ЛитМир - Электронная Библиотека

— Нет. Ты не умрёшь здесь, Блекджек! Не умрёшь!

И вокруг нас соткался мерцающий щит, но не пузырём, а конусом, который, словно нос волшебного корабля, рассёк пламя как воду, заставив его огибать нас с обеих сторон. Не будь я наполовину синтетической, я бы оглохла от рёва, но сейчас пламя просто царапало её щит, вместо того, чтобы смести нас.

Сквозь прогалы в зелёном пламени, я могла видеть, как один из Хищников кувыркается в небе, будто отброшенный обиженным жеребёнком. Тут он развалился надвое и его обломки исчезли из виду. Я испуганно смотрела, как Лакуна увеличивается всё больше и больше, поглощая льющуюся вокруг нас энергию. Конечно я тоже её поглощала, но для меня это означала нечто гораздо менее приятное, чем прибавка сил и всплеск роста…

— Держись, Блекджек! — прокричала лакуна. Моё счётчик радиации перешёл из жёлтой отметки в красную. Сто с лишним рад в секунду. Я и не знала, что у счётчика есть такие значения.

— Держись! — закричала она, удерживая напирающий поток мерцающим полем. Она была не одинока. Вверху, я видела как прочь улетает Победоносный. Его гордые золочёные шпили оплавились, а вычурные декоративные конструкции сгорели, но его огромная масса, броня и расстояние от взрыва, уберегли осадную платформу Анклава от разрушения.

— Забавно. Никогда не думала, что меня доконает радиация, — пробормотала я. Даже с её щитом, жар стоял просто удушающий. Лакуна изо всех сил пыталась контролировать ситуацию, но она всё продолжала расти. Теперь лишь её магия аликорна сохраняла её в живых. Что до меня, я была устойчива к радиации, но между устойчивостью и нечувствительностью была огромная разница.

— Не смей умирать, Блекджек! — предупредила Лакуна, но здесь была так горячо, а я так устала, и неужели я этого не заслужила? — Блекджек? — позвала аликорн надо мной. Моё зрение начало гаснуть. Я блаженно забылась в тот момент, когда мир исчез в изумрудном аду.

— Блекджек! — закричала Лакуна, её вопль последовал за мной в край забвения.

* * *

До чего ж я ненавидела почти умирать. Сначала мне отрезали ноги, затем высосали душу… теперь я оживала после взрыва жар-бомбы. Если сказать, что я становлюсь знакома с опытом почти умирания, это звучит как-то жалко. Конечно, моё тело чувствовалось так, будто на него наступили. Поправка… будто на нём отплясывали. Всей танцевальной труппой минотавров. Со стальными копытами.

— Лакуна? — простонала я, открывая глаза. К моему удивлению, мой счётчик радиации был на нуле. Мы были на дымящейся окраине долины. Дым поднимался вокруг нас по всем направлениям. В стороне, в нескольких сотнях метров, словно разбитая детская игрушка, лежал зарывшийся носом в землю Хищник. Из образовавшегося внизу нового кратера исходило хаотичное свечение. Мэрипони полностью обрушилась в открывшуюся дыру, превратившись в перемешанные груды щебня.

Повсюду лежали тела. Дымящиеся пегасы, словно стальные воробьи, укрывали землю вокруг рухнувшего Хищника. Когтистыми глыбами лежали десятки обугленных Адских Гончих. Дым поднимался из их нор, как из вулканических жерл. Я подумала о том, как долго ещё под землёй будет бушевать пламя.

Забудь Девяносто Девятое, это было ничто. Считая Анклавовцев и Адских Гончих, этой бомбой ЛитлПип убила тысячи! Конечно, этих Адских Гончих и Анклавовцев нельзя было автоматически записать в хорошие и невинные, особенно после того, как меня атаковала та пятёрка, но такое количество смертей ошеломляло. Так или иначе, мне казалось, что план ЛитлПип, каким бы он ни был, должен был быть более продуманным. Выходец из Стойла должен был сделать… что-нибудь. Что-то лучшее. Предупредить Адских Гончих! Эвакуировать Анклавовцев! Хоть что-нибудь!

Вынырнув из дыма, ко мне подошёл синий аликорн. Я напряглась… но затем поняла, что в моей голове наступила тишина. Я могла разобрать слабый шёпот моей подруги, но не могла пробиться в то, что осталось от Единства. Вперёд вышел второй аликорн: зелёный. Затем ещё пятеро. Десять. Двадцать. Пятьдесят. Они молча смотрели на меня.

— П… привет? Лакуна?

В унисон, все они повернулись и посмотрели налево вдоль насыпи. Тут-то я её и увидела, колоссального фиолетового аликорна со шкурой такой тёмной, что та казалась чёрной. Она разговаривала со светящейся уродливой фигурой, впряжённой в деревянную небесную повозку. Я попыталась приблизиться, но не успела сделать и двух десятков шагов, как мой счётчик радиации взвыл и я снова попятилась.

— Лакуна? — позвала я. Затем узнала светящуюся пегаску-гуля. — Дитзи?

Какая ещё неупокоенная пегаска общается через надписи на дощечке? Гуль взволнованно улыбнулась мне и, написав что-то на доске, показала это аликорну.

— Мы попытаемся, — ответила Лакуна низким голосом, от которого у меня по всему телу побежали мурашки. Она выглядела взволнованной, затем повернулась ко мне. Её лицо сильно пострадало. А вдруг Богиня выжила? Вдруг она как-то завладела моей подругой? Почему она стала такой огромной? Она взглянула на меня сверху вниз, её глаза светились сплошным фиолетовым. Затем она слегка улыбнулась и мои страхи рассеялись.

— Блекджек. Ты выжила.

— Да уж. Похоже на то, — осторожно сказала я, глядя на обугленную землю вокруг. — Если у меня до сих пор не выросли крылья и я не гуль, полагаю, ты что-то сделала?

— Ты забыла: Твайлайт создала заклинание для очистки от радиации. Как только огонь погас, я использовала его, чтобы свести к нулю полученную тобой дозу, — прогрохотала Лакуна. Она повернулась, чтобы взглянуть на руины Мэрипони и я увидела на её боку что-то, что заставило меня… ну, заставило меня пожалеть, что моё сердце не может остановиться. Пять маленьких белых звёзд, окружающих шестую, фиолетовую. Хотя, этот символ не был ярким, как обычная кьютимарка… скорее, призрачным.

— Что… Что произошло? — выдохнула я. — Ты… всё ещё ты?

— Оба вопроса одинаково хороши, — ответила Лакуна. — Я полагаю, что в меня было помещено так много воспоминаний Твайлайт, что когда Богиня умерла, душа Твайлайт перешла в меня, а не в лучший мир, превратив меня во временный сосуд души. Я не знаю, как долго это продлится. Минуты? Часы?

— И ты будешь аликорном таких необычных размеров? — я указала на её огромную фигуру.

— Это побочный эффект от поглощённого мною умопомрачительного количества радиации, — ответила Лакуна, взглянув на меня сверху. — Ты несколько часов была без сознания, — тихо сказала она. — Тебе что-нибудь снилось?

Этот вопрос так сбил меня с толку, что я даже задумалась на секунду.

— Нет. Ничего не снилось. А что?

— Я забрала из тебя ментальный отпечаток Псалм. У тебя останутся лишь воспоминания о ней, а не её память. Больше она не побеспокоит тебя, Блэджек.

Она закрыла глаза.

— Прощальный подарок.

О, мне не понравилось, куда она клонила.

— Ты что задумала, Лакуна? Ты меня пугаешь? Для чего здесь Дитзи? Что происходит?

Паника начала грызть мой позвоночник. На меня накатило непреодолимое желание действовать, вне зависимости от того, какой потоптанной я себя чувствовала.

— ЛитлПип планировала сбежать, пока мы ищем бомбу. Приход Анклава нарушил этот план. Ксенит ушла на грифинчейзере, но уровень радиации по всей долине так высок, что друзья ЛитлПип не могут вернуться. Поэтому они отправили Дитзи найти её, — торжественно сказала Лакуна таким тоном, как если бы кто-нибудь пытался отогнать плохие вести.

— Не похоже, что это возможно, — тихо сказала я. Как кто-нибудь мог выжить там, а если бы и так, то как помочь им выбраться?

— Я могу что-нибудь сделать? — спросила я слабо, не решаясь высказать свои опасения, что ЛитлПип скорее всего превратилась в радиоактивное желе. Среди этих руин, даже с магическим прицелом, поиск спасательной комнаты может занять часы… дни… если она вообще выжила.

Дитзи притопнула копытом и постучала по своей дощечке. Лакуна взглянула и покачала головой. Я подумала, что могла написать пегаска… я не могла сказать. Я больше не могла подключаться к сознанию аликорна. Дитзи прикусила губу, поднялась в воздух и полетела в сторону кратера.

177
{"b":"582879","o":1}