ЛитМир - Электронная Библиотека

Рампейдж дрожала:

— Эм… можно прекратить выкрикивать всё это… пожалуйста?

— Кроме того, вот она та, хм, путана, что разъезжает на маленьком дружке Стигиуса, — я ткнула копытом в сторону Психошай.

— Эй, он не маленький! — горячо возразила пегаска, и я была вынуждена согласиться. Она уставилась на лицо Тенебры, — Никто никуда не заберёт Стигиуса!

— ОТВЕТ НЕВЕРНЫЙ, — взревела та, и тьма вокруг нас ожила! Щупальца теней обвились вокруг наших ног, роняя нас и не давая вырваться. Я задёргалась, пытаясь подняться, но они лишь затягивались всё туже и туже.

— О, это что-то новенькое! — крикнула Рампейдж, борясь с темнотой. В моей голове слышался шёпот Богини, раздумывающей, стоит ли принимать одного или двух ночных пони в Единство, ведь тогда она смогла бы наложить копыта на их магию.

Психошай уклонилась от усиков, метнувшись жёлтой молнией к Тенебре, и впечатала свои копыта в её шлем. Я раздумывала, стоит ли входить в З.П.С. или нет. Магия теней поглотила моё оружие, но у меня всё ещё оставался рог. Я взглянула на растерянного Стигиуса, который просто-напросто не знал, что делать.

— АЙ! ТЫ, ПРИСТАВУЧАЯ… ОЙ! ОСТАНОВИСЬ, ТЫ! — ревела Тенебра, пытаясь схватить мечущуюся пегаску своими тенями. Ночная пони была слишком неповоротлива, чтобы вовремя повернуться к Психошай мордочкой.

— ПРЕКРАТИ, ТЫ, МЕРЗАВКА! — отчаянно крикнула она.

Психошай свалила Тенебру на землю, сшибив шлем с её головы. Вопли пони превратились в высокий писк и едва слышное щебетание, когда пегаска окунула мордочку Тенебры в грязь.

— Стигиус никуда с тобой не пойдёт! Он свободен! Может решать сам! Если он захочет остаться, ты ничего с этим не поделаешь!

— Пожалуйста, прекрати, — сказал жеребец около меня, надев шлем своей сестры. Я подозревала, что он едва слышно шепчет, чтобы его голос оставался тихим. Ночной пони подбежал к борющимся и помахал крылом между двумя остолбеневшими кобылками, разделяя их.

— Я прошу прощения за своё опоздание, сестра. Действительно, мне был дан один час, и я намеревался потратить лишь его. Но, сестра, пожалуйста, выслушай меня. Я прожил эти три дня так, как не жил всю свою жизнь! Я столкнулся с опасностями, ужасами и испытаниями, но в моих странствиях нашлось место и чудесам. Была ли ты осведомлена о том, что в паре минут полёта отсюда ты можешь найти такие мелодии, что никогда не имели своего уголка в нашем тёмном доме? — Он показал крылом в сторону Митлокера и широко ухмыльнулся, — И это лишь одно из тех мест, что стали мне доступны в моих приключениях! И сколько всего ещё я смогу найти?

Вау. Кое-кто в Пустоши действительно мог назвать себя счастливым. Кто б знал?

Тенебра уставилась на него и что-то пропищала. Он потряс головой.

— Ни в коем случае, сестра. Рассказы нашей матери о творящихся тут ужасах и лишениях не содержали в себе лжи. Но не все жители поверхности являются дикарями. Многие смелы, бесстрашны, нежны и…

Его взгляд переместился к Психошай.

— Красивы.

Он подарил ей добрую улыбку и снова воззрился на Тенебру.

— Вынужден признать, я остался с Блекджек ради удовлетворения базовых потребностей. Тем не менее, у неё и её друзей я увидел то, что считаю мудрым перенять нашему виду — доброту.

Щупальца расслабились, и я смогла выпутаться из них. Тенебра снова что-то чирикнула. Он уставился вдаль. Его раздирали сомнения. Она повторилась.

— Ни в коем случае, сестра. Я ни за что не проигнорирую приказ нашего Короля и отца. Но я отнюдь не желаю покидать это место, так как я только начал постигать его прелести, — он взглянул на Психошай, — Прошу… не стоит драться. Я распрощаюсь с ними.

— Ты принц? — вырвалось у Психошай, и Стигиус покраснел. — Почему ты не сказал мне?

Он испустил печальный вздох.

— Принц народа, что проживает под землёй и умирает поколение за поколением в страхе и одиночестве. Ранее я не раздумывал над этим. Теперь я увидел иную жизнь, жизнь Пустоши, где борьба и лишения совмещаются с товариществом и любовью.

Он грустно улыбнулся мне.

— Я благодарю тебя, Блекджек, за твою науку. Ты продемонстрировала истинную дружбу и доблесть.

— Ты уходишь? — тихо спросила Психошай, — Вот так… уходишь?

— Я вынужден. Моя сестра изрекает правду, отец настаивает на моём возвращении. Я непростительно запоздал. — Он потянулся к ней и погладил её щёку крылом, — Будь я не принцем, а мой отец — не королём, я бы прожил остаток своей жизни с тобой. Даже будь я вынужден сорвать крылья со спины, чтобы сохранить секрет своего происхождения. Я увидел такие мужество, страсть и жажду жизни, кои не были доступны мне за все прожитые ранее годы. И вас всех мне будет очень не хватать.

Тенебра странно посмотрела на Психошай, начавшую плакать. Стигиус обнял её крыльями и нежно поцеловал. Рампейдж со вздохом отвернулась. Наконец, они разорвали поцелуй.

— Прощайте, милостивая госпожа. Я буду слышать взмахи твоих крыльев в каждом порыве ветра до конца своих дней.

Он медленно отстранился от неё и отвернулся, отходя к своей сестре.

Я переводила взгляд с Психошай на Стигиуса снова и снова. Кобылка стояла на грани потери очередного пони, которого любила.

— Если собираешь сделать хоть что-нибудь, помимо проживания жизни в постоянных сожалениях, сейчас самое время, — тихо сказала ей Рампейдж.

Психошай судорожно сглотнула и полетела за ними.

— Постойте! Постойте… пожалуйста… — произнесла она, приземлившись перед ним.

— Возьми меня с собой.

Зрачки Стигиуса расширились.

— Прекраснейшая, я не могу. Ты порождение поверхности, а я пришёл из глубин. Идя со мной, ты обрекаешь себя на невозвращение.

— И что? — решительно заявила Психошай. — Всю свою сознательную жизнь я была ничем иным, как инструментом или убийцей. Ты первый, кто заставил меня хотеть того, чтобы стать лучше. Я… ты мне нравишься, Стигиус. Достаточно нравишься, чтобы пойти на риск отправиться с тобой. Если у твоего отца с этим проблемы, ну и ладно. Я с ним договорюсь. Но меня задолбало продираться через жизнь с одной лишь надеждой на то, что она когда-нибудь улучшится.

Стигиус открыл было рот, чтобы заговорить, но Тенебра прервала его намерение, пискнув. Кобылка с тускло-голубой гривой улыбнулась пегаске и строго посмотрела на своего брата, чирикнув что-то.

— Ты уверена? Но отец… — Она прощебетала настойчивую трель. — Поговоришь с ним… но…

И снова длинный писк от неё, и он принялся отнекиваться.

— Нет… Я бы предпочёл… предпочёл не жениться на тебе, дорогая сестра. Действительно предпочёл бы…

Он повернулся к Психошай и крылом вытер её слёзы.

— Вам бы поторопиться, — сказала я, оглянувшись на Митлокер. Кто-нибудь рано или поздно заявился бы оттуда, чтобы начать задавать неприятные вопросы насчёт криков.

— Надеюсь, дельце выгорит. Спасибо за помощь… со всем, — я смущённо улыбнулась.

Психошай развернулась к Рампейдж, но та лишь вымученно ухмыльнулась и помахала копытом.

— Вперёд, сумасшедшие детишки. Счастлива за вас обоих. Нет ничего лучше чувства, когда отыскал своего особенного пони, — её челюсти пытались удержать улыбку на мордочке.

— Ну, тогда… пока, — сказала Психошай.

— Прощай, Психошай, — ответила я.

Она качнула головой.

— Не Психошай. Виспер. Я собираюсь начать новую жизнь, а какая новая жизнь обходится без нового имени?

Она присоединилась к парочке ночных пони, уверенная в себе и своём будущем. Они взлетели, направляясь к северо-востоку и обогнув по дороге кратер на месте тюрьмы.

После минуты тишины Рампейдж шмыгнула носом.

— Она получила шанс на жизнь, которая будет принадлежать только ей… Счастливая девочка…

Лакуна рухнула с небес, приземлившись рядом с нами. Она буквально искрилась от переполнявшей её магии, которая отправила бы нас домой.

— Привет всем. Я что-то пропустила?

Потребовалось немного времени на объяснения, в ходе которых Лакуна выглядела очарованной теми магическими силами, что имелись в распоряжении у сестры Стигиуса. Теневая магия, видимо, заинтересовала Твайлат настолько, что она буквально ввалилась в Лакуну, заставив ту потесниться. Рампейдж в основном молчала, выглядя… задумчиво? Она скривилась, когда я сообщила Лакуне, насколько счастлива была Виспер заполучить новую жизнь, и пробормотала что-то себе под нос, отвернувшись.

11
{"b":"582879","o":1}