ЛитМир - Электронная Библиотека

— Оставь меня, — слабо пробормотала Лакуна вслух. — Телепортируйся в безопасное место.

— Как только, так сразу. Мне повезёт, если я смогу прыгнуть метров на двадцать.

Тройка пегасов пошла на третий заход. Сами виноваты. В меня ударили малиновые заряды скорострельного лучемёта. По отдельности они были не так уж страшны, но с таким напором мне с ними не справиться, даже в броне. И я не обманывала, без поддержки зелёного аликорна мне не хватило бы сил телепортироваться на нужное расстояние.

Но это не значило, что я не могу телепортироваться на короткое расстояние прямо вверх.

В короткой вспышке я исчезла с поверхности земли. Спустя мгновение, как только я врезалась в центрального летуна, я поняла, что это была очень плохая идея. Я вцепилась копытами в его шею и грудь. Он изо всех сил пытался удержаться в воздухе и у него это неплохо получалось. Тут же другой пегас пришёл ему на помощь, схватив меня за спину. Большая ошибка. Мелькнувший меч легко срезал шлем вместе с оставшейся внутри головой. После этого оставшаяся пегаска-анклавовец открыла огонь по нам обоим и полёт моего скакуна вышел из-под контроля.

— Ох, говняный дождь! — завопил он и мы, кувыркаясь, устремились к земле и, тяжело рухнув, покатились, роняя моё оружие среди камней. Его скорострельный лучемёт разбился, рассыпав хрупкие компоненты по булыжникам. Когда мы, наконец, остановились, он со стоном повалился на бок. Я поднялась.

Другая летунья приземлилась, наступила копытами на мой меч и её оружие загудело. Мои пистолеты упали позади неё и мне потребовалось бы время, чтобы вернуть их.

— Что ты теперь сделаешь, а? — спросила она с издёвкой.

Пять магических пуль пробили её забрало и она рухнула замертво.

— Вот что, — ответила я её трупу и повернулась к последнему выжившему. Искорёженные пушки сковывали его крылья. Я леветировала меч и приблизилась к пегасу.

— О… о… пожалуйста! Не убивай меня! — запричитал он, захлопав крыльями в попытках подняться. — Мамочка! Папочка! Кто-нибудь! Помогите! — завизжал анклавовец.

Я срезала обломки его орудий, отбросила их в сторону и схватила его шлем копытами.

— Охранница не убивает пони, если может им помочь. А эта жар-бомба убьёт. Так что проваливай отсюда и передай всем, до кого достанет твоё радио, чтобы они присоединились к тебе! — я отпихнула его, но он просто торчал на месте. — Лети, придурок! — рявкнула я и он, присел и бросился наутёк.

К сожалению, эта атака отняла драгоценное время и отрезала мне путь к отступлению. Лакуна напрягала все силы, чтобы встать на ноги. Её рог всё ещё был обуглен.

«Мне так жаль», — сказала Богиня и я понимала, что она имеет в виду. За то время, что потребуется, чтобы перебросить ко мне фиолетовых аликорнов, бомба уже взорвётся. Она могла бы направить ко мне сразу нескольких из них, но это бы обрекло на гибель десятки зелёных и синих, которые ещё не успели эвакуироваться из зоны поражения. Никто из нас этого не хотел. Богиня попробует сотворить вокруг Мэрипони огромный щит, чтобы выиграть больше времени, но он продержится лишь до тех пор, пока она сама жива.

«Не волнуйся об этом», — ответила я, подбираясь под Лакуну и пристраивая её у себя на спине. — «Я просто сбегу».

— Блекджек, — начала было Лакуна.

— Я не собираюсь оставлять тебя. Даже не думай спорить, — коротко бросила я, разворачиваясь в направлении, ведущем подальше отсюда, и побежала так быстро, как могли нас нести мои копыта. Единство гудело от вопросов. Может ли ЛитлПип выжить в эпицентре взрыва? Спасутся ли дети Богини? Уцелею ли я? Смогут ли аликорны выжить в Пустоши без Богини? Как им жить, когда столько воспоминаний было отобрано? Когда столь многие считают их чудовищами.

Я просто побежала. Это всё, что я могла сделать. Подняв взгляд в небо, я увидела, как Хищники и Победоносный поспешно улетают прочь. Рой Анклавовцев как можно скорее пытался вернуться на свои корабли. Однако, мне некогда было их разглядывать. Я была не единственным живым существом, со всех ног бегущим по земле. Я заметила стайки Адских Гончих, получивших это предупреждение. Успеют ли они уйти?

Успею ли я?

Сомнительно.

Минуты сменились секундами. Все дети Богини уже были далеко. Все, кроме двоих. В стороне, я заметила пару больших клинообразных валунов около метра высоту и пару метров в длину, узкими концами направленных в сторону кратера. На этом голом ландшафте они были единственным, что можно было бы использовать в качестве укрытия. Богиня что-то говорила, но я сосредоточилась на том, чтобы добежать до камней и донести Лакуну. Прижавшись к ним спиной и распластавшись, я стала считать. Тридцать секунд. Пятнадцать. Десять. Пять…

Одна…

Ничего не происходило. Я моргнула и оглядела мёртвые деревья и камни.

— Вот только не говорите мне, что это была шутка, — пробормотала я и, высунув голову, посмотрела в сторону кратера.

Если бы мои глаза не были механическими, я, наверное, никогда больше не смогла видеть. В центре долины родилась вспышка ярче, чем всё, что я когда-либо видела прежде, и, казалось, от её ужасающего сияния застыло само время. На ум пришёл миф о Селестии, поднимающей солнце, но это было страшнее, чем гневная Селестия, вырывающая солнце из-под земли. Телепатический вопль Богини был похож на плачь самой земли. Изгиб долины совсем немного отклонил вспышку, ровно настолько, чтобы моё лицо и грива не сгорели в ту же секунду. Время снова по капле начало разбег и я повалилась на спину, под чудовищным свечением, заливающим всё вокруг. Почти мгновенно, каждое мёртвое дерево и куст занялись пламенем. Вопль Богини нарастал вместе с вздымающимся зеленовато-радужным пламенем, рвущимся в небо всё выше. Её щит уже прорвался, словно бумажный пакет с засунутой в него гранатой.

Затем, из основания пламени, от центра кратера начал расширяться странный мерцающий пузырь. Он расширялся во всех направлениях, прекрасный и пугающий. И когда он перевалил через край долины и пошёл через горящие леса, везде, где он проходил, пожары гасли жутким, расходящимся полумесяцем. Все стволы как один, изогнулись под его напором. Я чувствовала себя так, будто оказалась в ловушке ЗПС и не двигалось ничего, кроме этого страшного мерцающего пузыря.

Тут он врезался в меня и я едва не отлетела прочь. Скала уберегла меня от немедленной смерти, но каждый медицинский датчик моего ПипБака замигал красным, сообщая, что меня ударило с большей силой, чем я когда-либо могла себе представить. Даже упавшая на меня лодка не шла ни в какое сравнение с этим. Я не могла вздохнуть. Не могла пошевелиться. Едва могла даже думать. И, как ни странно, мне казалось, что я всё ещё слышу голос богини у себя в голове. Даже взрыв жар-бомбы не мог заставить её замолчать, по крайней мере в моём воображении.

Мёртвые деревья ломало как спички и уносило ветром. Я лежала на спине, почти с отстранённым интересом наблюдая как поднимающийся огненный шар настиг могучих Хищников и те закувыркались, словно игрушечные модели в водовороте. Один из них сломался прямо у меня на глазах, боевая машина из облаков и стали просто развалилась превратилась на множество обломков. Второй загорелся, устремившись к земле, как умирающий феникс, только на этот раз ему не суждено было возродиться.

Серьёзно, если бы я не ощущала внутреннего кровотечения, пока талисманы пытались восстановить меня, это было бы на самом деле крутое зрелище. Я была так изранена, что даже не чувствовала боли. Затем до меня докатилось первое содрогание земли. Мой взгляд вернулся к краю долины. По всей территории разливалось зловещее зелёное свечение. Оно укрывало землю так же, как огненный шар охватывал небо. Даже если бы я пережила ударную волну, от этого мне не спастись. Эта мысль принесла с собой странное облегчение.

— Нет, — сказала Лакуна, поднимаясь на ноги. Даже избитая и окровавленная, она встала перед лицом надвигающейся катастрофической стены зелёного пламени. За секунду, её раны исчезли, а тело увеличилось. Аликорн столкнулась со сметающей всё на своём пути огненной бури, нагар с её рога осыпался и глаза сверкнули фиолетовым светом.

176
{"b":"582879","o":1}