцев. Голова от обиды и шока закружилась, а в спальне эхом разносилось «Другая...Другая...»

Разорвалось в груди ее сердце, роняя осколки. Не больно. Кажется, уже неживая. Слезы мгновенно высохли, а взгляд стал стеклянным, подобно мертвецу.

Мечты не цвели уже, как раньше. Он жестоко вырубил их. Под корень.

- Ты встретил девушку? - Не поняла, как смогла так спокойно произнести всего три фразы, а что — то внутри ухнуло вниз.

- Да, мы познакомились с ней совсем недавно, - подтвердил Микаэль. - Я знаю тебя больше, чем ее, конечно, но вот тут такое мероприятие намечается. В общем, я собираюсь в апреле в Италию, чтобы как бы познакомиться поближе.

- Смотрины, да?

- Что — то вроде этого, - согласно поддержал ее Микаэль, и Лина иронично засмеялась, не понимая, почему вместо слез возник этот дурацкий смех.

- Настоящий итальянец от мозга до костей, - бросила она. - Надо было сказать мне об этом раньше, Микаэль! Я все поняла...Не беспокойся, ты совсем не обидел меня и не ранил. Чтобы мне больно, я должна была тебя….тебя...Все хорошо! К тому же я сама говорила, что, когда ты женишься, между нами не будет никаких отношений...Извини, общения!

23
{"b":"582875","o":1}