ЛитМир - Электронная Библиотека

— Почему? — спросила я, желая, чтобы мое сердце грохотало и дыхание шумело. Хотела показать свое волнение и переживание. Эта механическая тишина внутри выводила меня из себя. — Почему я?

— Потому что ты можешь, а я нет! — выкрикнул он мне в лицо, и по его щекам от отчаяния потекли слезы. — Потому что у тебя есть сила сделать это, а у меня нет! Ты творишь дерзкое и невозможное каждый день, и я знаю, что если ты захочешь изменить все это, ты сможешь!

Он закрыл глаза, покачиваясь на грани того, чтобы сломаться.

— Ты делаешь так много… Сделай это…

Что за хрень творится со мной? Почему я пытаюсь рационализировать это? Я должна просто взять бутылку или десять виски, выпить их залпом и полностью разнести весь этот прогнивший беспорядок. Но как бы я не хотела этого, я также знала, что ничто не бывает так просто в Хуфе. Я бы могла закончить убийством всех пони, если бы поступила неправильно.

Но я так же знала, что П-21 нуждается в этом, также, как мне было нужно найти Горизонты. Не имело значения, что мне нужно было здесь; ему нужно было кое что еще от этого места. Шанс рассчитаться за Девяносто Девятое.

Я посмотрела на него и затем прикрыла глаза. Не все вертится вокруг тебя, Блекджек.

— Хорошо, — сказала я тихо и увидела, как потрясение расползается по его лицу. — Давай хотя бы не делать что-то резкое прямо сейчас. Нам нужна информация и ты должен достать ее. Первое, что ты можешь, это ускользнуть и хорошо осмотреться в этом месте. Посмотри, если сможешь найти, где крепостные работают, их условия и дай мне честную оценку. Если все так плохо, как ты думаешь, то… мы подумаем, что можно сделать, не убивая всех пони подряд. Хорошо?

— Я… да… конечно… — пробормотал он, будто пытаясь проснуться от плохого сна и убедиться, что творящееся вокруг реально.

— Я… Спасибо, что доверила мне это, Блекджек. Когда я увидел это место и этот канделябр, — он с отвращением фыркнул, — В Башне Тенпони по крайне мере не было этого дерьма с крепостным правом.

Я похлопала его по плечу.

— Не благодари меня пока что. Я помогу, чем смогу, я имею ввиду, когда, как я сказала, мне не придется убивать пони в уплату за поспешность. У меня не лучший послужной список исправленных поселений, с благими намерениями или нет. Хорошо? И это может задержать нас, учитывая, что у меня уже есть Лайтхувз, Когнитум, Легат и кто знает, с кем придется иметь дело прямо сейчас, — и Богиня, враг, о котором я не могу никому рассказать!

— Правильно. Просто… правильно… — сказал он и глубоко вздохнул, потирая лицо тыльной стороной щетки над копытом. — Хорошо. Спасибо тебе.

— Просто не попадайся и поговори с нами прежде, чем что-то предпринимать, — сказала я, осторожно его погладив.

Он не дернулся в сторону; я предположила, что, может, мы уже навсегда оставили это в прошлом.

— Хорошо. Береги себя. Я передам вещи Скотч и остальным.

Он кивнул, и я вышла из ванной комнаты. Грейс, Сплендид и Шарм разевали рты в изумлении, Скотч Тейп и Глори — с беспокойством.

— Милые… хм… Туалеты. Такие блестящие.

Глори изучающе рассматривала меня, но Скотч Тейп просто усмехнулась, глядя на озадаченных благородных единорогов.

— Агась, это та кобыла, что приводит вас всех в ужас. Бойтесь за свои стульчаки!

— Действительно, — пробормотал принц Сплендид, затем наконец закрыл свой рот, улыбнувшись. — К сожалению, есть нечто требующее моего внимания. Убедись, что она доберется до отца, дорогая сестра.

На этом он развернулся и быстро порысил прочь.

— Только не это! — рассмеялась Шарм. — Должно быть, слухи уже распространяются! — сказала она, убегая.

Грейс замерла на месте, слабо шевеля ртом какое-то время, и затем, закрыв лицо копытом, прорычала:

— Аргх… отлично! Кто-то должен это сделать! — развернувшись, она пробормотала. — Сюда.

— Я что-то пропустила? — спросила Глори.

— Сплендид расскажет Дью Троту, Стиплз и Орандж о вашем прибытии, вероятно добавив, что единолично остановил вас от распыления охраны в кровавые пятна. А Шарм будет маленькой занозой в моем заду, — сказала Грейс, затем выпрямилась. Глубоко вздохнула, удерживая копыто у груди, и резко выдохнув, посмотрела на меня. — Что же. Давай доведем тебя до кабинета отца. Затем я отведу твоих друзей куда-нибудь, где они смогут освежиться, пока гостят у нас.

— Вы серьезно относитесь к своим обязанностям, — Глори наблюдала, как принцесса уводит нас от хорошо одетых пони.

— Кто-то должен. Быть принцессой — это больше, чем просто получать все, что захочешь, — чопорно ответила Грейс. — Вопреки тому, что по этому поводу думают мои брат с сестрой.

Она пробежала вниз в холл и вверх по лестнице на третий этаж.

— Кабинет отца. Он решил, что вам хотелось бы подождать его здесь для разговора наедине. Он скоро будет, — она развернулась к моим друзьям. — Теперь к остальным из вас. Желаете те ли вы пообедать, принять ванную, поспать или сходить на экскурсию?

— Пообедать, — сказала Скотч, подняв копыто.

— Принять ванну было бы замечательно, — сразу же просияла Глори.

Бу издала громкий зевок.

П-21 отступил к холлу.

— Конечно. Я был бы счастлив осмотреться.

Лакуна ничего не сказала. Она стояла неподвижно, как камень.

— Ну конечно, — со вздохом пробормотала Грейс и затем подарила мне слабую улыбку, — Хорошо, я позабочусь о твоих друзьях и после вернусь за тобой, когда ты закончишь с отцом. Говори кратко и по существу. У него слабое здоровье, он быстро устает.

Я посмотрела, как она ведет моих друзей по коридору и затем открыла дверь. Действительно… У меня есть всего лишь маленький воп…

«Департамент межминистерских дел».

Транспарант, повешенный на дальней стене, был выполнен в элегантных черно-белых тонах. Я смотрела на фотографии министерских кобыл, Гранат, Оникс и даже Голденблада. Я медленно обошла стол, проверила терминал, затем осмотрела зернистую фотографию Голденблада, пожимающего копыто Принцессе Луне.

«Голденбладу предложена незначительную роль в новом правительстве Принцессы», — гласила подпись.

Более четкая картинка показывала металлическую тумбу и большого зелено-фиолетового дракона сжигающего черный силуэт пони потоком зеленого огня.

«Преступник казнен за преступления против Эквестрии».

Тут были карты долины Хуффингтона и всей Эквестрии на стене, утыканные цветными булавками. Большая газетная статья в рамке спрашивала: «Что такое ДМД и кто отвечает за него? Принцессы и министерства не отвечают».

Я видела ряд золотистых шаров памяти на застекленном стеллаже, которые почти заставили мой рог подергиваться. К сожалению, я знала, что этот замок мне не по зубам… Возможно П-21 сможет прийти сюда и позаимствовать их для меня?

Терминал на столе был включен. Там были, должно быть, десятки аудиофайлов. Прослушивание их всех могло занять целый день, но я ничего не могла с собой поделать и ткнула в один наугад.

Файл начал проигрываться, заполняя воздух знакомым хриплым дыханием.

— …должны убедиться, что Кловертейл остается в списке «исключений» ММ. Если Пинки Пай арестует еще одного жизненно важного члена МВТ… — ворчал жеребец.

— Голденблад? — жеребец говорил чистым здоровым голосом, кажущимся до боли знакомым. — Ты опоздал. Гранат уже начала встречу.

Последовала длинная пауза.

— Ты выглядишь ужасно.

— Пинки Пай снова арестовала Кловертейла, Троттенхеймер, — просипел Голденблад, затем стукнул копытом. — Разве она не знает, что компания Кловертейла делает матрицы заклинаний для силовой брони Стальных Рейнджеров? Если избавиться от Кловертейла, компания остановится, пока они не выберут нового директора. Кловер создал юридический кошмар, чтобы защитить себя. Это даст ему месяц, два если Эппелджек решит попробовать поиграть в Министерскую Кобылу. Это бы задержало нас более чем на пятьсот единиц.

Он испустил многострадальный вздох.

— Почему Пинки Пай не может удержать своих «правоохранников» от досаждения аристократии и перестать вмешиваться в управление страной?

118
{"b":"582879","o":1}