ЛитМир - Электронная Библиотека

Внезапно Псалм набрела на коридор, достаточно сильно повреждённый, но при этом залитый светом! Аварийное освещение работало, несмотря на солидные бреши в стенах. Откуда-то раздался душераздирающий истеричный вопль. Я уже слышала подобный крик… крик боли… Так кричала одна кобыла, когда ей выжигали кьютимарку. Псалм левитировала свою снайперскую винтовку, проверила, заряжена ли она зажигательными патронами, и внимательно осмотрела коридор, держа оружие на изготовку. Я вспомнила его особенность, позволяющую стрелку видеть сквозь твёрдые предметы.

А потом она перевела взгляд вниз и застыла, распахнув свои жёлтые, налитые кровью глаза. Оружие грохнулось на пол.

— Нет. Не может быть… — Она медленно попятилась назад с выражение ужаса на лице. — Что… что за святотатство…

— Что? Что случилось? — спросила я Лакуну, но та не удостоила меня ответом. Так что мне пришлось просто просунуть голову сквозь пол. В конце концов, я ведь была частью этого воспоминания. Что же это могло быть…

Мне открылся вид огромного зала, заполненного баками и сияющей голубой субстанцией. Когда-то больших открытых ёмкостей было шесть, но две из них оказались разрушены, залив пол фиолето-зелёной жижей. Лишь в лабораториях Горизонта видела я вещи, подобные той, что лежала сейчас подо мной. Было почти невозможно различить, где заканчивалась эта волнистая субстанция и начинались металлоконструкции. Хаотичные разряды голубой энергии сверкали над этой ожившей магической массой, которая время от времени приобретала форму скрученной в мучительной агонии кобылы.

К своему ужасу я увидела, как за ограждение подвесного мостика отчаянно цепляется копытами кобыла персикового окраса в грязном лабораторном халате. Вокруг её тела обернулось щупальце голубой магии, тянущее её вниз.

— Нет! Нет! Селестия, нет! — вопила кобыла, в панике ухватившаяся за перила с такой силой, что мостки начали раскачиваться с жутким скрежетом. Но щупальца продолжали неумолимо тянуть вниз. В конце концов, её копыта не выдержали, и кобыла с ещё более отчаянным воплем сорвалась вниз, прямо в голубую массу. Её изувеченные ноги мгновенно увязли в мягкой воскообразной субстанции. А потом персиковое тело буквально растаяло, слившись с этой голубой массой. Зато в другом месте быстро начали формироваться куски новой плоти. Крылья, ноги, головы и рога вырастали прямо на моих глазах, набухая, словно почки на ветках. На свет появлялись аликорны, голубые и зелёные.

Внезапно меня выдернуло обратно через пол, потому что Псалм бросилась бежать. Даже смертельная доза радиации не могла ей сейчас помешать. Стены коридора размылись на мгновение, когда Псалм начала терять сознание, но ей удалось быстро прийти в себя и продолжить бег. Похоже, она неплохо знала внутреннее устройство Мерипони; полагаю, эти знания Псалм получила за время, проведённое в ДМД. Ноги принесли её в лабораторию под вывеской «разработка экспериментального вооружения», которая оказалась набита под завязку разнообразным хламом, талисманами и полусобранным оружием.

Отыскав талисман-целеуказатель, она бросилась к терминалу и начала быстро набирать что-то на клавиатуре. Несомненно, годы, проведённые в ДМД, Псалм посвятила отработке не только навыков убийств. Я заглянула ей через плечо, а затем перевела взгляд на призрачную Лакуну, которая по-прежнему отказывалась встречаться со мной глазами. Игнорируя идущую ртом и носом кровь, Псалм работала с усердием, которому позавидовал бы и П-21. Подсоединив талисман к терминалу, она вошла в сеть САОМТН, воспользовавшись программой взлома ДМД, набрала пароль «Литлхорн» и…

> Хуффингтонский Центр управления Мегазаклинаниями.

— Луна Милосердная… — выдохнула я, с ужасом глядя на экран. Сеть выдала сообщение, что доступ к объекту заблокирован ЭП-1101, и Псалм разочарованно всхлипнула, стерев копытом кровь и пот со своего мертвенно-бледного лица.

Затем я услышала его. Шёпот Богини, с каждой секундой становившийся всё громче и громче.

— Приди ко мне. Ты умираешь. Позволь мне спасти тебя, Твайлайт. Теперь в моих силах спасти любого.

Всхлипнув ещё раз, Псалм начала стучать по клавишам ещё энергичнее.

— Нет. Ты — не Луна. Не знаю, что ты такое, но ты — не она! — яростно прошептала она, не прекращая печатать. Но каждая новая попытка обойти блок неизменно натыкалась на ту же преграду. — Луна, прости меня и прими мою душу. Прости… молю, прости меня… Я верно служу тебе, Принцесса Луна!

Ей удалось войти в управляющую программу, получить доступ к сервисным службам и, наконец, найти режим запуска в ручном режиме.

> Внимание! Мегазаклинание в боевом режиме. Ручной запуск не рекомендуется. Цель?

Псалм довольно хмыкнула и улыбнулась, а затем перевернула талисман и начала очень внимательно набирать на клавиатуре буквенно-цифровой код, написанный на его обратной стороне.

Затем она нажала «Ввод». Талисман-целеуказатель сменил свой молочно-белый цвет на кроваво-красный. Псалм снова довольно улыбнулась.

— Ради тебя, Луна.

И с блаженным выражением на лице нажала кнопку.

На экране вспыхнула надпись:

> Допуск к ручному запуску Мегазаклинания заблокирован ЭП-1101. Запуск отменён.

Талисман снова окрасился в молочно-белый цвет. Несколько секунд Псалм тупо пялилась на него.

А затем раздался шёпот Богини:

— Ты… Ты не отсюда. Что ты делаешь? Почему пытаешься убить меня? Я ведь могу спасти тебя! Могу спасти кого угодно! Совсем как делали Твайлайт и её друзья.

— Ты — не Луна! — закричала Псалм, отшвыривая талисман, и на заплетающихся ногах поплелась к аптечке. — Ты просто… вещь! Я видела истинных Богинь, тварь! — воскликнула она, разглядывая пузырьки, а затем закинула в рот таблетку Бака и осушила несколько упаковок Антирадина и целебного зелья. Слегка поправив здоровье, Псалм начала рыскать среди ящиков с экспериментальным оружием, внимательно разглядывая ярлыки на них.

— Ты пришла сюда издалека. Я вижу твои воспоминания… — сочувственно произнесла Богиня. — Ощущаю то, что гложет тебя изнутри. Мне знакомо это чувство…

Крепко зажмурившись, Псалм прижала копыта к голове.

— Вон! Пошла прочь! — Затем она вернулась к поискам, бормоча под нос: — Пресвятая Луна Всемогущая, убереги меня от мрака и ужасов ночи. Стань незримой защитницей перед лицом тьмы и недругов наших. Даруй мне свою милость и покровительство. — Прочтя надпись на одном из ящиков, она улыбнулась. — И дай сил, дабы сокрушить врагов твоих.

Откинув крышку, Псалм заглянула внутрь ящика, где покоилось странное устройство в окружении полудюжины зелёных шаров с радужным глянцем. На табличке с техническими характеристиками большими буквами значилось: «Пусковая Установка Жар-Яиц».

— Ты безумна, — в ужасе прошептала Богиня. — Кто ты? Что ты задумала?

Псалм достала устройство из ящика и зарядила в него яйцо.

— Я служу Принцессе Луне. Этим я искупляю свои грехи.

— Ты убивала… Я вижу это… Чудовище! Прочь! — закричала Богиня, и сквозь пол просочились сияющие голубые щупальца, неистово извивающиеся в попытке схватить Псалм. Но та, водрузив на голову свой шлем, рванула с места с левитируемой над ней ПУ. Возможно всему причиной был принятый Бак, или Антирадин с целебными зельями, но мне хотелось верить, что вперёд её гнала уверенность в своих силах.

— О, Селестия… Я вижу… Вижу твои мысли! Вижу… Мэйнхеттен? Кантерлот? Хуффингтон? Их больше нет?! — ахнула Богиня, и следом я услышала приглушённые стенания других пони, уже влившихся в Единство. — В мире не осталось ничего, кроме смерти, а ты собираешься убить меня? Я ведь могу спасти тебе жизнь! Так же, как только что спасла её Твайлайт! Пожалуйста!

— Плевала я на свою жизнь! — воскликнула Псалм. Несколько сияющих щупалец устремились по коридору в её сторону. Подняв ПУ, она выстрелила в их сторону зелёным яйцом, а затем метнулась в сторону открытого люка. Псалм едва успела проскочить в него, прежде чем очередной взрыв потряс здание. Последовавший за этим жуткий грохот и металлический скрежет ясно давали понять, что часть здания начала рушиться в гигантскую воронку под ним. — Только Луна может спасти мою душу!

135
{"b":"582879","o":1}